2018-12-25T15:52:24+03:00

«Она не переживет зиму». В Прикамье 88-летняя ветеран труда голодает и замерзает в разрушенном доме

Ее родственники и чиновники перекладывают ответственность друг на друга. И даже фельдшер отказывается ей помочь [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments88
Таисия Петровна не помнит, когда в последний раз была в бане.Таисия Петровна не помнит, когда в последний раз была в бане.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО
Изменить размер текста:

На самом берегу реки Чусовой, в селе Красная Слудка живет Таисия Петровна Рожкова. 24 декабря ей исполнится 89 лет. Живет она одна в полуразвалившейся избушке. Каждый год ко Дню Победы ей присылают поздравительные открытки как труженику тыла и ветерану труда.

Домик ветерана труда и труженика тыла покосился от времени. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Домик ветерана труда и труженика тыла покосился от времени.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Эту зиму бабуля не перезимует, - обратилась в редакцию «Комсомольской правды» читательница. - Живет одна в частном доме без тепла, без газа и воды, замерзает. Детей у нее нет. Опекуны - родственники, пенсию за нее получают. Говорят, у бабушки есть квартира в Перми, но там поселились родные, а бабушку перевезли в эту развалюху. Как бы бабулю пристроить в дом престарелых? Или опекунов заставить заботиться о ней? Скоро грянут морозы. Страшно.

Получив такое послание, мы отправились в Красную Слудку.

Сквозь щели в потолке видно небо

Село встречает нас добротными особняками - Красная Слудка стоит на берегу красавицы Чусовой и используются под элитное дачное строительство. На улице Набережной посреди особняков притулились несколько домиков-развалюх. В одном из них и живет Таисия Петровна.

По соседству с ветхой избушкой стоят добротные особняки. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

По соседству с ветхой избушкой стоят добротные особняки.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Свой домик Таисия Петровна никогда не запирает - мало ли кто заглянет помочь, поесть принесет? А дойти до двери, чтобы отпереть, для больной женщины целое мучение. Впрочем - редко кто заглядывает.

Когда входим внутрь единственной комнатенки, сердце сжимается. Сквозь щели в потолке проглядывает небо. На койке с продавленной металлической сеткой сидит Таисия Петровна. Ее еле видно в полумраке - под потолком единственная лампочка.

Так выглядит комната, в которой живет ветеран. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Так выглядит комната, в которой живет ветеран.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В комнате холодно, даже в ботинках ноги мерзнут. А у Таисии Петровны на босу ногу - пластиковые сланцы: привыкла.

Время от времени Таисия Петровна разглядывает поздравительные открытки, которые ей присылают из Москвы и Перми к Дню Победы. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Время от времени Таисия Петровна разглядывает поздравительные открытки, которые ей присылают из Москвы и Перми к Дню Победы.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- В бане не помню, когда была, - рассказывает женщина. - Ну разве с утра лицо из ладошек ополосну.

На койке с металлической сеткой нет постельного белья. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

На койке с металлической сеткой нет постельного белья.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

На полу - ряды пластиковых бутылок, которые кто-то принес. Многие уже пустые. Сама женщина за водой к колодцу ходить больше не в состоянии.

На закопченную печку страшно смотреть. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

На закопченную печку страшно смотреть.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Избу обогревают два небольших электрообогревателя на потолке, к которым тянутся грязные провода. Уже сейчас их мощности едва хватает, хотя за окном всего минус пять. Ударят морозы - и в комнате будет стужа.

Печка нещадно коптит и лицо на портрете мужа Таисии Петровны уже не разглядеть от копоти. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Печка нещадно коптит и лицо на портрете мужа Таисии Петровны уже не разглядеть от копоти.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- А если свет отключат, такое ведь в вашем селе случается? - спрашиваем мы.

- Тогда печку кой-как затоплю, - говорит Таисия Петровна. - Какой-то добрый человек дрова мне привез и даже денег не попросил.

Небольшой запас дров в сенях сторожит пес Рэкс. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Небольшой запас дров в сенях сторожит пес Рэкс.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В холодильнике лишь пачка соды

- У меня все болеть стало: ноги, голова, грудь, а врача я несколько лет не видела, и давление мне никто не мерил, - говорит Таисия Петровна. - Таблеток у меня никаких нет, не знаю, чем лечиться.

Чем питается Таисия Петровна?

- Ничего, - успокаивает она, видя наше недоумение. - В войну вообще крапиву ели. А когда в 16 лет на железную дорогу пошла работать да стала взрослый паек получать, полегче стало.

Просим открыть Таисию Петровну холодильник, в нем - лишь пачка соды.

В холодильнике - лишь пачка соды. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В холодильнике - лишь пачка соды.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Подумав, женщина вспоминает: «Вот здесь посмотрите». Под крышкой большой кастрюли обнаруживается буханка хлеба и батон колбасы.

