2016-08-24T02:49:49+03:00

Врач Андрей Вотяков, избивший тяжелобольного пациента, получил 5 месяцев исправительных работ

А следователи ведут проверку по факту смерти еще 11 пациентов пермского Города сердца [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments161
Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ
Изменить размер текста:

- Thank you, тhank you... - мотал головой подсудимый Андрей Вотяков после оглашения приговора.

- Вы забыли русский язык? - спрашивали мы.

А оскандалившийся врач лопотал на английском: никаких комментариев и точка.

Сегодня, 12 мая, мировой суд Ленинского района Перми вынес приговор по делу заведующего отделением анестезиологии и реанимации пермского "Города Сердца" Андрея Вотякова, который избил беспомощного больного - пенсионера из Кирова Николая Кулешова, который позже скончался.

Напомним, скандал вылился наружу, когда в Интернете появилось скандальное видео. На записи четко видно, как Вотяков, заведующий отделением анестезиологии и реанимации федерального центра сердечно-сосудистой хирургии (Города сердца), дубасит кулаками обездвиженного - прикованного к постели - пациента.

Ролик выложил медбрат, у которого не ладились отношения с начальником, вот он ему и отомстил, переснял на мобильный телефон запись (в палатах велось видеонаблюдение) и выложил на всеобщее обозрение.

Вотяков свою вину признал полностью и каялся перед судом.

- Я с самого начала полностью признал свою вину и искренне раскаиваюсь в содеянном. Жизнь уже сильно меня за это наказала. Я приношу свои извинения родственникам погибшего. Не знаю, как они к этому отнесутся, но я искренне прошу прощения.

По его словам, он не сдержался, у него был нервный срыв. Как он рассказывает, после 36-часовой смены зашел проверить состояние послеоперационного больного - тот был возбужден и вел себя, по свидетельствам медиков, настолько агрессивно, что пришлось его привязать к кровати.

Делалось это для того, чтобы в первую очередь обезопасить пациента от себя самого - тот буянил, срывал бинты на себе, выдергивал трубки и дренажи, материл весь персонал и плевался.

Вотякову доложили, что больной уже ударил медбрата и укусил за руку медсестру, и когда тот тоже начал его оскорблять, он, говорит, очень сильно обиделся - врачи столько для больного сделали, а тот грубит и дерется. И тогда он сорвался: два раза ударил егo - по лицу и в грудь.

Пациент, избитый анестезиологом, скончался. Чуть меньше года следствие и суд разбирались - виновен ли врач в его смерти.

По делу проводились две экспертизы. Экспертиза, которую проводили в рамках уголовного дела в Кирове, установила, что между побоями и смертью пациента причинно-следственной связи нет, поэтому судили Вотякова по статье «Побои». Максимум, что по ней можно получить - штраф до 40 тысяч рублей, исправительные работы или арест до трех месяцев.

Результаты другой экспертизы - которую сыновья погибшего провели в Новосибирске и которая установила, что были дефекты в лечении, и есть связь между побоями и тем, что состояние больного резко ухудшилось - в суде не рассматривались. По мнению суда, для этого не было оснований. Родственники погибшего заявили отвод судье, который не стал рассматривать выводы независимой экспертизы. Ходатайство было отклонено.

Гособвинение требовало наказать Вотякова исправительными работами сроком на 5 месяцев. Столько же дал и суд. 10 процентов от зарплаты в течение этих пяти месяцев бывший врач должен перечислять государству. Сто тысяч рублей он выплатит родным погибшего - в счет компенсации морального вреда (те просили миллион рублей). Кроме того, он лишен права заниматься медицинской деятельностью на два года.

- Суд согласился с нашим мнением, - говорит гособвинитель Сергей Кутуев. - Это достаточно строгое наказание по выдвинутой статье. Другой вопрос, что случай с Вотяковым, причины совершенного им преступления - это не стечение обстоятельств. А порочная практика проведения большого количества операций и оттого большая загруженность медперсонала. Поэтому есть вопросы к руководству Центра по организации работы: по методу их проведения и качеству.

- Вина Андрея Вотякова в том, что он бил пациента, доказана, это самое главное, на мой взгляд, - считает координатор общественной инициативы «Нет бессердечию» Аркадий Константинов. - Кроме того, нельзя вырывать этот процесс из общего контекста выявленных нарушений и злоупотреблений, которые имеют быть в федеральном Центре, и я надеюсь , что на этом все не остановится, что будут поставлены точки над «i».

