Общество19 сентября 2021 5:00

Затонувший флот Колчака: в Пермском крае подводники будут исследовать корабли, затопленные в годы Гражданской войны

Экспедиция Русского географического общества займется изучением одной из самых интересных загадок в истории Гражданской войны в Прикамье
Константин Хабенский в роли адмирала Колчака.

Константин Хабенский в роли адмирала Колчака.

Фото: кадр из фильма

Казалось бы, что интересного могут найти археологи под водой в Пермском крае? Морей у нас нет, если не считать таковым Камское. Только реки.

Поэтому, когда осенью прошлого года пермские ученые заявили о том, что будут заниматься в Прикамье подводной археологией, многие скептически улыбались. Толчком для такого заявления тогда послужила находка на дне Сылвы затонувшего старинного парохода «Вера Фигнер», который до революции назывался «Императрица Екатерина».

Подводники будут использовать современное оборудование.

Подводники будут использовать современное оборудование.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Старинный пароход и струг времен Ермака

Гибель этого судна вообще-то не представляла собой ничего экзотического - оно, превращенное в плавучую турбазу, затонуло во время зимовки в середине 1960-х. Но члены центра подводных исследований Русского географического общества из Санкт-Петербурга заинтересовались историей «Веры Фигнер». На этом пароходе в годы войны перевозили в Пермь эвакуированных детей из блокадного Ленинграда. После серии погружений на дно Сылвы питерские подводники сняли фильм о старинном пароходе.

А в Перми по договоренности с РГО был создан Уральский центр подводных исследований. Вместе с ними изысканиями под водой занялись ученые Камской археологической экспедиции ПГНИУ. Уже этим летом они объявили о новой находке - на дне Хохловского залива подводники обнаружили старинное деревянное судно, предположительно, времен покорения Урала и Сибири. Находку уже окрестили «Струг Ермака». Если большую парусно-весельную лодку удастся поднять и отреставрировать, она может стать уникальным экспонатом этнографического музея в Хохловке.

И вот, весьма вероятно, нас ожидает еще одно подводное открытие. С середины октября под Пермью будет работать экспедиция Русского географического общества. Центр подводных исследований РГО займется изучением одной из самых интересных загадок в истории Гражданской войны в Прикамье. Подводники будут исследовать под водой место в районе устья Чусовой, где в далеком 1919 году затонуло более 200 судов Камской флотилии Колчака, которые до этого сражались с флотом красных на просторах Волги и Камы.

Руководитель Камской археологической экспедиции Григорий Головчанский

Руководитель Камской археологической экспедиции Григорий Головчанский

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Место гибели флотилии белых уже нашли

- Место, где была затоплена флотилия белых, известно, - говорит руководитель Камской археологической экспедиции Григорий Головчанский. - В конце июня 1919 года белые, отступая, согнали сюда весь флот, который действовал на Волге и Каме, и там стояло около 200 кораблей. К этому времени стало понятно, что Пермь сдадут красным. По одной из версий, часть судов белые взорвали, а часть - подожгли. Хотя до сих пор точно не понятно, что произошло. На берегу у станции Левшино стояли цистерны Нобеля с керосином. Этот керосин разлился по реке и загорелся. По одним данным, его специально слили и подожгли, чтобы суда не достались красным. По другим - он случайно загорелся. Тогда все могло быть - шла Гражданская война и была неразбериха. Сейчас, конечно, пишут, что Колчак организованно отступал от Перми и что с тех же пароходов сняли все, что можно, включая вооружение. Но это тоже нужно проверять - что и как происходило на самом деле, никто точно до сих пор не знает. Эта страница нашей истории, безусловно, представляет интерес. Гражданская война - это событие, которое еще нужно изучать и изучать.

Пароходы становились канонерскими лодками, баржи - крейсерами

Этот эпизод Гражданской войны, действительно, чрезвычайно интересен. И, возможно, даже профессиональным военным нелишне будет узнать, как можно было использовать флот в условиях суши. А ведь по описаниям историков, флотилии красных и белых устраивали у нас на Урале и в Поволжье настоящие сражения. И участвовали в них не речники, а моряки - Балтийского, Черноморского и даже десятки моряков-интервентов Английского адмиралтейства.

Английские моряки в Перми, 1919 год. Архивный снимок.

Английские моряки в Перми, 1919 год. Архивный снимок.

- Буксирные пароходы становились канонерскими лодками, а наливные шхуны и пассажирские пароходы - крейсерами, - пишет об этом военный публицист Александр Широкорад в своей книге «Великая речная война». - Даже мирные каспийские парусные рыбницы вооружались пушками и становились грозными пиратскими судами. За годы Гражданской войны белые и красные речные флотилии выпустили на порядок больше снарядов, чем все корабли Российского императорского флота в Первой мировой войне. Боевые действия на реках и озерах по праву считаются наиболее интересным элементом Гражданской войны в России. Никогда в истории войн, ни до 1918 года, ни после, речные флотилии не играли столь важной роли. Как правило, огневая мощь речных судов существенно превышала огневую мощь сухопутных частей, действовавших на берегах рек с фронтом в десятки километров.

