Премия Рунета-2020
Пермь
+14°
Boom metrics
Общество6 декабря 2022 13:01

В Перми дочь героя ВОВ замерзает в церковной сторожке на набережной Камы

Ее жуткую лачугу отгородили от помпезной набережной высоким забором [видео]
Обед Александра Степановна готовит на плитке, обогревается тоже электричеством.

Обед Александра Степановна готовит на плитке, обогревается тоже электричеством.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

В крохотном полуразрушенном домике возле набережной Камы живет дочь ветерана войны Александра Степановна Суворова. Ну как живет – выживает. В доме нет ни отопления, ни воды. В стародавние времена тут ютился сторож Кафедрального собора.

В прихожей холод как на улице. Оконная рама не держит тепла.

В прихожей холод как на улице. Оконная рама не держит тепла.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Гуляющие вдоль реки пермяки даже не догадываются, что здесь может обитать одинокая 80-летняя женщина. Когда набережную реставрировали, возле сторожки поставили высокий забор из профнастила, чтобы не портила вид. Найти ее непросто, навигатор не знает такого адреса.

К домику Александры Степановны проложили помпезную гранитную лестницу.

К домику Александры Степановны проложили помпезную гранитную лестницу.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Город контрастов

Александра Степановна по телефону объясняет нам, как добраться до калитки в ее двор. Оказывается, к ней поднимается помпезная гранитная лестница.

А вот дальше за калиткой обнаруживается узенький проход, который ведет к покосившейся дверце.

В заборе проделали калитку.

В заборе проделали калитку.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Тут нужно нагибаться! – предупреждает нас Александра Степановна, когда мы входим внутрь.

Ворота покосились от времени.

Ворота покосились от времени.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Фотокорреспондент с трудом протискивает в узком проходе свой кофр с фотоаппаратом. И вот, наконец, мы оказываемся в крошечной прихожей. Пол – ниже уровня земли, и ноги сковывает холод. Возле окна с трухлявым переплетом висит фотография папы Александры Степановны. На его груди кроме медалей - Орден Славы. Такой на фронте давали за проявленную храбрость.

С фотографией отца пенсионерка ходит на шествия Бессмертного полка.

С фотографией отца пенсионерка ходит на шествия Бессмертного полка.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Мы здесь долго не простоим, замерзнем, - спохватывается хозяйка. – Давайте попробуем протиснуться в комнату, я ее с утра перед вашим приходом специально нагревала электрорадиатором, и там уже почти +10 градусов.

На груди ее папы кроме медалей - Орден Славы и Ореден Отечественной войны.

На груди ее папы кроме медалей - Орден Славы и Ореден Отечественной войны.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

В комнатушке едва помещаемся втроем. Присесть можно только на топчан, на котором лежит ворох одеял. Вот тут и спит дочь ветерана войны.

В студеной комнате негде повернуться.

В студеной комнате негде повернуться.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

На шкафчике примостилась еще одна фотография – ее мамы, ветерана тыла.

Вот тут Александра Степановна вынуждена спать.

Вот тут Александра Степановна вынуждена спать.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Розетки плавятся из-за напряжения

Обогревается избушка только электричеством - печка, которой пользовался еще церковный сторож, давно прогорела и потрескалась.

Печка, которой больше ста лет, не работает.

Печка, которой больше ста лет, не работает.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Обогреватели я включаю только время от времени, - объясняет хозяйка. - Иначе из-за напряжения розетки, видите, уже расплавились. Да и денег на еду не останется, если постоянно греть.

Потолок давно прохудился.

Потолок давно прохудился.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Даже при такой экономии дочери ветерана приходится платить за электричество 4 тысячи рублей, а пенсия – 11 тысяч.

- А еще нужно отдавать деньги за воду, которую в бутылях приносит мне социальный работник вместе с продуктами, разумеется, не бесплатно, - говорит Александра Степановна. - И на лекарства приходится тратиться. У меня вот муравьиного спирта сколько уходит, я им руки протираю, чтобы отогреть, когда совсем замерзнут. Немного выручает садик возле дома, там еще мама посадила вишню и тернослив, я с веток собираю замороженные ягоды, и компот себе варю, чтобы витамины были.

Александра Степановна старается не унывать.

Александра Степановна старается не унывать.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Переехать не решилась

Живет Александра Степановна одна. Ее двоюродная сестра, с которой они изредка созваниваются, проживает в далекой Твери. Детей у нее нет – не смогла выйти замуж из-за болезни. Папы давно не стало. Мама ушла из жизни шесть лет назад. Она очень болела, и чтобы ее подлечить, они в свое время и перебрались из родной Косы в Пермь, да тут и обосновались. И мама прожила 93 года.

Окно пришлось заделать подушкой.

Окно пришлось заделать подушкой.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Пенсионерка говорит, что ей предлагали в свое время жилье, но – с подселением.

- Переехать я не решилась, - объясняет она. – Подумала: как это жить рядом с чужими? Я привыкла быть сама себе хозяйкой. А отдельное жилье мне никто не предлагал.

Лачуга давно нуждается в ремонте.

Лачуга давно нуждается в ремонте.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

«На фронте тяжелее было»

Александра Степановна говорит, что пытается не расстраиваться из-за житейских проблем.

- Папа меня в свое время учил, что не надо бояться трудностей, вот я и стараюсь не унывать, - говорит Александра Степановна. - Им-то на фронте тяжелее, наверное, приходилось. В детстве я папины рассказы любила подслушивать, когда он своим друзьям про войну рассказывал. Он от Москвы до Берлина дошел, рейхстаг штурмовал. Помню, как говорил, что они к какому-то немецкому офицеру на переговоры ходили, когда первый этаж рейхстага заняли. А потом по радио услышала запись рассказа Сергея Платова – это пермяк, фотография которого, как он расписывается на стене рейхстага, в свое время все газеты обошла. И он тоже про этот случай вспоминает, что, мол, два лейтенанта и старший сержант пытались договориться с немцами об их капитуляции, но те отказались. А мой отец как раз старшим сержантом был.

Дочь ветерана говорит, что на фронте, наверное, тяжелей было. На снимке ее папа - слева.

Дочь ветерана говорит, что на фронте, наверное, тяжелей было. На снимке ее папа - слева.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

Осталось продержаться четыре месяца

Сейчас Александра Степановна задумывается о том, чтобы поставить памятник на могиле отца в Косе. Она позвонила в специализированную компанию, и ей там сказали, что работа и перевозка обойдутся никак не меньше, чем в 24 тысячи. Объяснили, что поскольку ее папа умер в 1983 году, бесплатная установка мемориала бывшему фронтовику не полагается.

Александра Степановна надеется пережить эту зиму.

Александра Степановна надеется пережить эту зиму.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО. Перейти в Фотобанк КП

- Попробую, конечно, откладывать что-то от пенсии, попытаюсь сэкономить на электричестве, - рассуждает пожилая женщина. - Еще бы печку кто-нибудь помог наладить, да дров привезти. Ничего, мне бы только декабрь, январь, февраль да март как-нибудь продержаться. А в апреле, глядишь, потеплее станет.