Премия Рунета-2020
Пермь
+1°
Boom metrics
Общество22 декабря 2021 3:00

Как Государев Юг защитил Пермский край от Емельяна Пугачева

Жители сумели отбиться от войск «крестьянского царя»
Картина «Подлинное изображение бунтовщика и обманщика Емельки Пугачева» работы неизвестного художника из Симбирска.

Картина «Подлинное изображение бунтовщика и обманщика Емельки Пугачева» работы неизвестного художника из Симбирска.

Фото: Википедия

Истории со страниц учебников обычно происходят где-то далеко. Но любые по-настоящему крупные события зачастую задевают каждую деревню и поселок. А восстание Емельяна Пугачева, также известное как Крестьянская война, было очень крупным и значимым событием. Мятеж охватил огромную территорию от Екатеринбурга до Каспийского моря. Но северная его граница пролегает по Пермскому району. Вместе с историком-краеведом из поселка Юг Евгением Волеговым мы выясним, кто же остановил Пугачева.

Горный капитан

В 1773 году, когда появляются первые известия о восстании Пугачева, из Екатеринбурга на Юговские медеплавильные заводы был отправлен капитан Михаил Иванович Башмаков. В то время на Урале существовали Горные войска, их главная задача заключалась в охране заводов, рудников и приисков. Башмаков жебыл не последним человеком в российской промышленности, даже некоторое время возглавлял Горную канцелярию, она же Главное управление горных заводов. На своем посту он, кстати, активно отстаивал интересы рабочих, настаивал на том, чтобы дорога от деревни на завод оплачивалась не всем одинаково: те, кто живет дальше, должны получать больше.

Рабочие заводов в то время активно переходили на сторону Пугачева, а два Юговских завода были одними из самых крупных на Урале, и их потеря была недопустима. Именно поэтому сюда послали столь важного эмиссара. По приезде первым делом Башмаков собрал юговских рабочих и объявил, что Пугачев никакой не царь, а самозванец, потому что он сам лично видел мертвого Петра III на похоронах в Санкт-Петербурге. Он был достаточно убедителен, чтобы ему поверили.

А ведь убедить рабочих сохранить верность царице и заводскому начальству получалось далеко не всегда. Так на Аннинском медеплавильном заводе (сейчас это территория Пальниковского поселения Пермского района), когда работникам велели готовиться к обороне против пугачевцев, те решили, что восставшие им как-то ближе почтенного руководства. И начальникам во главе с шихтмейстером Солнопековым пришлось, спасая свои жизни, бежать в Юг.

Добрым словом и пистолетом

На Юговских заводах Башмаков не ограничивается одной агитацией. Понимая, что добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним только словом, капитанорганизует из солдат и добровольцев боевой отряд в пятьдесят человек - по прикамским меркам это была довольно серьезная сила. А вот оружия было маловато - на всех 24 ружья. Вокруг всего Юга (а он был практически такого же немалого размера, что и сейчас)построили деревянную крепость, на стены которой установили все имеющиеся в наличии семь пушек. Правда, как показала ревизия, ядер в поселке почти не было, а порох был «подмочен и помят». Еще одну крепость - цитадель - построили внутри поселка - если враг прорвется за первый периметр, защитникам будет куда отступить.

Возведением фортификаций Башмаков занялся не из-за приступа паранойи. К тому времени бунт расползался по Уралу, пугачевцы дошли до уездного города Осы, и множество башкир из окрестных сел присоединились к восставшим. Осинская крепость пала.

«Взятие крепости Оса Пугачевым» - единственная диорама в России, посвященная войне 1773-75 годов.

«Взятие крепости Оса Пугачевым» - единственная диорама в России, посвященная войне 1773-75 годов.

Граф Чика

Так война пришла в Пермский край. После успеха под Осой восставшие разделяются на две армии. Одна идет на богатый город Кунгур,другая - на территорию будущего Пермского района. Вторую армию возглавил Абдей Абдулов- мулла из Бардинского района. За осинскую викторию самозванный «граф Чернышев» - казак Иван Зарубин по прозвищу Чика, командующий пугачевцами в Башкирии - возвел Абдулова в чин полковника и послал на север.

