Общество6 сентября 2021 14:00

Почему из-за Бориса Ельцина сожгли проект пермского метро

Какие крупные объекты в Перми не были построены и почему
Михаил Плеханов – человек, застроивший половину Перми.

Михаил Плеханов – человек, застроивший половину Перми.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

31 августа почетному гражданину Перми Михаилу Плеханову исполнилось 92 года. Большую часть жизни Михаил Сергеевич проработал в строительстве. В том числе 22 года - в должности главного инженера УКСа Пермского горисполкома. Это человек, застроивший половину Перми. Но в этот раз мы поговорили с заслуженным строителем России о тех объектах, которые ему сдать не удалось.

Ни скоростного трамвая, ни метрополитена

В 1970-х годах на месте нынешнего микрорайона Парковый находился поселок Шпальный, где было около 800 деревянных домов с огородами. На этом участке решили построить многоквартирные дома. Застройка нового микрорайона шла комплексно - одновременно с жилыми зданиями создавали детские сады, школы, магазины, поликлиники.

- Но прежде чем начать строительство, нам пришлось снести принадлежавшую железной дороге установку для пропитки шпал, разносившую жуткий запах креозота. Даже на расстоянии 300 метров от нее невозможно было дышать, а пары креозота вредны для людей, - вспоминает Михаил Плеханов. - Мы перенесли этот завод во Фролы, а на этом месте я начал строить Парковый.

Новый микрорайон соединили с другими районами города троллейбусной веткой. Там же предполагалось запустить трассу скоростного трамвая.

Трамвайные пути должны были пройти от вокзала ПермьII через тоннель мимо ДКЖ до улицы Стахановской, потом по улицам Чкалова, Старцева и по бульвару Гагарина до площади Дружбы.

Но когда просчитали технико-экономическое обоснование проекта, оказалось, что строительство одного километра трамвайной ветки дешевле строительства одного километра метро всего на 5 процентов. И тогда решили строить в Перми метро.

На этом перекрестке могла быть пересадочная станция пермского метро.

На этом перекрестке могла быть пересадочная станция пермского метро.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Проект метрополитена предусматривал три очереди. Первая начиналась от левого берега Мулянки, где была подготовлена площадка для депо. Ветка должна была пройти через Мулянку по метромосту, затем уйти под землю - от Перми II до ЦУМа. На перекрестке улицы Ленина и Комсомольского проспекта была запланирована пересадочная станция. Оттуда одна линия шла по Компросу до проходных завода Свердлова (ныне – «Пермские моторы»), вторая - от ЦУМа до площади Восстания. И третья ветка соединяла центр города с Кировским районом.

Технический проект был согласован. Но пермский УКС имел право только проектировать метрополитен, строить метро должна была специализированная организация, входящая в состав Министерства железных дорог. И с готовым проектом Михаил Плеханов и председатель Пермского горисполкома поехали в министерство.

- Зашли мы к заместителю министра, - рассказывает Михаил Сергеевич. - Он выслушал нас, открыл сейф и достал бумагу с просьбой о строительстве метро, подписанную секретарем Свердловского обкома партии Борисом Ельциным. А на документе резолюция Брежнева: «Метрополитен в первую очередь строить в Свердловске». И у нас отменили все строительство. И через два года вся документация по строительству пермского метро согласно инструкции была сожжена в котельной. Мы не имели право ее хранить дольше двух лет. Так вот мы и остались без метрополитена.

Гостиницу не построили из-за пожара

Даже несмотря на закрытость города, мест в пермских гостиницах не хватало. И власти приняли решение возвести 16-этажную гостиницу на 1000 мест, с тремя люксами - на случай приезда в Пермь высшего руководства страны. Ее собирались построить на территории между улицами Советская. Орджоникидзе (ныне - Монастырская) и Попова, выше эспланады. Собственно говоря, практически там же, где сейчас возводится пятизвездочный отель Radisson.

Проект был согласован с Госпланом, на площадке начали сносить дома. Но в 1977 году произошел пожар в гостинице «Россия» в Москве. По официальным данным, в нем погибли 42 человека. И после этого пожара пермский проект закрыли.

- Нам пришла директива из Госстроя - в связи с недостаточной пожарной безопасностью объекта строительство гостиницы прекратить, документацию и затраты списать, - вспоминает Михаил Плеханов.

