Премия Рунета-2020
Пермь
-10°
Boom metrics
Звезды16 сентября 2009 22:00

Евгений Миронов пермским студентам: - Не поддавайтесь на соблазны. Если сохранитесь – то потом вспомните Женю Миронова.

Мэтр театра и кино провел мастер-класс для студентов своего детища - фестиваля-школы «TERRITORIЯ-2009» [фото]
Источник:kp.ru

Впервые вживую Евгения Миронова я увидел в прошлом году в Лысьве, на VII Всероссийском фестивале театров малых городов России. Тогда многие журналисты пожалели о том, что пропустили основную часть встречи любимца публики с артистами из провинциальных театров. Миронов очень живо общался с коллегами, находясь в своей среде, а с репортерами несколько тушевался (читай подробнее в материалах «Евгений МИРОНОВ: - Театр в России не является «общепитом» и "Евгений Миронов в Лысьве: - Я конфликтую с режиссером, когда про свою роль понимаю больше, чем он"). В этом году повезло больше - мы смогли присутствовать на мастер-классе со студентами фестиваля-школы «TERRITORIЯ», проходившем в стенах музея современного искусства «PERMM». Евгений сходу признался, что проводить мастер-классы не умеет, но попытается это сделать. И рассказал о том, как он снимался в сериале «Идиот»:

- «Достоевский хотел написать положительный характер… Всегда проще играть отрицательных героев или сладких и слюнявых. Зритель почему-то их любит больше, особенно девочки. А Мышкин – исключение. Его любят все. И это, скорее, исключение из правил. Для этого много причин, но основная в том, что он в любви бескорыстен. У любого человека есть корысть: «Я ж тебя люблю…» или «Я тебе столько дал…». А Мышкин настолько забывает про себя, что это чудо… Как его играть – не понятно…

Я обсмотрелся, как его играют все замечательные и наши, и не наши артисты. И вот, первый съемочный день. Кремлевская стена, зима, шапки, костер, наклеенные усики. У меня по сценарию монолог, то есть с места в карьер. Мы идем с Рогожиным, которого играет Володя Машков, а ему совсем ничего говорить не нужно – сволочь, думаю (дружный смех)… До этого с режиссером Бортко виделись полчаса, без репетиций, просто, что-то там наговорили... И тут: первый дубль, второй дубль, третий дубль - и так несколько раз. Мне стыдно, трудно Бортко в глаза посмотреть - и я чувствую, что он уже похоронил меня…

Дальше идет недельный перерыв, который мне «бог послал». И почувствовать роль мне помог очень хороший друг из театра Васильева. Они очень долго «разминались» Достоевским, и я стал задавать ему много вопросов. Я понял, суть Мышкина. Мышкин – это человек-правда. Абсолютная искренность. Он не может врать совсем… Он, вне каких-то правил. Ему вообще три года. Двадцать шесть лет – двадцать три, из которых он болел. Настолько он чист, и свободен от всего… Меня спрашивали: «Не боишься ли ты играть его все десять серий?». И я понял, что мне нужно найти развитие в персонаже, я понял, что он столкнулся с проблемой. Общаясь с людьми, он начинает понимать, что не вписывается – все над ним смеются. Он мучается от того, какой он есть… По ходу происходят открытия, развитие роли, а это всегда интересно…

Когда я приехал через неделю в Петербург, и в первой сцене я должен был просто идти, и больше ничего. А я уже понимал его внутренне. Я знал, как он идет, как переступает порог, как он смотрит… Я понял всю его жизнь…

И когда я пошел – гримерша вскрикнула: «Мышкин!!!»

Съемки шли по нескольку часов в день. Нужно было учить много текста. А Достоевский – он сложный, буквально выматывает все кишки. И когда мне Рогожин (он же Машков), валясь с ног, после съемок говорил: « Все! Поехали в Golden Palace!». Я отвечал ему: «Я бы с удовольствием, но я текст поеду учить…» Я сидел над текстом с утра, в обед и после съемок…

Помню, сцена была с Боярским: мы встречались ночью. Сцена в общем-то проходная, но стояли до последнего. У Боярского уже усы отклеились… собственные (дружный смех) И уже всходит солнце, а кино быстро снимают – денег мало. Режиссер торопит:

- Здесь снимаем! Мотор! Мотор!.

И я криком остановил:

- Подождите! Про что эта сцена? Мы не можем так делать!

Я отказался сниматься. Солнце взошло, на меня посыпались слова… Не Достоевского… (дружный смех). На следующий день мы ее сняли, но я понял, про что эта сцена, что Мышкин впервые по-человечески счастлив…

Поэтому не бойтесь сказать «Нет!»

Кстати, сейчас Евгений Миронов готовится к новой роли, где он сыграет самого Достоевского. По признанию Евгения, сам автор «Идиота» сложный персонаж, и он так же, как и в случае с Мышкиным, пытается найти «ниточки героя».

Свои вопросы студенты написали Миронову заранее, и артист выбрал из них два, наиболее для него значимые. Один из вопросов был таким:

«Как создать в Перми профессиональный молодежный театр при отсутствии поддержки администрации города? »

На что он ответил:

- Без поддержки никак. Я встречался с вашим губернатором. Он говорил про фестиваль «Театра Наций» в городе Лысьва. И тогда был затронут вопрос об институте искусств, который будет как-то отличаться от остальных. И может быть, раз уж в Перми в последнее время происходит много значимых событий, он сможет дать что-то, что не смогут в другом месте. А дальше, уже возможно создание творческого организма – театра или студии.

На прощание Евгений Миронов сказал:

- Я хочу пожелать вам удачи и терпения во всем. И самое главное – не поддавайтесь на эти все окружающие соблазны. Если сохранитесь – то потом вспомните Женю Миронова... А я уже…, - тут Миронов скрючился, изображая старика, а зал грохнул очередной порцией дружного смеха.