Происшествия22 сентября 2021 15:45

«С такими ранениями должны работать военные врачи». В Минздраве объяснили, почему пострадавших в университете отправили в Москву

Пермские медики смогли спасти жизни всем 19 раненым
На лечение в Москву направили 7 пострадавших в Пермском университете.

На лечение в Москву направили 7 пострадавших в Пермском университете.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Пермские врачи спасли всех 19 раненых, которые поступили в больницы 20 сентября из Пермского университета. Благодаря работе наших медиков, жизни пострадавших удалось спасти. Они трудились сутки на пролет, без сна и отдыха проводили сложнейшие операции и стабилизировали состояние всех ребят.

9 человек находятся в тяжелом состоянии, у них серьезные ранения. Было принято решение отправить 7 пострадавших спецбортом МЧС в Москву. 21 сентября их доставили в лучшие клиники страны, чтобы продолжить лечение.

После этого в социальных сетях стали появляться негативные комментарии, нагнетающие обстановку, отклики, которых точно не достойны врачи, спасшие 19 серьезно раненых в вузе. Представитель Минздрава Пермского края Марина Киршина опубликовала пост, в котором она объяснила, почему пострадавших ребят отправляли лечится в клиники столицы. Публикуем его полностью.

Подростки получили также переломы при падении со второго этажа университета.

Подростки получили также переломы при падении со второго этажа университета.

«Тяжелейшие, отчаянные дни. Боль, ярость, бессилие. Слезы на глазах крепких врачей - мужиков, всякое в своей жизни видавших. Спасение ВСЕХ, кто был ранен. Проведение многочасовых операций, которые, по оценке федеральных экспертов, были выполнены на самом высоком профессиональном уровне. Отправка тяжелых пациентов в Москву. И – опять негатив: ага, даже вылечить тут, в Перми, не можете!

А сейчас я отступлю от эмоций. Регулярно просматриваю соцсети других регионов. Такой злобы, такого негатива не вижу ни в Подмосковье, ни в Питере, ни в Тюмени, ни в Нижнем Новгороде, ни в Калининграде, хотя в этих территориях у меня есть хорошие знакомые или родные, и, по их отзывам, у них ситуация сложнее, чем у нас. И скорые дольше едут, и госпитализируют позже, и лекарства не выдают. Что с нами стало?

Так вот. Тем, кто кричит, что в ПК медицина закончилась и раненых пришлось везти в Москву, отвечаю. Хирургическая помощь, оказанная пациентам в наших клиниках, повторюсь, была одобрена федеральными экспертами. За операционными столами наши хирурги, причем целые разнопрофильные бригады, провели больше сотни часов. Всех спасли!!!

Почему увезли ребят? Да потому, что у нас нет ни одного военного госпиталя. И военных хирургов тоже нет. Мирные травмы с огнестрельными ранениями не сравнить. Что делает картечь, дробь, пуля с человеческими органами, наши врачи, безусловно, представляют и помочь могут, но больше всего работали с этим и имеют опыт те хирурги, кто лечит ребят из Афганистана, Сирии и т.д. Почему мы должны отказываться от помощи суперпрофессионалов? Они ведь лучше знают, какие осложнения могут возникнуть после пулевых ранений, и как эти осложнения предупредить. Я пишу банальнейшие вещи, думаю, всем понятные, но кому-то же надо ответить тем, кто хочет пермскую медицину просто лягнуть, и лягнуть даже там, где это просто тупо.

Ну и флаг вам в руки, злые люди. А я буду рассказывать о добрых.

Подростки получили также переломы при падении со второго этажа университета.

Подростки получили также переломы при падении со второго этажа университета.

Фельдшер ПГНИУ Анна Никитина была первым медиков, пришешим на помощь пострадавшим в ЧП

В июне этого года в День медицинского работника Министерством здравоохранения Пермского края впервые были учреждены награды фельдшерам и медсестрам лечебных учреждений Пермского края. Ранее в этот день звание лучших в профессии присваивалось только врачам. Среди фельдшеров Прикамья лучшей была признана сотрудница Городской клинической поликлиники Перми Анна Никитина – заведующая здравпунктом Пермского государственного национального исследовательского университета.