Новоиспеченный пугачевский полковник графа Чику не подвел. 27 декабря Абдулов захватил Юго-Камский медеплавильный завод. На следующий день повстанцы вошли в башкирскую деревню Култаево. Впереди, в 15 верстах стояло село Верхние Муллы (уже тогда почти что столичное, а потому априори лояльное властям), чуть далее -Егошихинский завод (современный город Пермь).

Часть култаевцев перешли на сторону «царя Петра». Более того, они послали парламентеров соседям в Нижние Муллы. Мол, присоединяйтесь к веселью, богатеев и господ из Верхних Муллов вместе грабить будем, истинный царь разрешил. Нижнемуллинцы обещали подумать, а сами тишком послали гонца Башмакову, выручай, господин капитан.

Победы под Новый год

Надо сказать, что в Югу к тому времени было уже не полсотни бойцов с двумя десятками ружей, а более серьезные силы. Дело в том, что Башмаков с самого своего приезда в Прикамье разослал по всем заводам повеление - остановить работы, а всем способным сражаться с оружием отправиться в Юг. Сходные воззвания распространялись и по деревням, как русским, так и башкирским. Многие откликались, так, во главе лояльных башкир встал знаменитый рудопромышленник из деревни Кояново Исмагил Тасимов. Он поставлял медь на казенные заводы, был инициатором создания в России горных институтов и являлся убежденным противником бессмысленного и беспощадного бунта, что русского, что башкирского.

Поэтому под Новый 1774 год летучий отряд в 140 человек из Юговских заводов, а также жители Нижних Муллов, Кояново и другие лоялисты отбивают атаку пугачевцев на Верхние Муллы, а затем сами идут на Култаево. Правительственных войск было куда меньше, чем восставших, но те не ожидали настолько серьезного отпора и бежали, бросив всю свою артиллерию. Одна пушка была захвачен с боем, еще два орудия отступавшие пугачевцы закопали в снегу, но победителям удалось их отыскать.

Это было только начало славных дел. С той поры в переписке восставших регулярно появляются сообщения вида: «Карательные отряды Башмакова выбили нас из такого-то завода, из такого-то села».Два крупных отряда из Юга перемещались по Прикамью, организуя оборону и туша пламя мятежа. Так,15 января был взят мятежный Аннинский завод, затем пали и другие восставшие населенные пункты.

Для того чтобы покончить с Башмаковым, Пугачев даже послал в Юг отряд, чтобы лишить правительственные войска базы. Но защитники, которых добрые люди успели предупредить, не стали отсиживаться за стенами, а встретили мятежников на удобной позиции - на крутом холме, по которому проходила дорога к поселку. Расположив на вершине пушки, юговляне расстреляли пугачевцев на марше.

А тем временем под Кунгуром (куда отправилась первая половина пугачевцев) для сторонников императрицы Екатерины все складывалось не так гладко. Хотя восставшим не удалось организовать полную блокаду города, он находился в осаде. И ситуация чем дальше, тем хуже складывалась для защитников. Незадолго до подхода пугачевцев секунд-майор Александр Папав (может, и Попов, но сам он свою фамилию писал именно так) по приказу сверху увел из города большой отряд рекрутов вместе с солдатами в Казань. Так что мобилизационный резерв у Кунгура был почти на нуле, зато к окружившим город войскам Салавата Юлаева присоединялись все новые мятежники. Вскоре ожидался и подход самого Пугачева с основными силами.

В 1893 году в Кунгуре был сооружен обелиск в честь защитников города от пугачевцев

В 1893 году в Кунгуре был сооружен обелиск в честь защитников города от пугачевцев

Воевода решил отсидеться «в тылу»

Так что кунгурский воевода Никита Миллер, на которого по идее возлагалась оборона города, сбежал ночью вместе с семьей, другими чиновниками и казной. Добравшись до Юговских заводов, Миллер попросил у Башмакова помощи для Кунгура, а сам эвакуировал свою особу и казну куда подальше - аж в Верхние Чусовские Городки. В этих старых владения Строгановых все было тихо и гладко, как на Чусовой в штиль, самое подходящее место, чтобы отсидеться.