В кастрюле обнаруживается буханка хлеба и батон колбасы, спрятанные от мышей. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В кастрюле обнаруживается буханка хлеба и батон колбасы, спрятанные от мышей.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Половину отдам Рэксу и Муськам! - радуется Таисия Петровна находке. На попечении больной женщины - пес на цепи в сенях и две кошки.

Кошка Муська не часто видит чужих людей и смотрит настороженно. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Кошка Муська не часто видит чужих людей и смотрит настороженно.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Потом на столе под газетами отыскиваются еще пакет макарон и банки консервов.

- Да что я с ними делать буду? - говорит Таисия Петровна.

Ни отварить макароны, ни открыть консервные банки женщина сама уже не может.

Запас воды небольшой, ее приходится экономить. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Запас воды небольшой, ее приходится экономить.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Выясняется: время от времени ей привозит еду в рюкзаке муж младшей сестры. Той сейчас 77 лет, они живут с мужем в Перми, в двухкомнатной квартире на Гайве. И как опекуны получают пенсию Таисии Петровны.

- Что вы преувеличиваете? - возмутился муж сестры Андрей Игнатьевич. - Буквально недавно я отвез Таисии хлеба, две палки колбасы, консервы.

- Но вы же получаете пенсию за Таисию Петровну…

- Да, всего двадцать тысяч, - ответил нам Андрей Игнатьевич, выругался и бросил трубку.

Мы не успели спросить у него про квартиру бабушки.

Прямо за этим большим огородом - Чусовая. Земля здесь в цене, но огород давно продали. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Прямо за этим большим огородом - Чусовая. Земля здесь в цене, но огород давно продали.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

«Она нам была, как вторая мама!»

Многочисленная родня Таисии Петровны перекладывает ответственность друг на друга.

Старую фотографию, где Таисия Петровна (вторая слева) стоит в окружении родни, погрызли мыши. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Старую фотографию, где Таисия Петровна (вторая слева) стоит в окружении родни, погрызли мыши.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Она заслужила достойную старость, - говорит 61-летний племянник Валерий. - Государство ей дало хорошую пенсию как труженику тыла и ветерану труда. В свое время железная дорога, где она работала, выделила ей однокомнатную квартиру на Гайве, она и теперь прописана в Орджоникидзевском районе. Но в квартире, кажется, живет любимая племянница Таисии Петровны, дочка ее опекунов. А своих детей у нее нет. Ездить сюда каждый день на электричке я не могу, здоровье не позволяет. Мы с другими родственниками обращались в соцзащиту в Добрянском районе, где она живет. Нас направили в Орджоникидзевский район. А там в соцзащите сказали, что не могут так далеко посылать социального работника, чтобы ухаживать за бабушкой. И предложили собрать документы, чтобы оформить ее в дом престарелых. Но родственники, у которых сейчас и ее паспорт, и пенсионная книжка, отказались нам их отдавать. Сейчас нам в соцзащите посоветовали написать заявление в полицию. Чтобы правоохранительные органы разобрались, почему бабушка живет одна и не там, где прописана. Кто получает ее пенсию и на что тратит.

«Фельдшера без прописки послать не можем»

Возвращаясь от Таисии Петровны, мы заехали в администрацию Краснослудского поселения. Там долго просматривали какую-то картотеку.

В администрации поселения сказали, что помочь Таисии Петровне ничем не смогут. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В администрации поселения сказали, что помочь Таисии Петровне ничем не смогут.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Нет, такая женщина у нас не прописана, и по поводу нее никто к нам не обращался, - ответили нам. - Послать к ней фельдшера из нашего фельдшерского пункта? Тоже не можем, раз прописки нет. Если бы она у нас была прописана, мы могли бы помочь оформить на кого-то патронаж с оплатой за госсчет, а так - пусть родственники обращаются по месту прописки.

Круг замкнулся. Пока родственники и чиновники перекладывают ответственность друг на друга, 88-летняя ветеран труда ходит босыми ногами по ледяному полу, толком не зная, будет ли что поесть завтра ей и ее питомцам.

P.S.

- Мы взяли эту ситуацию на контроль и будем в ней разбираться, - сообщили нам в краевом минсоцразвития, куда мы обратились. - Необходимая помощь женщине будет оказана.

Мы тоже взяли эту ситуацию на контроль и будем следить, как развивается история.

«Она просто ожила». В Перми ветеран труда, голодавшая в холодной избушке, отметила 89-летие в тепле и уюте

Поздравить Таисию Петровну с днем рождения пришли родные, соседка и школьники [видео] (подробнее)

В Прикамье в селе замерзает и голодает в холодной избушке 88-летняя одинокая ветеран тыла.Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также