Почетный знак Анне вручила министр здравоохранения Анастасия Крутень. Это признание заслуг Никитиной у коллег удивления не вызвало. «У Анны Владимировны одна-единственная запись в трудовой книжке, - рассказывает главный врач поликлиники Ирина Плащевская. – Она 25 лет назад, в сентябре 1996 года пришла в здравпункт ПГУ (теперь ПГНИУ), и все эти годы успешно там работает. Оказывает первую помощь при экстренных состояниях, делает прививки, проводит профилактические мероприятия. Она - единственный медработник в вузе. Участливый и добрый человек, настоящий профессионал, в университете ее все знают и любят».

В понедельник 20 сентября Анна пришла на работу в прекрасном настроении. Только что ей сообщили, что ее сестра родила девочку, и это - огромный подарок для всей семьи, а особенно – для бабушки, ведь у Ани – двое мальчишек, а ее маме очень хотелось понянчить еще и внучку. В 9.00 зав. здравпунктом начала прием, проводила медосмотр студентов. Здравпункт находится в общежитии № 2, на Букирева, 16, рядом с местом трагических событий.

Анна рассказывает: «В 11.37 в здравпункт забежал мальчик, кричит: «Там стрельба, помогите! Тут же – звонок на рабочий и мобильный телефоны от сотрудника университета: «Анна Владимировна, берите жгуты, медикаменты, стреляют, есть раненые». Моя сумка неотложной помощи всегда наготове. 10 тысяч студентов, 2 тысячи преподавателей на моем попечении, так что редкий день обходится без оказания первой помощи – и травма может быть, и инфаркт, и инсульт. Бросила в сумку дополнительные жгуты, перевязочный материал и побежала. Думала ли, обезврежен нападавший или нет? Нет, не думала, у меня же своя работа, не до размышлений было».

Анна Никитина первая пришла на помощь пострадавшим посла нападения на университет.

Анна Никитина первая пришла на помощь пострадавшим посла нападения на университет.

Когда Анна выбежала из корпуса, к ней бросились сразу несколько человек, стали звать в разные корпуса. Побежала, куда показывали. Увидела: перед корпусом ЕНИ (естественно-научный институт) лежит человек в крови, судя по возрасту (40-41 год) – преподаватель. Кто-то уже затянул ему на раненом бедре поясной ремень. Осмотрела его, сделала обезболивающую инъекцию. А рядом уже стоит студент-иностранец, зовет к своему земляку. Прибежали к фонтану, где лежал парень с многочисленными пулевыми ранениями. Он был в сознании, Анна задавала ему вопросы, его товарищ переводил. Сделала укол, наложила жгуты, чтобы остановить кровь, попросила друга надписать время, когда это было сделано.

«В это время стали уже слышны сирены скорой помощи, - говорит Анна. – Но ребятки наши не дали мне коллег дождаться. Срочно побежала с ними во 2-й корпус, где лежали возле турникетов двое пострадавших. У девочки – ранение поясничного отдела, у мальчика – плеча. Начала им оказывать первую помощь. В это время врачи из медицины катастроф подоспели, стала им помогать стабилизировать. Ребяток быстро в машину забрали, а я стала там прибирать: нехорошо, чтобы дети видели окровавленные бинты, шприцы, кучу ампул. И тут за мной пришли с 3-го этажа – пойдем быстрее, у парня обморок. Побежала туда, ребенок – ну что, 17 лет ему, конечно, ребенок! - уже приходил в себя, успокоила его, поговорила…».

Когда Анна Владимировна вернулась в здравпункт, ребята, дожидавшиеся приема, так и сидели в коридоре. Это она им так велела – ждать меня, носа на улицу не высовывать. Дождались, не разбежались.

Когда начала размышлять – раньше не до того было, подумала: слава Богу, что старший сын, студент геологического факультета, в это день дома остался – занятий у него него не было. Маме позвонила: «Не волнуйся, я жива». А мама ничего о ЧП и не знала – пришлось сыновьям ее успокаивать.

Когда Анна бегала от одного пострадавшего к другому, ее телефон разрывался от звонков – от друзей и родных из разных городов страны. Известие о трагедии разошлось быстро, и близкие, зная, где она четверть века работает, и зная ее, понимали, что она в стороне не останется.

Сейчас Анна Владимировна Никитина с нетерпением ждет возвращения в свой любимый, родной университет. «С ребятками работают хорошие психологи, - говорит она. – Чем смогу, стану им помогать. И делать свое обычное дело – лечить, делать прививки и осмотры. Буду еще больше заботиться о детках и преподавателях. Жизнь должна продолжаться…».

Коллеги в поликлинике, где временно, до открытия ПГНИУ, сейчас трудится Анна, говорят ей: «А звание лучшего фельдшера-то не зря дают!». Наверное, не зря…».