Родственники погибшего на приговор не приехали. Они собираются обжаловать его в вышестоящей инстанции, поскольку считают его неоправданно мягким.

МЕЖДУ ТЕМ

Следователи ведут проверку по факту смерти еще 11 пациентов пермского Города сердца

Родные умерших хотят остановить «смертельный конвейер»

Пермские следователи ведут проверку по факту смерти еще нескольких пациентов в пермском Центре сердечно-сосудистой хирургии.

- К нам поступило 11 заявлений от родственников, - сообщил нам зам. руководителя следственного отдела Ленинского района г. Перми СУ СКР по Пермскому краю Дмитрий Постников. - Проверка таких материалов - достаточно долгая процедура. Для консультаций мы привлекаем медицинских экспертов из Екатеринбурга. После проверок по пяти материалам в возбуждении уголовных дел отказано. По остальным шести ведутся комплексные судебно-медицинские экспертизы.

В Интернете существует целое сообщество «Пострадавшие от деятельности Суханова» (главврач Центра). Там объединяются люди, чьи родственники умерли после операции в пермском центре.

Объединяются они вокруг Аркадия Константинова - военного журналиста и преподавателя, потерявшего пятилетнюю внучку после операции в Городе сердца. Ему удалось всколыхнуть СМИ и общественность.

«АНЕЧКУ ПОХОРОНИЛИ БЕЗ СЕРДЦА»

Анна Фаткуллина, 5 лет 05.07.2007 - 4.01.2013

Пятилетняя внучка пермского журналиста Аркадия Константинова Анечка Фаткуллина скончалась от синегнойного сепсиса.

- Анечка была очень жизнерадостная, занималась танцами и плаванием, - рассказывает Константинов. - Во время медосмотра у нее обнаружили врожденный порок сердца, врачи уговорили сделать операцию.

Родители девочки - семья живет в Екатеринбурге - выбрали пермский «Город Сердца». 13 ноября 2012 года в сердце Анечки вживили искусственный митральный клапан. Операцию делал сам Сергей Суханов.

Врачи подбадривали родных: «Все будет отлично, уже летом сможете поехать на море». А после выписки у девочки поднялась температура, кружилась голова, ее тошнило.

Родители бросились в центр, а там их отбрили: поводов для беспокойства нет, у девочки - банальное ОРВИ. Вскоре малышка уже не могла кушать, теряла сознание, появились сильные мучительные боли.

«Глаза закрыты, в контакт не вступает, постоянный надрывный громкий крик. Состояние аналогичное коме. Единственное ощущение - невыносимая боль», - Константинов наизусть помнит строчки из медицинских документов пятилетней внучки. У военного корреспондента, видевшего смерть в «горячих точках», наворачиваются слезы.

У ребенка оказался сепсис - заражение крови, вызванное синегнойной палочкой. Обычно инфекция передается в больницах через зараженные полотенца, растворы, инструменты, которые не были обработаны дезинфицирующими средствами.

- Анечку положили в реанимацию. Она чувствовала себя все хуже, но нас к ней не пускали. А когда ей стало совсем плохо, маме все-таки разрешили находиться в палате. Она пела ей песни, рассказывала сказки, вдруг дочка ее слышит... Надеялась на чудо.

4 января девочки не стало.

- Анечка покоится без сердца. Его вынули для экспертиз, чтобы разоблачить бессердечие, - говорит Константинов. - Это поставленное на конвейер, оборачивающееся низким качеством и браком «продукции» скальпельное производство. Зримое проявление «синегнойности» отечественной системы здравоохранения.

После смерти внучки Аркадий Константинов обивал пороги всех инстанций, просил, требовал обратить внимание на «Город сердца».

И даже нашел смелость выйти на пикет на крыльцо краевой администрации. Он - человек, приученный к военной дисциплине и не привыкший к акциям протеста, в одиночку молча стоял с портретом погибшей внучки.

Константинов встретился с губернатором Пермского края. Виктор Басаргин подтвердил: проблемы есть, и он возьмет ситуацию под личный контроль.

В центре надзорные органы провели проверку.