Городская свалка вместо аэродрома

Шум от пролетающих над головой самолетов раздражает многих пермяков. И в соцсетях регулярно появляются возмущенные посты: «Почему самолеты не могут летать не над городом?». А ведь могли бы…

- В 1971 году под Верещагино упал самолет,- рассказывает Михаил Плеханов. - Погибло более 80 человек. Рухнул он в тайгу, причина аварии была неизвестна. Хотя через неделю после катастрофы, когда в Пермь приехали министры Аэрофлота и строительства, на заседании нам дали понять, что та авария произошла не случайно. Якобы самолет должен был упасть на Камскую ГЭС, и чтобы этого не произошло, пилот был вынужден пустить лайнер в пике.

На совещании было решено гражданский аэродром из Большого Савино перенести. Военный оставался там же, а для приема пассажирских самолетов нашли другое место - недалеко от Жебреев. Был запроектирован большой международный аэропорт «Софроны» со взлетно-посадочной полосой длиной 3600 метров. Кстати, в Большом Савино длина полосы в то время была 2500 метров, а после реконструкции аэропорта стала 3200.

- Я два года строил этот аэродром, - говорит почетный гражданин Перми.- Сначала мы вырубили лес, под полосу - почти 4 километра в длину и триста метров в ширину, засыпали овраги, подготовили землю. Проложили асфальтощебеночную дорогу, провели линию электропередач, построили трансформаторную подстанцию. А на третий год, когда уже готовились бетонировать взлетную полосу, из Москвы поступила команда: «Стройку остановить!»

Оказалось, в Саратове, когда самолет подлетал к местному аэропорту, из трещины в магистральном газопроводе произошел выброс газа. Лайнер, попавший в это газовое облако, взорвался. Погибло около 70 человек. И союзные власти решили пересмотреть СНИПы. Ранее по нормам расстояние от газопроводов до аэродрома должно было составлять не менее полутора километров. И будущий аэропорт «Софроны» этому требованию соответствовал. Стройка шла на расстоянии двух километров от магистральных трубопроводов, идущих из Сургута. Но в новые СНИПы внесли другую норму - 10 километров. И когда пересчитали стоимость переноса газопроводов, выяснилось, что это обойдется дороже, чем строительство двух новых аэродромов.

И стройку закрыли.

- Мне было очень обидно, - признается заслуженный строитель России. - Но и эту документацию пришлось сжечь в присутствии комиссии. Сейчас на месте, где мог быть международный аэродром, - городская свалка.

«Обезьяны не могут жить лучше людей»

Из тех же времен тянется история с пермским зоопарком. В 1975 году его решили перенести в Черняевский лес, к ипподрому. Для этого там был выделен участок в 12 гектаров.

- Чтобы построить обезьянник - первый объект будущего зоопарка, мы сделали проект, и в 1976 году я повез его в Москву - в Госстрой и Госплан, чтобы они дали разрешение на строительство, - рассказывает Михаил Плеханов. - В Госстрое начали рассматривать проект обезьянника и спросили: «Сколько стоит квадратный метр?» Отвечаю: «450 рублей». - «А сколько мы вам утвердили за квадратный метр жилья?» - «216 рублей». Они подняли меня на смех: Ты, что, хочешь, чтобы у тебя обезьяны лучше, чем люди жили?». И мы вынуждены были вернуться из Москвы ни с чем.

Мост в Мотовилихе стал жертвой трех старых большевиков

В 1980-х годах в Перми собрались строить мост через Каму - второй, после коммунального. Проектировщики рассмотрели шесть вариантов, в результате остановились на двух из них. Один - в районе Заостровки, второй - в Мотовилихе. Он шел бы от площади Восстания между улицами Смирнова и Восстания, а на правый берег выходил бы на улицу Верхнекурьинскую, в районе железнодорожной остановки «10-й километр». Этот вариант и приняли.

Проект был рассчитан так, чтобы мост не попадал в зону возможного затопления, если бы случилось ЧП на Камской ГЭС. На площади Восстания планировалась въездная эстакада.

- Проект моста был утвержден Госпланом, деньги выделены, все вопросы решены, - вспоминает Михаил Сергеевич. - В 1985 году работы начались. И вдруг, когда мы уже начали готовить дома к сносу, оказалось, что живы три участника революции 1905 года. И они возмутились, что эстакада перекроет улицу 1905-го года, где находились баррикады восставших рабочих. Старые большевики написали жалобы и в обком, и в ЦК. Меня вызвали и сказали: «Мост строить не будешь». По какой причине - я узнал только через месяц. Через два года опять пришлось сжигать документацию. А в Госплане мне сказали: «Вам деньги на проект моста выделяли? Выделяли. Все, теперь только через 20 лет на следующий мост получите».

