Премия Рунета-2020
Пермь
-5°
Boom metrics
Общество18 января 2023 17:10

23-летний прикамец уехал работать в Подмосковье на склад и умер при загадочных обстоятельствах

Четыре недели у него работало только сердце
Игорь всегда старался заработать денег - помочь маме и младшей сестренке. Фото: соцсети.

Игорь всегда старался заработать денег - помочь маме и младшей сестренке. Фото: соцсети.

4 января в социальных сетях появился пост, точнее, крик о помощи. Молодая жительница Кунгура рассказала историю старшего брата Игоря, который в тот момент находился в реанимации в мытищинской больнице в критическом состоянии.

- Игорю 23 года исполнилось совсем недавно, 30 декабря, - рассказала «Комсомолке» его мама Юлия. - Всегда был самостоятельным, помогал мне. Я воспитывала их с дочкой одна. Он рано начал работать. Раньше и на север катался на вахту, несколько раз там был. А тут решил ехать в Подмосковье, на склад.

- Он один туда уехал или со знакомыми?

- Один. Узнал всю информацию. И поехал.

Игорь работал на складе, который находился в Пушкино с конца ноября прошлого года. С родными был ежедневно на связи, часто присылал фото.

- 14 декабря мы поговорили с ним в последний раз. После чего он пропал. Мы звонили на мобильный, но он не отвечал. Перед этим Игорь говорил, что заболел. Все успокаивал: не переживайте, все нормально. А у самого из таблеток только «Парацетамол» был, больше ничего.

- Почему так?

- Не было денег, чтобы купить.

Условия работы на складе были, что говорится, драконовские: зарплату платили строго по истечении вахты – спустя 45 дней. В полном объеме ее выдавали только при условии, если не было никаких нарушений. В противном случае штрафовали, лишали полностью зарплаты с последующим увольнением. Иногородние, в том числе и Игорь, жили в общежитии - хостел находился в поселке Нагорный (городской округ Мытищи). На работу и обратно их ежедневно возил автобус.

- Мы начали искать Игоря 17 декабря, - продолжает рассказывать мама. - В тот момент его телефон уже был выключен. Стали пробивать телефоны его друзей, коллег и работодателя. Последнему мы написали: что случилось с Игорем, почему он не выходит на связь? Ответ пришел только через несколько часов, что сын лежит в реанимации в критическом состоянии.

Что случилось на самом деле, Юлии так никто и не смог рассказать. Из тех крупиц информации, которую ей удалось буквально клещами вытаскивать из коллег, вахтера, полицейских и работодателя, известно, что в тот день Игорь поздно вернулся с работы. На ужин не пошел, а сразу лег спать. Его пытались разбудить покушать, но он отказался. Утром на работу тоже не встал – его в бессознательном состоянии нашли коллеги, что жили с ним в одном хостеле и ездили с ним на одном автобусе: они просто не дождались парня к отправлению и пошли его искать. Комендант общежития, тоже из приезжих, вызвал Игорю скорую. В машине он пережил состояние клинической смерти, но тогда медики смогли запустить его сердце. Кстати, позднее выяснилось, что в таком же тяжелом состоянии был еще один молодой вахтовик – он скончался в карете скорой.

Игоря в срочном порядке доставили в Мытищинскую областную больницу, в отделение реанимации. Из всех органов у него работало только сердце – остальные органы были поражены. Что стало причиной такого тяжелейшего состояния молодого мужчины, медики выяснить не могли и только разводили руками.

- Они сказали, что если бы это были наркотики, то эффект был бы другой, не было бы такого тяжелого состояния, - рассказывает Юлия Вячеславовна. – Врачи постоянно брали анализы, но ничего не находили, поэтому так и не смогли поставить точный диагноз сыну.

На протяжении всех четырех недель родные созванивались с врачами. Все это время Игорь пытался выкарабкаться – были в его состоянии и улучшения, но ухудшений, конечно, было больше. Медики говорили, что у него лишь один шанс из 100 – и все близкие и родные Игоря верили, что он сможет им воспользоваться, что его организм справится, и он придет в сознание.

Юлия летала на новогодние праздники к сыну в больницу. В том числе побывала на складе, где работал Игорь. Нашла его начальника.

- Странным было то, что у Игоря не было никаких документов и вещей в общежитии. Когда я спросила начальника об этом по телефону, тот мне грубым тоном ответил: «Да кому нужны его поношенные шмотки. Вы вообще рады, что он жив остался?!», а потом бросил трубку и больше уже не снимал ее. В итоге мне выдали какую-то потрепанную сумку, куда свалили разный хлам, но там ничего из вещей сына не было – мы ее выбросили в мусорный контейнер. А паспорт и мобильник сына забрал следователь. Я созванивалась с ним, но там только отвечали, что следствие ведется и пока никой информации нет.

- Юлия, может, у Игоря была какая-то аллергия?

- Нет, он не был аллергиком. И в тот день его не избивали. Врачи все же склонны были думать, что в организм попало какое-то вещество, которое поразило сразу все органы. Все эти дни он был на гемодиализе и под ИВЛ – у него также обнаружилась обширная пневмония.

Четыре недели Юлия жила, как на качелях. Четыре недели ей одни врачи говорили, чтобы она срочно вылетала в Москву, к сыну, а другие – чтобы ждала дома. Так как семейный бюджет был невелик, сестра Игоря Зарина опубликовала пост в ВК с просьбой о материальной помощи: тогда они еще жили надеждой, что Игорь придет в себя, и они увезут его на долечивание в родную Пермь. Кроме того, мытищинские врачи нет-нет, да и говорили матери, что раз нет улучшений, а только ухудшения, то больше держать Игоря там не будут – давали на сбор денег и приезд всего 4 дня. А сумма требовалась немаленькая для матери-одиночки – 150 тысяч рублей. Они собрали почти чуть больше половины, когда пришла горькая весть из подмосковной больницы – сердце Игоря остановилось 10 января. И его уже не смогли завести. Юлия Вячеславовна сразу вылетела к сыну. «Комсомолка» успела поговорить с ней.

- Юлия, какой диагноз поставили вашему сыну в итоге?

- Пока не знаю, жду заключения.

- Со следователями еще разговаривали?

- Они передали документы и телефон в больницу. С нами лично никто так и не говорил.

- Мы так надеялись, что ваш сын справится.

- Я сама еще не верю во все это, – призналась Юлия. Ее голос был отрешенным. – Я сына еще не видела.

13 января мама привезла Игоря в Пермь, а оттуда – в родной Кунгур. В субботу, 14 января, его похоронили на местном кладбище.

Мы списывались с родными Игоря после похорон. Врачи так и не смогли выяснить, что конкретно за вещество попало в его организм. В заключении о смерти написали «Отек головного мозга и отравление неизвестными веществами». Источник в медицинских кругах пояснил нам, что отравление неизвестными веществами, вопреки устоявшемуся мнению, не всегда говорит о смерти из-за употребления запрещенных веществ.

Подписывайтесь на наш Телеграм и Viber

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: Вконтакте Одноклассники Твиттер

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Телефон: 8-965-571-46-65

Viber/WhatsApp: 8-965-571-46-65

Почта: boris.merkushev@phkp.ru