Ну, а Башмаков, у которого на тот момент был каждый человек на счету, отправляет на помощь Кунгуру отряд в пятьдесят бойцов под своим личным знаменем с надписью «Казенных Юговских заводов начальник». Во главе он поставил Солнопекова, того самого, который сбежал в Юг из Аннинского завода, теперь у шихтмейстера появилась возможность смыть свой позор кровью. Башмаков понимал, что посылает очень малую подмогу, поэтому велел Солнопекову начать информационную войну -распускать слухи, что это только авангард большой армии, которая идет из Юга, что пороха у нее столько, что будет раздавать всем ополченцам, и что Папав с рекрутами вот-вот вернется.

Прибытие отряда от начальника казенных Юговских заводов подняло подорванный дух кунгуряков, но самое удивительное, что дезинформация Солнопекова стала оборачиваться чистой правдой.

Кунгур отстояли

Секунд-майор Папавуспелдойти по Казанскому тракту только до Нижних Муллов, а там выяснилось, что плохие новости перемещаются куда быстрее новобранцев, так что Папаву-Попову в красках рассказали и о бедственном положении Кунгура, и о бегстве воеводы. Офицер самолично, в нарушение полученного приказа, решает вернуться в осажденный город вместе с десятком солдат и четырьмя сотнями рекрутов. Более того, бравый секунд-майор пишет письмо воеводе Миллеру (который был старше по званию, рангу и происхождению) в Чусовские Городки, где прямо по-солдатски разъясняет, что его высокоблагородие поступили очень некрасиво, если не сказать преступно, и тоже обязаны ехать обратно в Кунгур.

Прибыла в Кунгур и другая подмога. Поэтому, когда 24 января 1774 года пугачевцы, тоже собравшие под Кунгуром значительные силы, пошли на самый решительный штурм, он был общими усилиями отбит. После этого мятежники отступили. Вскоре правительственные войска вернули себе Осинскую крепость - на тот момент последний оплот Пугачева в Прикамье.

Но Крестьянская война на этом не закончилась, летом того же года сам Емельян Пугачев пошел на Казань. По пути вновь захватил многострадальную Осу, разбил вышедшие ему на перерез из Кунгура войска. Но на территорию Пермского района, зная, что не имеет там поддержки, не пошел, а переправился через Каму в районе Воткинска и двинул на Казань, где его армия и была уничтожена. После этого поражения пугачевцы так и не оправились. В январе 1775 года царь-самозванец был привезен в Москву и казнен.

Так что Башмаков свою задачу выполнил, восстание не распространилось на север дальше Юга. Но капитан Горных войск, начальник Юговских казенных заводов ненадолго пережил восстание Пугачева, в том жегоду он умер от болезни в возрасте 40 лет и был похоронен в Екатеринбурге. За его могилой ухаживали по меньшей мере до середины XIX века.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Евгений Волегов, краевед:

- Объясню, почему именно Юговские заводы из всех предприятий края оказали такое сопротивление восставшим. Дело тут не только в несомненных талантах Михаила Башмакова. Просто почти все заводы тогда перешли в частные руки, и положение рабочих на них было, мягко говоря, отвратительным, им было особо нечего терять. А оба Юговских завода были на момент восстания казенными, государственными, начальство не стремилось максимизировать прибыль и сократить убытки любой ценой и прямо сейчас. Трудились на Юговских заводах местные жители, уже потомственные рабочие, а не приписанные крепостные из дальних деревень, как на многих частных заводах. Руду же поставляли башкиры из соседнего Кояново, и неплохо на этом зарабатывали. Их вполне устраивала сложившиеся ситуация, поэтому они не поддались на агитацию Пугачева. Хватило такого «ядра» успешных, незабитых людей, чтобы удержать Прикамье от пугачевщины.