Из протокола об административном правонарушении: « …проверяющие обнаружили скопления кишечной палочки…врач-реаниматолог и медсестры работали, не снимая ювелирных украшений…контроль проводится микробиолабораторией, у которой отсутствует аккредитация… центр не в полном объеме обеспечивал мероприятия по предупреждению инфекционных осложнений после хирургических вмешательств. Ане Фаткуллиной, инфицированной синегнойной палочкой, был назначен антибиотик цефтрикасон, не оказывающий влияние на гибель этой самой палочки».

Вывод комиссии однозначен: «Вышеуказанные нарушения способствовали причинению вреда жизни и здоровью больной Фаткуллиной А. при пребывании в ПФЦССХ».

По факту смерти внучки Константинова следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». Расследование продолжается.

«КАК КАРТА ЛЯЖЕТ, СКАЗАЛ МНЕ ПАТОЛОГОАНАТОМ»

Машенька Дедова, 1 месяц 13. 08. 2012 – 15.09. 2012

Когда пермячка Елена Дедова поняла, что беременна, радости не было предела. 14-летняя дочка от первого брака, как у мамы появился новый муж, уже давно приставала: «Хочу братика или сестренку». УЗИ показало, что родится девочка. Врачи уже тогда ставили диагноз: малышка родится с врожденным пороком сердца и советовали не медлить после рождения дочки с операцией. Муж пропадал на работе, стараясь обеспечить семью, а Лена с Анькой бегали по магазинам: выбирали для Машеньки - такое имя подобрала для дочки Елена - пеленки, чепчики, ползунки, игрушки.

Машенька родилась 3 кг 18 граммов. Ее забрали от мамы и поместили в инкубатор, а потом увезли в Город сердца. Операцию 1 сентября 2012-го делал Михаил Суханов, сын главврача центра. Маму заверили: все прошло успешно. 48 часов, которые считаются критическими, Машенька перенесла. На третьи-четвертые сутки ее отключили от аппарата искусственного дыхания, она дышала сама. Но на 6-7 день на УЗИ на сердце малышки обнаружили маленькое пятнышко.

- Меня успокаивали, что так бывает, это какая-то внутрибольничная инфекция, - вспоминает Елена.

Девочку - снова на операционный стол. Через неделю маме сообщили, что малышка умерла, сердце ее не выдержало.

У ребенка оказался сепсис. Занесенная инфекция оказалась синегнойной палочкой.

- В морге мне сказали, что это бывает очень редко, но за одну неделю уже пятого ребеночка привозят из реанимации, - говорит мама умершего младенца. - Как карта ляжет, сказал мне патологоанатом, значит, судьба ваша такая.

По ее словам, врачи центра оправдывались, что это либо она заразила дочку, либо ей занесли инфекцию в роддоме.

- Странная позиция. Не было-не было сепсиса, а через несколько дней после операции он появился, - возмущается мама Машеньки. - Если от синегнойной палочки пациенты умирают, разве нельзя от нее избавиться? Продезинфицировать инструменты, убраться в помещении, помыть руки, в конце-то концов. Я не понимаю, зачем делать сложнейшие операции по нескольку часов, чтобы потом терять больных из-за инфекции?.. Главное количество, а не качество?

Родителям кинулись к юристам, те посоветовали обратиться в Санкт-Петербург, чтобы питерские медики вынесли свой вердикт, из-за чего умерла девочка. Но стоит экспертиза недешево - около 70 тысяч, а у семьи нет таких денег.

Елена написала в Министерство здравоохранения, те переправили ее жалобу в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения. Тишина, ответа нет.

«ЕСЛИ СРОЧНО НЕ СДЕЛАЕТЕ ОПЕРАЦИЮ, УМРЕШЬ»

ОЛЕГ КОЧЕРГИН, 51 год 19.06.1961 - 25.04.2013

Пермяк Олег Кочергин умер 25 апреля в 8 утра в центре. В марте во время лыжной прогулки 51-летний Олег почувствовал жжение в груди. - Возраст все-таки, - сказал он жене и пошел сдаваться терапевту. Та отправила к кардиологу. - Кардиолог в частной клинике все пыталась вызвать «Скорую» и отправить мужа в Город сердца. А муж отказывался наотрез. 1 апреля сам пришел туда, - рассказывает его жена Валентина. - Ему говорят, что у него ишемическая болезнь сердца и надо сделать операцию. Он спрашивает: «У меня есть выбор?». Врачи: «Нет. Если вы не сделаете операцию, через месяц умрете, у вас будет обширный инфаркт». После операции у Олега Кочергина, которому поставили шесть шунтов, началось кровотечение. Через несколько часов снова сделали операцию.

