Премия Рунета-2020
Пермь
-26°
Boom metrics
Происшествия
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 сентября 2023 9:40

«Мою дочь изнасиловали, а сына посадили»: в Пермском крае брат и сестра стали фигурантами уголовного дела

У многодетной мамы из Прикамья изнасиловали дочь, а сына обвинили в насилии над школьницей
Ирина Паласторова уверена, что ее сына оболгали и обратилась за помощью к председателю СК России Александру Бастрыкину

Ирина Паласторова уверена, что ее сына оболгали и обратилась за помощью к председателю СК России Александру Бастрыкину

- Не мог Никитка этого сделать, не мог и все! Он всех девочек защищал, а тут изнасиловал! Наговорили на него. Все село об этом знает. Есть свидетели, как две матери сговорились и придумали эту историю, будь они прокляты. Следователю лишь бы дельце состряпать, а мальчику сейчас всю жизнь поломают, - в один голос твердят жители небольшого прикамского села Суда.

В селе Суда проживает не больше тысячи человек. Одна школа, один детский садик, одна больница и церквушка. Естественно, на небольшом клочке земли все друг друга знают - и взрослые, и дети. До недавнего времени сельчане жили своей спокойной, размеренной и уединенной жизнью, пока некоторые ребятишки не захотели почувствовать себя взрослыми. И теперь в Судах кипят недетские страсти.

Село Суда входит в состав Уинского района Прикамья, а свое название оно получило от речки Судинки, на берегах которой и раскинулось

Село Суда входит в состав Уинского района Прикамья, а свое название оно получило от речки Судинки, на берегах которой и раскинулось

Фото: Борис МЕРКУШЕВ

«Мама, меня Дамир изнасиловал»

У Ирины Паласторовой пятеро детей. Двум девочкам нет еще и годика, средний сынишка учится в младших классах, 12-летняя шестиклассница Настя и 16-летний старшеклассник Никита. Правда, дети у нее от разных мужчин. Но жители села отмечают, что растут ребятишки в любви, заботе, и ни в чем не нуждаются. Дети всегда делятся с мамой своими планами, успехами, победами и, конечно, переживаниями, поэтому Ирина не могла не заметить, как в начале лета резко изменилась ее дочь.

- Настя стала какой-то замкнутой, отстраненной, могла ни с того ни с сего зареветь, - вспоминает Ирина. – Это длилось примерно месяц. Естественно, все это время я пыталась с ней поговорить, но она отвечала, что все хорошо, а я места себе не находила. В один из дней она подошла ко мне и сказала: «Мама, мне нужно что-то тебе рассказать». Мы сели на кухне, она заплакала и рассказала, что ее изнасиловали.

Откровение Насти стало шоком для Ирины, но большим потрясением было то, что своим насильником девочка назвала 14-летнего друга семьи Дамира (имя изменено – Ред.).

- Они учатся в одной школе, вместе гуляют, часто бывают друг у друга дома. Словом, дружат, - говорит Ирина. - В тот день Дамир отвел Настю в баню и надругался. После нашего разговора я взяла Настю за руку и повела к его маме. Дамир сказал, что все было по согласию, а мама стала все отрицать. При этом она почти две недели не отдавала мне футболку дочери, в которой она была в день изнасилования. Стирала ее, как могла. Сейчас футболка на экспертизе.

Гражданскому мужу Николаю и Никите о случившемся Ирина не сказала – испугалась, что на эмоциях они могут сделать только хуже. Поэтому пошла в полицию и написала заявление. Против Дамира возбудили уголовное дело, и на время следствия оставили под домашним арестом. А дальше началось самое интересное.

Постановление об избрании Дамиру меры пресечения в виде домашнего ареста. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Постановление об избрании Дамиру меры пресечения в виде домашнего ареста. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Месть за сына

- У матери Дамира начал зреть план мести, - вспоминает Ирина. - В него она втянула свою знакомую Анжелу (имя изменено – Ред.), чтобы использовать ее 12-летнюю дочь Ксюшу (имя изменено – Ред.). Сперва они с выпученными глазами прибежали в больницу и сказали, что в глаз девочке прилетела галька из-под машины моего гражданского мужа и попросили от врача справку. Врач отказала, так как ни доказательств, ни повреждения у девочки не было. Когда этот план провалился, матери договорились придумать историю с изнасилованием.

Заявление в полицию писалось матерями со слов Дамира и Ксении.

- У матерей такая легенда: Дамир, будучи под домашним арестом, вспомнил, как якобы в прошлом году Никита дважды силой взял Ксюшу. В первый раз на улице, второй – в туалете школы. Вот вам и протерпевшая, и свидетель, - говорит Ирина.

