Звезды

Александр Липницкий: - В фильме про Цоя покажу то, что еще никто не видел

Александр Липницкий и Герман Виноградов рассказали "КП" о музыке, искусстве, политике и... кинофильме про группу "Кино"

Александр Липницкий для многих людей, выросших в восьмидесятых, является легендарной фигурой. Бас – гитарист группы «Звуки Му», журналист, режиссёр, посетил пермскую землю в составе проекта «Гроздья Виноградовы».

Вместе с известным арт-футуристом Германом Виноградовым они исполняли небольшие концерты – перформансы на форуме «Пилорама 2008». За пару встреч во время форума я попытался узнать, чем живёт сейчас легенда русского рока и что движет «Гроздьями».

Меланхолично вдумчивый Александр и все время улыбающийся, даже глазами, Герман разговорились со мной после одного из своих выступлений.

- Как вы оказались на этом форуме?

Александр Липницкий: - Меня сюда привел Герман Виноградов. Сама идея - права человека - мне близка. И такая вот хаотичная атмосфера тоже. Тем более мои родственники пострадали во время репрессий двадцатого века.

- Какое настроение у участников форума?

- Очень хорошие песни и музыканты. Мне лично понравилось. Я пока общался только с молодежью и вижу, что у всех хорошее настроение. Похоже на то, что именно они задают тон!

- Думаете, будут высказывания на форуме по поводу Березовского и других «ущемленных в правах» граждан России?

- Скорее всего Ходорковского...

- Да, и его.

- Мне нисколько не симпатичен Березовский. Он привел Путина к власти, вот и думает теперь там... А в общем я не хочу вдаваться в какие то политические разговоры во время концерта…

- Помнится, в интервью «Радио Свобода» в 2005 году вы сказали: «Для меня группа "Гражданская оборона" всегда абсолютно невнятное и не талантливое высказывание». Изменилось ли ваше отношение к творчеству Летова после его смерти?

- Ну нет, я скорее говорил, что мне не нравится именно музыка и исполнение. А сама поэзия Летова неплоха. Я вообще считаю, что проблема Летова в том, что он ничего не смог воплотить своей музыкой. Вот, Джим Мориссон смог, а Егор нет… И даже Башлачев смог. Один. С гитарой.

В этот момент мы подобрали лежащие на земле чехлы с инструментами и сумки с реквизитом. И оправились в домик к музыкантам. По дороге, в тихом месте Александр продолжил:

- Я, кстати, никогда не выражался, что у Летова не талантливая музыка. Вот, как она сделана, мне не нравится. Люди всегда плохо играли. Вечно пьяные. Такая вот глубина… Хотя все это субъективно.

- В прошлом году, на концерте памяти Башлачева, в Питере, у меня сложилось впечатление, что лишь небольшая часть участников была «к месту». В этом году вы устроили концерт в Москве в ЦДРИ. Какое ваше впечатление от него?

- Ну, мы с Германом и нашим клавишником сделали «Егоркину былину» (которая была показана в рамках форума, автором данного перформанса является А.Башлачев – Авт). Там было пятнадцать ансамблей. Жанна Агузарова спела «Мельницу». Пела талантливая девочка из Ижевска Юлия Тиунникова. Многие исполняли песни Башлачева, а многие не исполняли его песни. Но концерт получился.

Герман Виноградов: – Вино мы там пили… (смеется)

А.Л.: - Да, мы выпили там пять бутылок портвейна. Ну, все-таки, мы были там организаторами…

- А Было ощущение, что Башлачева помнят?

- Ну, в Питере, я не буду переходить на личности, но очень часто делают очень плохо. Возникает полный бардак. А у нас мы сделали это с поэтом Александром Строевым. Там были привлечены московские поэты и поэтэссы. И это была, как бы дань, людей творческих творчеству Башлачева. Рок музыканты и литераторы поэты, все вместе, это был вечер памяти.

Г.В.: – Там было удивительно. Это же Центральный Дом Работников Искусств. И там в гримерках висели портреты Кобзона, Муслима Магомаева…

- А с памятником Башлачеву что-то решилось?

- Памятники обычно бывают неудачными…

А.Л.: - Да нет, мне кажется у него там нормальная могила. Кладбище само по себе малоуютное, ну вот, какое уж есть… Мы общаемся с его семьей, с его любимой девушкой Настей, с мамой, с сыном, которому уже 20 лет…

Здесь мы подошли к домику музыкантов, и Герман, обводя рукой аллейку, сказал:

- В прошлом году здесь мухоморы росли. Были туманы и дождливо. Совершенно нереальное место!

Музыканты сложили в комнате инструменты, и мы продолжили разговор на уличной скамейке.

- Планируется ли переиздание песен Башлачева?

А.Л.: - Да, уже переиздается альбом «Вечный пост», который был записан у меня на даче в студии.

- А группа «Звуки Му» сейчас существует?

- Нет. Ни в каком виде.

- С Петром Мамоновым общаетесь?

- Так, редко. Поздравляем друг друга пару раз в год. Он так и живет по-прежнему замкнуто (вздыхает).

- А как вы относитесь к экстремизму Шевчука по отношению к Киркорову и поп-музыке?

- Никак. Мне это безразлично. У меня нет неприятия ни к Киркорову, ни к Шевчуку. У каждого своя аудитория. И я не вижу смысла влезать в чужие вкусы.

- Александр, в ретроспективе рамок форума будут показаны ваши фильмы о рок музыкантах, таких как, опять же, Александр Башлачев, Майк Науменко, Борис Гребенщиков, Сергей Курехин. Есть желание снять еще что-то подобное?