- Отцу перед операцией давали гепарин. Он должен разжижать кровь, - рассказывает дочь погибшего Валерия. - А у него организм не принимал его. Кровь начала сворачиваться. Почему врачи сразу не определили, что гепарин ему не подходит?..

По словам вдовы и дочери умершего, никто не хотел говорить, что происходит.

- Врачи с нами не разговаривали. У Суханова времени на нас не было. Когда мы поймали Андрея Вотякова, он, знаете, как с нами разговаривал? Несся по лестнице, мы вслед за ним. Потом все-таки остановился, невнятно говорит: у вашего мужа шансов нет, у него началась гангрена, кто резал, с того и спрашивайте.

По смерти Олега Кочергина следователи проводят проверку. Назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза.

По заявлению Росздравнадзора суд присудил центру выплатить штраф - 100 тысяч рублей. Было выявлено, к примеру, что перед плановой операцией Кочергина не осматривал врач-анестезиолог. Некорректно велась медицинская документация. Были нарушены права пациента на получение качественной медицинской помощи.

«МУЖ УМИРАЛ У МЕНЯ НА РУКАХ»

АЛЕКСЕЙ ЧУРАКОВ, 34 года 26.05. 78 - 3.04. 2013

У 34-летнего Алексея Чуракова из Кирова был врожденный порок сердца, врачи настояли на операции и отправили пациента в Пермь.

Алексей - монтажник окон, у него двое детей, сейчас им 8 и 6 лет.

- Я поехала с мужем, - рассказывает вдова Евгения. - 27 ноября сделали операцию. Мне пообещали, что через неделю поедем домой, но неожиданно у мужа поднялась температура. Врачи объяснили: «Так бывает», а через четыре дня лечащий врач замотал головой: «Что-то не так, какая-то инфекция». Срочно сделали вторую операцию, а потом сказали, что это синегнойная палочка.

Евгению успокоили: ничего, мол, страшного, пропьет антибиотики.

В итоге Алексей пролежал в больнице около трех недель, все это время Евгения не отходила от мужа ни на шаг.

Уже дома, в Кирове, у Алексея периодически поднималась температура, а потом наступило резкое ухудшение. Кировские врачи, по словам Евгении, отправляли больного в Пермь со словами: где врачи заразили, пусть там и лечат. И Чураковы поехали обратно.

- Он умирал у меня на руках, - вспоминает пережитый ужас Евгения. - Это очень страшно, очень больно, когда у родного человека агония смерти. Он не мог дышать, у него был отек легких. Весь организм был поражен: отказывали почки, печень…

3 апреля 34-летний мужчина умер от заражения синегнойной палочкой.

Проверка, проведенная Росздравнадзором, выявила, что инфекцию занесли во время первой операции.

Пермский краевой суд признал законным штраф в размере 100 тысяч рублей, который получил пермский «Город сердца» за грубые нарушения при оказании помощи пациенту.

Центр пытался опротестовать штраф, вынесенный Ленинским районным судом Перми, однако краевой суд оставил наказание в силе.

Решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту смерти Алексея Чуракова.

Следователи ведут проверку. Проводится комплексная судебно-медицинская экспертиза.

«МАМА, ТЫ НИКОГДА НЕ ПРЕДАШЬ СВОЕГО СЫНА»

ДМИТРИЙ ЧУДИНОВ, 14 лет 8.02. 1998 - 2.12.2012

Надежда Чудинова, наверное, вслепую бы нашла две дороги - в церковь и на кладбище к сыну. - В огороде у меня две грядки Димкины - цветы на кладбище, - прячет навернувшиеся слезы 43-летняя женщина. - Я часто к нему прихожу на могилку, чтобы он чувствовал, что мама рядом.

Дима Чудинов до 14-летнего возраста никогда не жаловался на сердце. 176 сантиметров роста, 43 размер обуви. Любимец одноклассников. Дима был открытым добродушным мальчиком. О его доброте в школе знали все. Гонял на велосипеде, играл на гитаре. Плохо ему стало в детском лагере. Приступ за приступом. Лечились. После этого боли в сердце не оставляли мальчика.

В Городе сердца сказали, что Диме нужна операция. Но стоит она дорого. Около миллиона рублей. Надежда работает на хлебопекарне, муж шабашит на стройках, откуда семье такие деньги? В Центре посоветовали обратиться в благотворительный центр, дали адрес, помогли написать заявление. Ждали, когда оттуда перечислят деньги.