Позже нашелся еще один свидетель. К показаниям против Никиты подключилась общая знакомая подростков Света (имя изменено - Ред.). Однако позже девочка сказала, что ее заставили оговорить Никиту.

- В начале августа Ксюша мне сказала: «Тебе сейчас позвонят из полиции, скажи, что в один из дней Никита завел меня в кусты, я кричала, завала на помощь, а потом вышла вся зареванная. Да и еще: скажи, что он держал меня в кустах 30 минут», - рассказывает Света. – Я прекрасно помнила тот день, мы гуляли вчетвером – Я, Никита, Ксюша и Дамир. Никита с Ксюшей действительно отходили в кусты, покурить, но их не было от силы пять-десять минут. Ксюша не кричала, не звала на помощь, а когда вышла, вела себя обычно и даже улыбалась. Но я оклеветала Никиту. Не знаю, зачем я это сделала. Сейчас понимаю, какую глупость совершила.

Через несколько часов после телефонного разговора двое сотрудников приехали к Свете домой и ее опрашивать. Без присутствия взрослых, законного представителя и даже без соцпедагога – в нарушение статьи 191 УПК РФ.

- О звонке и последующем визите полицейских я узнала только вечером, когда вернулась домой, - говорит мама Светланы Земфира (имя изменено – Ред.). – Дочь мне рассказала и о просьбе Ксюши оболгать Никиту. Я спросила, зачем она так сказала, она ответила, что испугалась. На следующий день мы поехали к следователю и дали правдивые показания. Их приобщили к делу. Но первые показания, взятые с нарушениями, в деле все равно остались. А то, что они были сказаны дочерью по просьбе Ксюши, следователь нигде не указал. Более того, вскоре после нашего визита к следователю мне и моей дочери звонили полицейские и оказывали давление. Меня они упрекали в том, что я заставила дочь поменять показания, а ей грозили статьей за дачу ложных показаний и проверкой на детекторе лжи. Это ужас какой-то, никогда бы не подумала, что сотрудники могут так общаться с детьми.

«Это какая-то дичь»

Второй случай изнасилования якобы произошел в школе во время занятий по баскетболу. Свидетелей тому нет. Тренер школьников Вячеслав Рашевский также не верит в то, что Никита мог изнасиловать Ксюшу.

Школьный тренер Вячеслав Рашевский

Школьный тренер Вячеслав Рашевский

Фото: Борис МЕРКУШЕВ

- Это дичь какая-то, по-другому я назвать это не могу, - говорит Рашевский. – Во-первых, в туалет у нас ребята ходят командами, за редким исключением по 1-2 человека. То есть шанс, что дети могли остаться вдвоем, крайне мал. Во-вторых, я бы заметил изменение в поведении, если не Никиты, то хотя бы Ксюши, но этого не было. Ребята вели себя обычно. Да и Ксюша даже день произошедшего не может назвать, о чем тут вообще можно говорить. Когда узнал об уголовном деле, а узнал я об этом одним из последних, я был просто в шоке. Если бы что-то подобное реально произошло на тренировке, я бы первым во все колокола бить начал и, возможно, в бубен Никите.

О том, что Ксения путается в показаниях, говорити и ее подурги, и мать Никиты, и другие знакомые с делом сельчане.

- Сперва Ксюша говорила, что это было осенью, потом, что летом, то на первом этаже в школе, то на втором, - ну ведь очевидно, что она все выдумывает, - говорит Света.

«Я слышала, как они договаривались»

О произошедшем в Судах судачат всем селом. И все в один голос твердят, что Никиту оболгали. Тому есть и свидетель - тетя Ксюши Татьяна, которая слышала, как две матери придумывали историю с изнасилованием. Только вот Татьяна, как рассказывают местные, человек боязливый, своим знакомым она об этом рассказывает, а в полицию идти страшится.

- Мы пили вместе, я, Колька и Танька, - рассказывает на условиях анонимности житель Суды. – И когда Танька изрядно напилась, выдала все, как на духу: «Я своими ушами слышала, как эти две договаривались против Никитки, но в полицию не пойду, хоть убейте». Я уже плохо помню, чем наш разговор тогда закончился, но одно я понял, показания против родственников Таня давать не будет. Она боится, что если придет в полицию и расскажет правду, родственники ей житья не дадут. А судьба подростка ее, судя по всему, мало интересует.

- В начале августа Танька пришла ко мне домой и разговор зашел про Никитку, - рассказывает жительница села Ольга Курбатова. – Танька мне рассказала, что это все подстроено, что после заявления на Дамира его мать пригрозила, что житья Иринке не даст. Вот и договорилась с мамой Ксюши разыграть этот спектакль. Я сперва ей не поверила, а когда Никитку посадили, сразу вспомнила наш разговор.