- Ну, я вот про «Кино» сейчас буду делать.

- В каком формате будет этот фильм?

- Это будет частная, двухсерийная история. Я не буду повторять общеизвестные вещи - об этом нет смысла рассказывать. А покажу и расскажу неизвестные факты, которые никто не видел и не знает. Такие, как, например Цой – художник, как организатор вечеринок, дискотек восьмидесятых. Как мы с ним ездили на гастроли…

- А как вы относитесь к деньгам?

- Ну, деньги – это деньги…

Г.В.: - Да это энергия вселенной! Ей можно повернуть горы! Ну, вот приехал Абрамович примерно месяц назад в Москву. И, раз, купил себе огромное помещение, и там один из знакомых стал директором. И все теперь будет по-другому. Ведь почти все художники - они в душе такие проститутки (смеется), - любят уютную жизнь. За редким исключением конечно. Но таких мало.

Разговор тогда получился не полным - артисты устали и предложили перенести разговор на другой день. поэтому с Германом я встретился в послдений день и доспросил-таки о том, что меня интересовало.

- Художников с «Винзавода» (Московский центр современного искусства – Авт.) тоже вы пригласили?

Г.В.: - Да, я дружу с руководителями «Винзавода» и предложил ребятам приехать сюда.

- А как вообще возникла идея объединиться с Александром Липницким?

- Мы с Сашей были знакомы еще со времен андеграундной жизни Московской. Он играл в «Звуках Му», я гремел по большим железным трубам. Ну и когда появился проект «Отзвуки Му», там были «Фагот» Александров, Артемий Троицкий. Ну и пели песни Петра…

- Артемий Троицкий поет?

- Да, я иногда подменяю Алексея Бортничука, а Артемий Троицкий поет песни. Небольшой такой репертуар…

- Интересно было бы это услышать…

- Это не очень на самом деле интересно (смеется) потому что, Артемий, при всем его пафосе, не попадает в ноты.

- Он же больше журналист, чем музыкант…

- Ну да, вот это то и удивительно, как человек может критиковать. Поэтому самые лучшие для меня критики это художники и музыканты. Ведь в музыке нужно хотя бы уметь отличить одну ноту от другой, как красный цвет от зеленого.

Сначала у нас был проект «Виноградов и Алексей» c Алексеем Бортничуком, а потом постепенно стал подтягиваться Саша. Он зовет меня на свои проекты, там, памяти Курехина, памяти чего-то еще. Сначала это было похоже на авангардные концерты, я играл на инструментах, читал безумные тексты. А потом, я вижу, ребята с рокерской закалкой за плечами, и я стал писать другие песни. Потому что песни для гитары и для группы – это разные вещи. И вот, за два года мы репертуар наработали, песен тридцать. Сейчас пишем альбом. Леша не смог приехать, потому что он в Крыму. А в следующий раз, надеюсь, нас опять пригласят, мы приедем в полном составе «Гроздья виноградовы». Вообще это название Бортничук придумал, поэтому это мало имеет отношения к моей фамилии и пишется с маленькой буквы. По древнегреческой философии есть три грозди: гроздь радости, гроздь упоения и гроздь печали. Главное не дойти до грозди печали (широко улыбается) Я сейчас в грозди упоения. Хочется все здесь происходящее через себя пропустить, а это тяжеловато (смеется).

- Как вы воспринимаете эту зону? Ведь это, в одно время, была зона МВД, здесь и аллея не типичная для лагерей. А находящаяся рядом зона строгого режима находится на реконструкции после пожара.

А.Л.: - А я в свое время был и на зоне строгого режима. И та действительно производит более жесткое впечатление начиная от ворот… И мне очень понравилась та, первая, что устроила Наташа Штольц, когда каждому художнику была предложена одна из камер. И там, вот, коридор, по которому идешь так, а в каждой камере что-то происходит. Но там было мало народа, только директора правозащитных музеев со всего мира. А я очень хороший сделал тогда перформанс, я горжусь тем, когда при входе рисовал огнем картины. Тут, на фестивале, удивительное сочетание людей. Просто жемчужины России. Сегодня вот собрались Павел Литвинов, Горбаневская и пастор – удивительный человек.

И искусство под каким-то ореолом не беспредельщины, а есть какая-то глубина большая и опыт, и страдание. Но, хотя мне кажется, что было правильно, на самом деле, сюда привлечь хороших поп звезд, типа Жанны Агузаровой, чтобы она выступила здесь. Это было бы очень хорошо.

- Да, она бы очень хорошо здесь вписалась…

Г.В.: - Это был бы знак того, что в этом мире что-то переменилось. Правильней не петь о свободе, а явить эту свободу! Вот приходит Жанна, и понятно, значит, что-то по-другому стало в этом мире. И современное искусство привлечь. Чем судиться с ними в Москве (имеются ввиду скандальные выставки на «Винзаводе» - Авт.), лучше бы сразу в лагерь (смеется), там вот им и место!

В завершении беседы, на вопрос участвующего в беседе журналиста из другого издания, о том, для чего нужны такие провокационные выступления, Герман серьезно ответил:

- Я жду от зрителей эвристическую реакцию, что бы в голове, что-то переключилось и явилось в точку сборки. Вот когда кто-то, что-то делает необычное, читает стих, то вы начинаете по-другому смотреть. А Архимед «Эврика!» сказал. В этом смысле должно быть не ублажение, а усложнение. Хотя и другое приятно.