Когда подростка положили в больницу, он спрашивал у врачей: «У меня скоро в школе концерт, успею я выписаться?» «Конечно, успеешь», - успокаивали те. - 19 ноября к 9 часам привезла Диму для обследования на Сибирскую, 84, - рассказывает мама Дмитрия Чудинова. - После работы приехала к сыну, переночевала в больнице. Утром уехала на работу. Сыну сказала, что приеду к нему после работы сразу. В этот же день Диму увезли на Луначарского, 95. Телефон его не отвечал. В 14-51 Дима отправил последнее смс подруге: «Не могу говорить, ходить. Будешь помогать».

Когда Надежда приехала к сыну, Димы в палате не было. Он был в реанимации.

- Диму после операции положили в палату общую со взрослыми мужиками. От больных услышала, что Диме стало плохо. Он попытался встать с кровати и упал, закричав от боли. Я буквально на час не успела к нему, - говорит Надежда. - Потом говорили, что только во время операции обнаружили, что у него был рубец на сердце, якобы раньше у него был инфаркт, говорили, что у него генетические какие-то отклонения. А хирург говорил врачам: «Признайтесь, честно, длительное время сердце было без крови и кислорода». Нельзя ему было сразу и РЧА и ЭФИ делать, тем более, что он недавно переболел ОРВИ. Дмитрий Чудинов умер через две недели, 2 декабря. Одноклассники создали специальную Димкину группу в соцсетях после его смерти, как будто с ее помощью можно по-прежнему общаться с Димкой.

- Нам очень помог Павел Миков, уполномоченный по правам детей. Мы даже не знали, что в возбуждении уголовного дела нам отказали, - рассказывает мама мальчика. - Сейчас снова проводится проверка. Я очень хочу, чтобы врачи были наказаны. Но еще больше, чтобы больше никто не умер, как мой сын. Надежда показывает записку от сына и плачет. Он написал ей перед операцией: «Мама родная! Спасибо тебе за ласку и нежность материнскую. Я люблю тебя, Мама! Мама в будущем, когда я построю дом, я не оставлю тебя. Мама, я знаю, я для тебя всегда маленький и любимый сын! Я хочу, чтобы ты была всегда здоровой и счастливой!!! Мама , спасибо, что ты помогаешь выздороветь!!! Мама я благодарен тебе! Что помогла и помогаешь расти! Я знаю, ты никогда не предашь своего сына!!! Я хочу, чтобы ты жила вечно!!!»

В марте этого года в возбуждении уголовного дела снова отказано - не установлена причинно-следственная связь между действием-бездействием врачей и смертью школьника.

ПРО КОНВЕЙЕР И ВЕРБОВКУ

Наталья Козиолова, главный кардиолог Пермского края с 2006 по 2012 гг., президент общественной организации Пермское краевое кардиологическое общество:

- Очень прискорбно, что тревогу в связи с тем, что происходит в центре сердечно-сосудистой хирургии, забили первыми родные пациентов, а не мы, кардиологи, не Минздрав. То, что у нас есть федеральный центр - это прекрасно. Но сама система работы и организация процесса требуют реорганизации.

Федеральный центр - должен жить. Другой вопрос, что нужна реорганизация. В центре работают профессионалы своего дела, очень высококлассные врачи. Но неправильна сама организация процесса, при которой как раз и возникают срывы, как у Андрея Вотякова, который вынужден был работать в течение 36 часов, и возможно, поэтому совершил античеловеческий поступок. И возникают осложнения. Есть подозрения, к примеру, на высокую частотность в центре гнойных септических осложнений после операции. Хотя в центре делают плановые операции, не экстренные, и риск должен быть минимальным. Синегнойная палочка - эта инфекция внутрибольничная, ее очень сложно подхватить в домашних условиях. Гнойно-септические осложнения чаще всего проявляются на 7-9 день после операции, когда пациент обычно уже выписан из больницы. И поэтому это никак не отражается на статистике центра.

Необходимо проанализировать частоту осложнений в центре, понаблюдать за послеоперационными больными в течение какого-то продолжительного времени, и тогда уже делать выводы.

Пермский врач Андрей Вотяков, избивший тяжелобольного пациента после операции, получил 5 месяцев исправительных работ. Алексей ЖУРАВЛЕВ

 
Читайте также