«Моя дочь не врет, есть экспертиза»

Нам удалось поговорить с мамой Ксении. Своей дочери она верит. А на вопрос: почему та год молчала про изнасилование, отвечает, что боялась, что попадет.

- Вы замечали изменение в поведении вашей дочери? К примеру, Настя после изнасилования резко изменилась – плакала без причины, замкнулась в себе, а ваша дочь?

- Нет, она вела она себя обычно.

- Вы договаривались с мамой Дамира, вы придумали эту историю?

- Нет, это ложь. Мы с ней даже не общаемся, только здороваемся на улице.

Железным доказательством изнасилования мать Ксюши называет экспертизу, которая показала, что ее дочь уже не девственница. Однако, по словам Ирины, наличия каких-либо биологических следов Никиты на одежде девочки нет. Также в распоряжении «Комсомолки» есть переписка Ксении со знакомым, где она говорит, что в 11 лет - еще до событий с Никитой - ее изнасиловал мальчик. Ксюша хотела написать на него заявление в полицию, но так этого и не сделала.

Переписка Ксюши со знакомым. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Переписка Ксюши со знакомым. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Одного домой, второго за решетку. Почему?

В конце августа Никиту по ходатайству следователя суд отправил на два месяца в СИЗО. Судя из постановления, из доказательств вины у следователя только показания потерпевшей и свидетелей. По месту жительства Никита характеризуется положительно, по месту учебы - удовлетворительно. Единственная отрицательная деталь - мать в свое время привлекалась к административной ответственности, за то, что уделяла сыну недостаточно внимания, и он много времени проводил на улице, общаясь со сверстниками.

- На учет нас поставила школа, так как у Никиты была плохая успеваемость, таким образом преподаватели хотели это исправить, - объясняет Ирины. – В мае Никита окончил школу, в июне нас сняли с учета, уголовное дело завели только в августе, а в документе, который следователь подал в суд, говорится, что мы якобы все еще состоим на учете. Это единственная плохая характеристика, которая, думаю, и повлияла на решение судьи отправить Никиту в СИЗО.

Постановление об избрании Никите меры пресечения. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Постановление об избрании Никите меры пресечения. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Примечательно, что следователь так же просил суд отправить в СИЗО и Дамира, однако судья посчитал возможным оставить подростка под домашним арестом. При этом Дамир, в отличие от Никиты, учителями характеризуется отрицательно. Более того, в прошлом году подросток состоял на учете в ПДН за кражу. Однако есть одна интересная деталь. Во время избрания меры пресечения мать Дамира заявила, что ее сын нуждается в лечении. Каком – не говорится. Вероятнее всего, это и мотивировало суд отправить подозреваемого под домашний арест.

Страница из материалов постановления, где говорится, что Дамир нуждается в лечении. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Страница из материалов постановления, где говорится, что Дамир нуждается в лечении. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Страница из материалов постановления, где говорится, что учителями Дамир характеризуется отрицательно, а также, что он состоял на учете в ПДН. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Страница из материалов постановления, где говорится, что учителями Дамир характеризуется отрицательно, а также, что он состоял на учете в ПДН. Фото предоставлено Ириной Паласторовой

Жалоба главе СК России Бастыркину

В середине сентября Ирина отправила письмо главе СК России Александру Бастрыкину. В нем женщина жалуется на давление и нарушения со стороны следователя, который занимается делом ее сына.

- Следователь хамит, грубит, оказывает на меня давление и работает с нарушениями! – возмущается Ирина. - За два дня до избрания моему сыну меры пресечения мой адвокат писал ему письма, звонил, отправлял на электронку ордер, что он наш законный представитель, но следователь просто игнорировал его звонки и письма. Тем самым тянул время. Следователь заставлял меня подписать документы на услуги государственного адвоката, в подтверждение этому у меня есть аудиозапись. В итоге на избрании меры пресечения мой адвокат попросту не попал, и мой Никита оказался в СИЗО. Он просто был в ужасе от такого решения, готов был пройти детектор лжи, любые экспертизы, но никто его слушать не стал, его просто упрятали за решетку. Вот так подросткам жизнь и ломают. Это беспредел какой-то. Еще я не понимаю, почему следователь не вызывает на допрос Татьяну, которая слышала, как две матери придумывали историю с изнасилованием, она ведь важный свидетель и, получается, скрывает важные улики!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Насиловал с секундомером: после 20 лет тюрьмы на свободу вышел пермский маньяк Сергей Зайцев

На его счету 48 изнасилований и 4 похищения девушек. Своих пленниц он держал в яме в своем огороде. Мы встретились с маньяком после освобождения [ВИДЕО]