Boom metrics
Общество7 июля 2024 16:25

Об этом знали всего двое – одна мертва, второй молчит: за что 16-летний подросток сжег свою подругу детства в Октябрьском

Суд по этой громкой истории длился больше двух месяцев, вынесен приговор, но ставить точку в этом деле еще рано
Ярослава скончалась в больнице 18 июля. Фото: Николай Оберемченко/Личная страница Ярославы Шиховой ВКонтакте

Ярослава скончалась в больнице 18 июля. Фото: Николай Оберемченко/Личная страница Ярославы Шиховой ВКонтакте

Трагедия с 16-летней Ярославой из небольшого поселка Октябрьский на юге Пермского края за считанные дни вырвалась далеко за его пределы и за судьбой школьницы, которую изнасиловал и заживо сжег друг-одногодка, следили тысячи людей со всех уголков нашей страны и даже за рубежом. Все 10 дней, пока за жизнь девочки боролись медики, люди молились и верили, что она будет жить вопреки всем прогнозам. Но врачи не боги, а 85% процентов ожогов тела, которые получила Ярослава, - это приговор, и 18 июля 2023 года ее сердце остановилось.

Родители Ярославы бесконечно ее любили. Фото: личная страница убитой девочки ВК

Родители Ярославы бесконечно ее любили. Фото: личная страница убитой девочки ВК

Подростка задержали, но по поселку пошли слухи, что у него были сообщники. Жители Октябрьского создали петицию, где требовали найти и наказать всех причастных к жестокому преступлению. Под документом подписались более 150 тысяч человек, а сельчане, упрекая оперативников в бездействии, были готовы штурмовать здание местного отделения полиции.

В декабре расследование уголовного дела закончилось, но новых подозреваемых не появилось. Мы подробно объясняли, откуда взялась версия про сообщников, и почему это оказалось несостоятельной.

В апреле начался суд. Он проходил в закрытом режиме, так как речь шла о половой неприкосновенности и о несовершеннолетних. Подростка судили по трем статьям УК: убийство, совершенное с особой жестокостью, изнасилование и умышленные уничтожение или повреждение имущества. Но в силу возраста, ему грозило не больше 10 лет. Почти такой срок он и получил. 24 июня его признали виновным по всем трем статьям и приговорили к 9 годам 10 месяцев воспитательной колонии.

Судья зачитывает приговор подростку

Судья зачитывает приговор подростку

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Однако ставить точку в этом деле рано – адвокаты осужденного уже подали апелляцию, затем они подадут кассацию и будут делать все, чтобы оправдать своего подзащитного. Они убеждены, что он ни в чем не виновен, что его показания были получены под давлением, а следствие велось с массой нарушений.

Мы выслушали их мнение, поговорили с адвокатом родителей Ярославы, и постарались ответить на главный вопрос, который до сих пор мучает многих: что заставило 16-летнего подростка убить свою подругу одним из самых бесчеловечных способов. Но чтобы во всем разобраться, сперва нужно вспомнить обстоятельства того вечера.

Споткнулась и упала

- Днем 7 июля мы договорились с Ярославой, что ночью она придет ко мне в гости, так как мои родители вечером уедут на речку с ночевой, - рассказывал на допросах Степан. – Дома мы выпили три стопки самогона, причем сам я пил ранее приготовленную воду. Через некоторое время мы поднялись в мою комнату, посмотреть фильм, легли на кровать, начали целоваться, после чего между нами по обоюдному согласию был половой акт.

Потом, по словам Степана, Ярослава попросила налить ей еще самогона, выпила, ей стало плохо, и она захотела на свежий воздух. На улице Ярославе немного подышала, и захотела пойти в гости к своей подруге за линию. Степан предлагал пойти позже, но Ярослава настаивала.

- Тогда я предложил зайти домой и одеться, мы зашли, но одеть себя она не дала, тогда я сложил ее вещи в рюкзак, и мы вышли на улицу.

По словам Степана, когда они шли вдоль ж/д путей, Ярослава споткнулась, упала и ударилась головой. У нее пошла кровь. Степан проверил пульс – он не прощупывался. Тогда он перенес ее тело с путей, чтобы ее не сбил поезд и пошел домой. Понимая, что Ярослава умерла, и его могут обвинить в ее убийстве, Степан решил избавиться от своих следов на ее теле. Он взял из дома пластиковую бутылку, слил туда бензин с маслом, который использовался для газонокосилки, вернулся к ж/д путям, еще раз проверил пульс Ярославы, по его словам, пульса не было, тогда он облил ее бензином и поджег.