И через 20 лет начали строить Красавинский мост.

Кстати, аналогичная история произошла и с транспортной эстакадой по улице Попова. Там планировалась дорожная развязка в двух уровнях через улицы Ленина и Коммунистическую (ныне - Петропавловская).

-Эстакада по проекту была ажурной, - рассказывает Михаил Плеханов. - Начиналась она между улицами Орджоникидзе (ныне Монастырская) и Коммунистической, а заканчивалась на середине квартала между Кирова и Большевистской (ныне Екатерининская). Но такое размещение транспортного сооружения перед окнами Дома Советов не понравилось кому-то из руководства области, и в результате строительство эстакады так и не было начато.

«Колизей» вместо кинотеатра

Вместо двухзального кинотеатра появился торговый центр.

Вместо двухзального кинотеатра появился торговый центр.

Фото: архив "КП"

Строительство «Колизея» началось с курьеза. Обычно торжественные заседания партийно-хозяйственного актива Пермской области проходили в оперном театре. Его зал до реконструкции вмещал 1200 человек. Столько приглашений и раздавали. Но однажды по ошибке напечатали не 1200, а 1400 пригласительных билетов. И все их раздали. Что делать, куда усадить «лишних» 200 человек? Не пустить - обидеть заслуженных людей, да и как отбирать приглашения, по какому принципу? Единственное место, куда можно было посадить большее количество приглашенных, - это цирк, который вмещал 2000 человек. В тот раз проблема разрешилась.

- Но как могло быть – партия, и в цирке? - смеется Михаил Сергеевич. - И мне сказали: построй около обкома большой кинозал. На улице Куйбышева тогда стояли очень хорошие домики, на первых этажах были магазинчики. До сих пор помню, какая вкусная селедка продавалась в одном из них. Но пришлось их снести.

Был запроектирован двухзальный кинотеатр: большой зал был рассчитан на 2000 мест, с учетом того, что там потом будут проходить заседания актива, а малый, для предварительных просмотров, - на 100 мест. К 1991 году была построена коробка, начаты отделочные работы. Завершить строительство собирались в 1992 году. Но к тому времени стройка оказалась никому не нужна. Здание переходило из рук в руки, и в результате превратилось в торговый центр.

Церковь, а не органный зал

Если на строительство кинотеатра повлияли глобальные события, то к «замораживанию» органного зала приложил руки сам главный инженер УКСа.

В Феодосиевской церкви на улице Борчанинова с 1930-х годов размещался хлебозавод. В 1968 году предприятие выехало из церкви, и начались работы по реставрации здания. Первоначально его планировалось отдать под экспозиционные залы Пермского областного краеведческого музея, однако в начале 80-х годов пермские власти решили сделать там органный зал.

Строители под руководством Михаила Плеханова разобрали все деревянные перекрытия, заменили их на железобетонные. Укрепили фундаменты. Углубились на метр вниз, и на цокольном этаже создали фойе с высотой 2,5 метра. В самой церкви сделали зал на 400 мест и даже проложили подземный переход к соседнему зданию, где раньше был женский монастырь. Там планировалось устроить комнаты для артистов.

И когда здание было полностью отремонтировано, приехали специалисты из Германии, которые должны были проверить акустику. Они привезли специальное оборудование и установили его в церкви. В результате обследования выяснилось, что проходящие мимо трамваи сильно сотрясают здание и представляют опасность для органа.

В 1991 году Феодосиевская церковь была возвращена верующим.

В 1991 году Феодосиевская церковь была возвращена верующим.

Фото: архив "КП"

Но что на самом деле таилось за этим обследованием, Михаил Плеханов признался только сейчас "Комсомолке":

- У меня тогда был приятель - начальник трамвайного управления города. Я попросил его, чтобы по улице Борчанинова через каждые 15-20 минут проходил грузовой трамвай с прицепом, нагруженным разным металлоломом. Вагон ездил, грохотал. Немцы за уши схватились и выдали заключение, что в здании нельзя делать органный зал.

Со стороны Михаила Плеханова это был чистый саботаж.

- Если бы об этом тогда узнали, меня бы не только уволили, а и посадить могли, - смеется он.- Но я считал, что в русской церкви католический орган недопустим. И через месяц после заключения о том, что органный зал делать нельзя, здание передали церкви.

Михаил Плеханов: "Почему я сжег проект пермского метро"