Колчак решил, что он недаром - адмирал

Первыми на Каме и Волге своим флотом обзавелись красные, оснастив Верхнекамскую флотилию летом 1918 года. Но в декабре они отступили из Перми, и многие суда достались белым. В состав флотилии входили переделанные в бронированные речные крейсеры пароходы «Левшино», «Братья Каменские», «Медведь», «Карл Маркс», «Урицкий», плавучая батарея «Форт» и многие другие.

- 23 декабря 1918 года из Москвы в Пермь морякам Красной армии поступил приказ - взорвать вооруженные суда Верхнекамской флотилии при эвакуации, - пишет Александр Широкорад. - Насколько успешно было выполнено приказание - неизвестно. 25 декабря 1918 года белая Сибирская армия захватила Пермь. По некоторым данным, в Перми беляки захватили 27 пассажирских пароходов, 5 теплоходов, 3 дачных парохода пригородных линий, 69 буксирных пароходов, в том числе 6 «бронированных», которые ранее принадлежали красной Верхнекамской флотилии. Кроме того, имелось 17 барж грузоподъемностью до 978 тонн.

В феврале 1919-го в Пермь прибыл Колчак. Белогвардейские газеты подробно освещали его визит. Он побывал на параде по случаю взятия Перми, который устроили на Сенной площади - ныне Октябрьской. Посетил женскую гимназию, где девочки вручили ему цветы. Затем - мужскую гимназию. Пообщался с членами местного самоуправления. Также ему показали суда красных, которые стояли вмерзшими в лед. Они Колчака очень даже заинтересовали. У него появилась идея создать собственный флот - недаром ведь он назывался адмиралом. Сформировать Камскую флотилию и затем командовать ей он поручил своему сподвижнику контр-адмиралу Михаилу Смирнову, которому Колчак присвоил звание морского министра.

Флотилия белых пополнялась - по данным краеведов, для нее были переоборудованы суда, принадлежавшие обществу «Русь», пароходчикам Любимовым, Каменским, Мешкову, в ее состав вошли пароходы «Россия», «Мефодий», «Пермь», «Екатеринбург», «И. Ф. Любимов», «Карамзин», «Петроград», «Наталья», «Александр», «Вера», «Ревель».

Пароходы укрепляли броневыми листами и оснащали пушками, которые с 1914 года производились на Мотовилихинском пушечном заводе, полевыми гаубицами и морскими пушками Кане.

А два бронепарохода попросили изготовить английских моряков. В их командах затем и служили англичане - 63 матроса и мичмана.

У флота были даже аэростаты наблюдения

В 1968 году генерал-майор Королевской морской пехоты Томас Джеймсон за два года до своей кончины опубликовал мемуары о том, как он в Перми оборудовал для Камской флотилии бронепароходы и затем сражался с красными в битвах на воде.

«Контр-адмирал Смирнов долгое время служил в британском флоте, был награжден крестом Святых Михаила и Георгия, в совершенстве говорил по-английски, а до революции он был начальником штаба у Колчака, когда тот командовал Черноморским флотом, - пишет Томас Джеймсон о том, к кому попал в подчинение. - Боевые задачи, которые поставили перед нами, были следующими: поддерживать огнем армейские соединения, ведущие бои в прибрежной зоне, и прикрывать переправляющиеся через реку части, а также атаковать и уничтожать корабли красных».

На основании воспоминаний английского моряка можно составить представление о том, насколько многочисленным был флот белых.

Бронесуда англичан,1919 год. Архивный снимок.

Бронесуда англичан,1919 год. Архивный снимок.

«Камская речная флотилия должна была состоять из трех боевых дивизионов, - пишет он. - 1-й и 3-й дивизионы вооружались в Перми, а 2-й - в Уфе, на одном из притоков Камы. В состав каждого дивизиона входили шесть боевых судов, несущих орудия калибром 3 или 4,7 дюйма и четыре пулемета, одно судно с зенитными орудиями, баржа с одним или двумя 6-дюймовыми орудиями, минные заградители и вспомогательные буксиры. Помимо этого, каждый дивизион имел свою плавбазу, ремонтное судно, топливные баржи, аэростаты наблюдения, склады боеприпасов и иные склады».

Бронепароходы «Кент» и «Суффлок»

Всего в Пермь прибыли 63 моряка-добровольца с английских кораблей «Кент» и «Суффлок», которые пришли во Владивосток. Англичане сняли со своих судов и перевезли по железной дороге несколько морских орудий.