На месте, где нашли Ярославу, обуглилась земля.

На месте, где нашли Ярославу, обуглилась земля.

Первые месяцы следствия подросток не отрицал, что обливал Ярославу бензином, но в октябре, когда увидел окончательное обвинения, где ему вменяли убийство с особой жестокостью, и изнасилование с использованием беспомощного положения, отказался от ранее данных показаний.

Придуманный мотив

«Сторона защиты полностью просила оправдать нашего подзащитного, - говорит адвокат подростка Лариса Алферова. - Версия о том, что он якобы изнасиловал потерпевшую, не выдерживает никакой критики. Есть экспертиза, которая говорит о том, что когда девушку только нашли, она говорила, что обвиняемый ее не бил, не насиловал, при этом речь ее была связной, слова - последовательны, и говорила она без какого либо давления. Поэтому для того, чтобы придумать, почему она умерла, достаточно придумать версию об изнасиловании для того, чтобы появился мотив для совершения определенных действий. Соответственно, считаю, что никакого изнасилования не было. Между ними были прекрасные взаимоотношения, она сама к нему пришла.

Ярослава действительно писала в ту ночь одной из близких подруг о том, что идет к Степану. Та выразила обеспокоенность и попросила «быть аккуратнее».

- Но Ярослава писала, что «идет к своему корешу, братану», - говорит адвокат пострадавших Анастасия Шердакова. – Отношения не предполагали романтики и она не чувствовала от него никакой опасности, наоборот, то, что девочка пошла к нему в столь поздний час, говорит о полном к нему доверии.

Также Алферова заявляет, что во время экспертизы у Ярославы обнаружили биологические следы «третьего лица». Шардакова в свою очередь называет слова Алферовой искажением фактов.

- Я бы даже назвала это вольным пересказом экспертизы, - говорит адвокат потерпевших. - Всего в материалах дела на этот счет две экспертизы, в одной говорится, что следов нет, в другой, что биологического материала так мало, что он не дает возможность провести экспертизу. Думаю, что между определением «нет возможности провести экспертизу из-за недостатка материала» и заявлением о том, что она принадлежит третьему лицу, разница просто колоссальная.

Черный мопед и остаток свечи

Алферова убеждена, что показания Степана, где он сам признается в поджоге Ярославы, были получены под давлением, что это самооговор, и нужно искать других преступников.

А кто тогда ее поджег? – спросили мы адвоката

- Я могу сказать, что убила 150 человек, но мои слова должны быть объективно подтверждены. Следствие этого не сделало. Есть следственный эксперимент, где мой подзащитный говорит слово потожировые следы, сначала он говорит пото…потом смотрит по сторонам и добавляет жировые, чуть позже он называет это потовыми следами. То есть слова потожировые следы в него были заложены следователями. Для 16-летнего подростка такие познания в криминалистике вызывают вопросы. На последнем слове наш подзащитный сказал, что оговорил себя. Мы считаем, что самооговор должен быть проверен.

- А как он тогда объясняет случившееся?

- Никак. Он не может объяснить. Он сказал, что оговорил себя, - добавляет Алферова.

Анастасия Шардакова в свою очередь напоминает, что через два дня после произошедшего проводилась проверка показания на месте. Данное следственное действие нужно, в том числе, и для того, чтобы исключить самооговор. Подростка привели на место и сказали «показывай».

- В тот день была знойная жара. При такой погоде всем участникам следственных действий было тяжело ходить, а тогда еще подозреваемый, пристегнутый наручниками к конвоиру, бежал впереди всех и подробно рассказывал, где, что и как происходило, - говорит Шардакова. – Более того, он вносил корректировки в ранее данные им показания. Согласитесь, если человек ничего не совершал, ему будет непросто рассказать о событиях преступления и сориентироваться на местности. При этом следователь не задавал ему никаких уточняющих вопросов, подозреваемый все показывал и рассказывал сам: где лежала девочка, куда он ее перетаскивал, где обливал бензином. Все его действия фиксировались на видео, вместе с ним были его законный представитель – отец, и адвокат.

