Происшествия1 октября 2014 20:25

Пиротехник из «Хромой лошади», виновный в гибели 156 человек, пытался выйти по УДО

Но суд оставил Сергея Дербенева в колонии шить форму полицейским
Пиротехник Сергей Дербенев показывал на суде различные виды фонтанов и пытался уверить всех, что пожар в ночном клубе не мог загореться от фейерверка.

Пиротехник Сергей Дербенев показывал на суде различные виды фонтанов и пытался уверить всех, что пожар в ночном клубе не мог загореться от фейерверка.

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

- Я нахожусь уже в зрелом возрасте, давно сформирован как личность, как человек. Имею семью, работу. Сейчас я осужден и отбываю наказание в местах лишения свободы за преступление, совершенное по неосторожности. Каким я был раньше человеком, таким я уже и выйду. Исправлять меня, чтобы я не совершал новых преступлений, - это просто смешно. Я не делал их раньше и не собираюсь делать, поэтому прошу суд рассмотреть вопрос о моем условно-досрочном освобождении, - говорил на суде пиротехник "Хромой лошади" Сергей Дербенев, которого осудили на пять лет лишения свободы.

В среду, 1 октября, в суде города Усолье (это север Пермского края) решали вопрос об УДО одного из виновных в страшном пожаре в ночном клубе "Хромая лошадь". Пиротехник Сергей Дербенев, который устроил смертельное шоу, отсидел в общей сложности 1 год и 8 месяцев (из пяти лет, назначенных судом) и теперь считает, что ему пора на свободу.

5 декабря, напомним, будет уже пять лет, как трагическая ночь оборвала жизни 156 человек, еще десятки людей получили тяжелые травмы, многие навсегда остались инвалидами.

На скамью подсудимых сели восемь человек - это пиротехники, менеджеры клуба и представители Госпожнадзора Прикамья, которые регулярно ходили в заведение с проверками, но не замечали вопиющих нарушений: несогласованную перепланировку, горючую отделку потолков и стен, узкие проходы и слишком большую скученность столов в зале для гостей.

Судебный процесс шел громко и очень нервно. Приходило очень много журналистов, пострадавших, родственников погибших. Со временем суд стал напоминать заунывную шарманку. Постоянно болел главный фигурант дела - хозяин "Лошади" Анатолий Зак, родила ребенка и сидела в декрете пожарный инспектор Наталья Прокопьева, менялись адвокаты, а новым требовалось время, чтобы изучить материалы дела.

В итоге суд шел два с половиной года, в апреле 2013-го вынесли приговор - почти 39 лет тюрьмы на всех.

Директор пиротехнической компании "Пиро-цвет" Серегей Дербенев был признан виновным по статье "Нарушение правил использования пиротехнических изделий, повлекшее гибель людей". Максимальное наказание по этой статье - 5 лет лишения свободы.

Столько же запросил государственный обвинитель, столько же дал и суд. К моменту приговора Дербенев отсидел в СИЗО уже полгода, то есть оставалось сидеть еще 4 с половиной года. На данный момент треть срока позади, а это значит, что у Дербенева уже наступило право на УДО.

Пиротехник выучился швейному делу

На суде выяснилось, что Сергей Дербенев уже переведен из колонии общего режима в колонию-поселение. Выглядит как и раньше - уверенно и спокойно, в черной форме заключенного.

Правда, потребовал запретить суд проводить в зале заседания фото и видеосъемку - судья его ходатайство удовлетворил.

В колонии он успел окончить профессиональное училище, получил специальность оператора швейного оборудования и теперь трудится в швейном цехе. Шьет форму полицейским и сотрудникам ФСБ.

Что еще? Принимает активное участие в культурно-массовых мероприятиях, был поощрен за успехи в работе и примерное поведение, трудится на благоустройство колонии. С администрацией ИК и другими осужденными не конфликтует, выглядит опрятным, кровать и тумбочку содержит в чистоте...

"Я не собирался прохлаждаться на нарах"

Когда Дербеневу дали слово, говорил он долго, пытаясь быть убедительным:

- Я пенсионер, ветеран вооруженных сил, имею государственный награды по защите Отечества. Служил в Закавказье в период локальных конфликтов. С момента прибытия в колонию, позиция у меня была одна: не переохлаждаться на нарах, а приносить пользу. У меня было много специальностей, теперь есть еще одна - оператор швейного оборудования. Что делать, если других там больше нет?

Осужденный пиротехник сказал суду, что выплачивает и деньги потерпевшим.

- Я добровольно принял решение отдавать всю свою пенсию в пользу исков, - утверждал Сергей Дербенев. - На 1 августа погашено 92 тысячи рублей. Также деньги выплачивает и мой сын (Игорь Дербенев осужден по той же статье, что и отец, отбывает наказание в Ныробе, - Ред.). У него пенсии нет, в колонии ему ничего не платят, поэтому деньги в счет погашения собирают наши друзья и приносят в семью. Мы будем платить, вопрос в том, сколько мне нужно прожить и проработать, чтобы выплатить 98 миллионов рублей, назначенных судом.

Чем собирается заниматься пиротехник, оказавшись на свободе?

- У меня, к примеру, есть профессия сценографа, думаю, что смогу трудоустроиться.

Вину не признает и не раскаивается

Однако представители исправительной колонии против освобождения Дербенева из колонии: вину свою он так и не признал, не раскаялся, иски еще не погасил...

- Как я погашу иски, находясь в колонии? - кипятился Дербенев. - Я вкалываю швейником с утра до вечера, даже не получая за это заработную плату - ни копейки. Что значит не раскаиваюсь? Я должен это кричать на всю колонию? Еще на том суде я сказал, что искренне соболезную потерпевшим за то, что так случилось. Мне очень жаль, что в ту ночь я не был в клубе и не имел возможность хоть что-то сделать, чтобы помочь сыну избежать того, что произошло.

Против освобождения и прокурор.

- Осужденный Дербенев отбывает наказание за преступление, которое вызвало большой общественный резонанс, - сказал на суде заместитель березниковского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях советник юстиции Юрий Тимофеев. - Считаю, что не достигнута цель уголовного наказания - восстановление социальной справедливости и исправление осужденного. Считаю, что освобождение Дербенева преждевременно, он нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

В итоге суд в условно-досрочном освобождении Дербеневу отказал, посчитав, что делать это преждевременно.