- В Перми нам выделили баржу и быстроходный буксир, ходивший на мазуте или дровах, - вспоминал Томас Джеймсон. - Оба судна были зачислены в 3-й дивизион, которым командовал капитан 1-го ранга Федосьев. Мы назвали буксир «Кент», а баржу - «Суффолк» в честь родных кораблей, оставшихся во Владивостоке. «Кент» имел 170 футов в длину и 40 футов в ширину, считая восьмифутовые гребные колеса. Баржа, у которой был свой буксир, была столь велика, что на ее фотографии шестидюймовое орудие выглядит небольшой точкой. Оба судна стояли недалеко от Мотовилихинского завода, который раньше строил и ремонтировал паровозы, а теперь занимался установкой артиллерии на речные суда.

Английский генерал-майор рассказывал, что переоборудовать корабли помогла смекалка заводчан-мотовилихинцев.

- Палубы наших кораблей усилили подпорками, - вспоминал он. - Двенадцатифунтовые орудия не имели опорных тумб, снятых перед установкой на платформы. Тумбы остались где-то в Сибири, а без них наводчики могли вести огонь, только стоя на коленях. После долгих споров решили заказать на заводе деревянные тумбы. Каждая состояла из пяти дисков толщиной 5 дюймов и диаметром 2 фута, положенных один на другой и составлявших таким образом подставку высотой 25 дюймов. Эта работа была выполнена в замечательно короткий срок, но при установке на тумбы орудийных лафетов со стволами возникли новые серьезные затруднения. Дело в том, что русские рабочие, уложив диск, притягивали его к предыдущему толстыми винтами. Болты докрасна раскалили в кузнечных горнах и кувалдами вогнали в тумбы. Некоторые отверстия были, однако, несколько шире болтов по диаметру. С местных складов доставили несколько бочек смолы, ее разогрели и залили в отверстия.

На «Кенте» были изготовлены и установлены две мачты. Для этого к судну по воде подогнали сосновые стволы, и русские плотники, используя в работе очень мало инструментов, в основном тесла - узкие лезвия, перпендикулярно, как мотыга или кирка, насаженные на ручку, быстро соорудили мачты, по качеству не хуже, чем в наших доках.

Наверное, было бы интересно поднять со дна реки эту огромную бронебаржу «Суффлок» и бронебуксир «Кент», оснащенные умельцами-мотовилихинцами. Надо думать, они также могли бы украсить музейную экспозицию в Хохловке или в каком-нибудь другом музее.

Однако руководитель Камской археологической экспедиции Григорий Головчанский несколько остужает эти мечтания.

- К сожалению, именно эти бронепароходы, на которых служили англичане, мы можем и не найти, потому что, по одним архивным источникам, их перегнали по железной дороге в Сибирь. По другим данным - их захватили красные. Хотя, возможно, их и затопили. Но точно можно будет об этом сказать, когда мы проведем подводные исследования.

33 парохода, 5 дебаркадеров и 38 барж

- История Камской флотилии, которая была создана Колчаком, до конца не написана, - говорит Григорий Головчанский. - Есть публикации, но они все вопросы не снимают. База источников достаточно узка - одни пишут одно, другие другое. После взятия красными Перми к нам был отправлен специальный представитель для того, чтобы посмотреть, что осталось от флота. Он оставил записки, казалось бы, достаточно подробные. Но даже они не дают общей картины. И только подводные исследования помогут нам более предметно узнать об этой загадочной истории и рассказать о ней.

Пока неизвестно, что обнаружат на дне Чусовой и Камы подводники. Но уже сейчас, пожалуй, ясно, что суда будут не в лучшей сохранности. Ведь даже после отступления белых они были в плачевном состоянии.

Вот как об этом писал в своем отчете в Главвод специальный уполномоченный Совнаркома В. М. Зайцев, который прибыл в Пермь сразу после отступления белых:

«По пути к реке Чусовой, где было главное место разгрома флота, немного выше пристаней, стоял поперек реки сильно изуродованный пассажирский пароход «Григорий», а затем уже потянулся почти сплошной вереницей длинный ряд обгорелых и затопленных судов. Некоторые еще догорали, и тлели обуглившиеся их части, а теплоход «Москвич» пылал пламенем, благодаря запасу в его цистернах топлива.

Близ реки Гайвы я увидел группу пароходов всех типов в количестве 7 штук, груда тел красавцев-судов была в самом хаотическом беспорядке сбита в кучу. Когда мы дошли до устья реки Чусовой, то тут было что-то ужасное. Весь фарватер реки представлял собою какой-то музей старых, ломанных, исковерканных железных изделий. Дать о каждом судне отдельную характеристику невозможно. Весь берег усеян грудами пепла, угля и головней, продолжающих еще куриться. На судах, более сохранившихся по внешнему виду, разрушения видны внутри: все загрязнено, поломано, стекла перебиты, вырван линолеум, порвана вся проводка освещения и звонков. Арматура машин и котлов, а равно электрические бра, тюльпаны и плафоны вырваны и унесены, зеркала и мебель расхищены. Всего в районе Пермь - Левшино погибло от огня пассажирских пароходов 22, буксирных 31, дебаркадеров 5 и барж 38».