- Почему он вел себя так расковано и смело?

- Полагаю, он был уверен в том, что ему ничего не будет или будет, но немного, - говорит Шардакова. - Он не осознавал всю серьезность произошедшего. К тому же на тот момент у него не было той квалификации, которую ему предъявили через несколько месяцев, тогда его обвиняли только по статье «убийство», а учитывая его возраст, это пять-шесть лет максимум. Кроме того, возможно, он надеялся, что статью и вовсе переквалифицируют на убийство по неосторожности.

Алферова говорит, что на месте происшествия была обнаружена шайба, диаметром пять сантиметров, похожая на остатки свечи, но потом она якобы исчезла. Шердакова в свою очередь объясняет, что никакой свечи не было.

- Бутылка, из которой подросток облил Ярославу, была сделана из пластмассы, и в момент поджога она тоже загорелась и равномерно плавилась. Когда она потухла, этот остаток и был похож не то на шайбу, на то на свечу. К слову, этот остаток приобщен к материалам дела, это улика. Стоить отметить, что на первый взгляд эту вещь действительно можно спутать с остатками свечи, но если взять ее в руки и внимательно изучить, то станет ясно, что это оплавленная бутылка.

Мы уже писали о том, что когда врачи оказывали Ярославе помощь на ж/д путях, сотрудница станции увидела неподалеку человека на черном мотоцикле, который наблюдал за происходящим. Она попросила напарника подойти поближе, чтобы разглядеть неизвестного, но как только он стал приближаться, мотоциклист уехал. Позже в своих показаниях сотрудник ж/д скажет, что видел человека на черном мопеде.

- Но у нашего подзащитного в гараже красный мотоцикл, - возразила Алферова, намекая, что в деле могут быть и другие подозреваемые.

Говоря об этом противоречии, и о других возможно виновных Шардакова обращает внимание, что потерпевшие как никто другой заинтересованы в том, чтобы за решетку отправился именно виновный в преступлении человек.

- Соответственно, если бы у нас возникли сомнения в том, что на скамье подсудимых невиновный, мы первые бы об этом заявили и требовали искать других предполагаемых преступников, - говорит Шардакова. – А что касается мопеда, то действительно у нас есть свидетель, который видел человека на транспорте, который он опознал как мопед. Свидетель заявил, что это точно был мопед и что он легко может отличить мопед от мотоцикла. На суде мы решили проверить, насколько хорошо этот человек разбирается в технике: мы показали ему фото мотоцикла и спросили его марку, он ответил, что это точно мотоцикл марки «Урал», но он ошибся. Это доказывает тот факт, что все субъективно. Поэтому у нас возникают большие сомнения в том, что этот свидетель с расстояние 50 метров смог точно определить, что перед ним было – мопед или мотоцикл.

Шардакова добавляет, что следователи проверили всех в Октябрьском, у кого есть мотоциклы и мопеды, и никого кроме виновного, в то утро там быть не могло. Более того, у Степана не полностью красный мотоцикл, у него черный мотоцикл с красными вставками, поэтому с большого расстояния эти самые вставки можно и не разглядеть.

К слову, соседка, которая живет напротив дома Степана, слышала, как в то утро около 6.00 от дома Степана отъехал мотоцикл.

- В то утро я проснулась в 5.50. Меня разбудили звуки мотоцикла у дома задержанного. Возможно, я бы и не встала, но мотоцикл долго не получалось завести. Только с пятой попытки мотор загудел, и от дома кто-то отъехал. К окну я подходить не стала, я ведь еще не знала, что произошло, поэтому не видела, кто был ли с водителем пассажир, - рассказывала «КП» соседка Степана.

Проверяли всех – друзей, знакомых и просто приятелей

Вопреки словам адвокатов Степана, что следствие провело недостаточную работу в плане поисков других возможных подозреваемых, следует отметить, что сыщики проверили даже тех, кто косвенно знал Ярославу и видел ее всего несколько раз в жизни.

- А у главных так сажем подозреваемых, изымали технику, возили на экспертизу в Москву, один из них три раза проходил полиграф, - говорит Шардакова. – При этом до сих пор среди жителей поселка подогревается версия, что подростков было трое и до сих пор никто не понимает, откуда она появилась.

«Как 16-летний пацан мог все это провернуть в одиночку? Опоить до беспамятства, облить бензином места, где остались его следы. Наверняка ему кто-то помогал или кто-то советовал, что нужно делать», - такие версии ходили по Октябрьскому.

«Комсомолка» в свою очередь рассказывала, откуда могли появиться имена двух подростков. По информации нашего источника, их специально вбросил полицейский, который знал отца Степана. Сделал он это по ряду причин, одна из которых – увести подозрения от Степана и постараться пустить следствие по ложному следу. К слову, отец Степана не отрицает, что утром сотрудник позвонил ему и предупредил о произошедшем, это было за несколько часов до официального звонка от силовиков. Подробнее об этом читайте в нашем материале.

Много перемещался

Мы спросили у Ларисы Алферовой про подозрительную активность Степана как раз в те моменты, когда он якобы шел с Ярославой вдоль ж/д путей, а также тогда, когда ее сжигал.

Дело в том, что в телефоне подростка есть приложение шагомер. Следствие установило, что в то утро, начиная с 4.40, подросток очень много перемещался. Последняя активность была зафиксирована в 6.26.

- В 6.26 приложение фиксирует перемещение подростка - более 500 с лишним метров. Это расстояние от его дома до места преступления и обратно. А промежуток времени совпадает с тем периодом, когда на место ехала скорая помощь. Почему именно в этот промежуток времени он так много ходил? Он ничего так и не объяснил, - говорит Шардакова.

Алферова же наоборот считает, что в версии с шагомером у следствия есть нестыковки.

- По версии следствия с 6.15 до 6.32 наш подзащитный находил много шагов и свои действия вот эти вот совершил, но если у вас есть шагомер, вы можете сами проверить, что эти действия не совпадают, - говорит Алферова.

- Почему не совпадают?

- Потому что шагов больше, чем указывает следствие.

Еще один адвокат Степана заявила, что высокая активность подростка в то время может говорить о том, что он просто ходил по дому. Мы не стали спрашивать, почему подростку, который всю ночь не спал, не хотелось утром прилечь, и именно в то время, когда сжигали Ярославу, он начала активно ходить по дому.

Также ранее мы приводили показания ключевого свидетеля – машиниста поезда, который и обнаружил Ярославу на ж/д путях. Машинист уверенно говорил, что девочка была в сознании, что она сидела, была в крови, но без ожогов, ни дыма, ни огня возле нее не было. Эти показания адвокаты Степана всячески пытались поставить под сомнения. Ведь это было единственным ключом к тому, чтобы постараться переквалифицировать его действия на убийство по неосторожности. Но суд согласился с доводами следствия – подросток знал, что поджигает живого человека и своими действиями обрек Ярославу на невероятные мучения. Подробнее об этом читайте в нашем ранее опубликованном материале.

Приедете на суд – вас убьют

Как стало известно «КП-Пермь», незадолго до начала судебного процесса родным Ярославы стали поступать угрозы от неизвестных лиц, о том, что если те явятся на суд, могут поплатиться жизнью.

«Сначала неизвестный звонил брату Ярославы - он сейчас в армии. Позже звонки были отцу и матери убитой девочки. Неизвестный угрожал расправой в случае, если те будут присутствовать на суде. Следователи установили город, откуда поступали звонки. Сейчас сыщики работают с тем, чтобы установить личность звонившего. Но мы прекрасно знаем, что сотовые номера сейчас легко оформить на постороннего человека, по чужому паспорту или вовсе без документов, поэтому установить истинную личность звонившего будет крайне сложно», - говорит "КП-Пермь" источник, знакомый с ситуацией.

Мы попытались связаться с отцом Ярославы, чтобы он прокомментировал эту информацию, но на звонок журналистов он не ответил. Мы отправили запрос следователям, чтобы узнать, на каком этапе находится расследование этого дела, ведь речь идет немного немало об угрозе жизни. Комментарий мы опубликуем на нашем сайте, как только получим ответ.

Свидетелей всего двое – одна мертва, второй молчит

Единственный вопрос, который остался без однозначного ответа - это мотив. Что должно было щелкнуть в голове у 16-летнего пацана, чтобы он решился на убийство человека, которого знал чуть ли не с пеленок, причем на жестокое, бесчеловечное убийство, будучи абсолютно трезвым, действуя хладнокровно, расчетливо, словно он готовился к этому, словно он за что-то мстил…

Следствие считает, что в ту ночь состояние опьянения Ярославы было просто запредельное.

При этом следствие квалифицирует это не как совместное употребление, а как спаивание, «подозреваемый склонил выпить и довел ее до беспомощного состояния». Грубо говоря, до такой степени, что она отключилась. После Степан изнасиловал Ярославу, а когда она пришла в себя и поняла, что «происходит что-то не то», выбежала из дома, но из-за сильного опьянения не понимала, куда бежать. Степан догнал ее на ж/д путях и начал бить камнем по голове.

- Вопреки словам адвокатов о наивном 16-летнем мальчике, обвиняемый далеко не глупый человек, - говорит Анастасия Шардакова. – Я уверена, он хотел все обставить как суицид, оставив девочку на ж/д путях и, если бы она не пришла в себя и не сползла с рельсов, у него бы все получилось и тогда, кто знает, оказался бы он на скамье подсудимых. Думаю, что вряд ли.

Читаем психолого-психиатрическую экспертизу личности Степана

Эксперты пришли к выводу, что во время убийства Ярославы никаких психических отклонений у Степана не было. Он полностью контролировал свои действия и понимал их последствия. Не находился Степан и в состоянии аффекта или в другом эмоциональном состоянии, которое бы смогло повлиять на его действия. Сам Степан при этом неоднократно говорил, что боится вида крови и когда Ярослава якобы ударилась о рельсы и у нее пошла кровь, ему стало плохо и дурно.

Что касается индивидуально-психологических особенностей, то они как раз таки помогут нам понять, что он за человек. Степан эгоцентричен, у него сниженная способность к сопереживанию, есть некоторая демонстративность поведения, потребность в повышенном к себе внимании, склонность к самоутверждению, ориентация на внешний эффект, непостоянство в интересах и привязанностях, склонность к совершению необдуманных поступков, направленных на удовлетворение сиюминутных потребностей, впечатлительность, неустойчивая самооценка, уязвимость самолюбия.

Эксперты не считают, что Степан нуждаются в принудительном лечении. А мы можем предположить, что именно неустойчивая самооценка и уязвимость самолюбия могли двигать подростком и заставить его спланировать изнасилование, потому что Ярослава однажды отказала ему встречаться. Добавьте к этому чувство вседозволенности и вот вам гремучая смесь, способная влиять на еще неокрепшее сознание юноши.

Неспроста подросток не пил в ту ночь. А его объяснение, что родители на следующий день учуют запах алкоголя и отругают его, не выдерживает критики. По словам знакомых семьи, Степану было дозволено практически все. В том числе вождение мотоцикла без прав и употребление алкоголя.

15 миллионов компенсации и ни капли раскаяния

Родителям Ярославы присудили почти 15 миллионов рублей компенсации за моральные страдания. По словам представителя потерпевших Владимира Гореева, такой случай в судебной практике скорее исключение из правил, потому что суд практически никогда не удовлетворяет полную сумму заявленного иска.

- Каково это — 10 дней смотреть, как твой ребенок умирает – так аргументировала на суде сумму заявленного иска Анастасия Шардакова. – И отдельную благодарность нужно выразить врачам, которые сделали все, чтобы облегчить ее состояние.

Комментарий юриста

Как показывает практика, родители Ярославы вряд ли когда-то увидят эти деньги. Да, сейчас на счета родителей виновного наложен арест, и часть средств свыше 29 тысяч рублей, что будет поступать ни их банковские карты, должна уходить родителям Ярославы. Но уже через два месяца подростку исполнится 18, и тогда он сам должен будет выплачивать компенсацию. А учитывая, что его адвокаты пишут жалобы, то и со счетов родителей приставы вряд ли успеют списать хоть копейку.

Анастасия Шардакова считает, что ни виновный, ни его родители не испытывают сожалений.

- На суде он улыбался, усмехался, когда речь заходила, к примеру, о его чувствах к погибшей. Ни о каком раскаянии здесь и речи быть не может. Мы в свою очередь не будем обжаловать приговор, так как виновный получил почти максимальный срок, который может быть назначен несовершеннолетнему.

Все статьи на тему сожженной девочки в поселке Октябрьский можно прочитать здесь.