Премия Рунета-2020
Пермь
+21°
Boom metrics
Общество29 мая 2022 4:30

Первый переводчик «Властелина колец» Александр Грузберг: «Я с первой же страницы понял, что Толкин - это выдающаяся литература»

Привычное всем нам название тоже разошлось по стране с его подачи
И именно Александр Грузберг в 1975 году впервые перевел на русский язык «Властелина колец»

И именно Александр Грузберг в 1975 году впервые перевел на русский язык «Властелина колец»

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Все стены в квартире Александра Грузберга плотно заставлены полками с книгами. В его личной библиотеке - несколько тысяч томов. Один из стеллажей заполнен изданиями англоязычных авторов в переводе самого Александра Абрамовича. Он переводил на русский произведения Айзека Азимова, Пола Андерсона, Андре Нортон, Майн Рида…

И именно Александр Грузберг в 1975 году впервые перевел на русский язык «Властелина колец». Привычное всем нам название тоже разошлось по стране с его подачи.

- Я долго думал, как перевести название романа, - рассказал Александр Грузберг. - Lord of the Rings означает и «господин колец», и «повелитель», и «хоязин» и даже «бог колец». Мне понравилось «Властелин колец». Я так назвал роман, и это название прижилось.

С тех пор роман Толкина претерпел более 20 разнообразных переводов на русский. Но название осталось неизменным.

30 мая кандидату филологических наук Александру Грузбергу исполняется 85 лет. И его юбилей стал поводом поговорить и о «Властелине колец», и об особенностях перевода книг в нашей стране.

«ПЕРЕВОД ЗАНЯЛ ОКОЛО ГОДА»

- Александр Абрамович, а где вы вообще обнаружили роман Толкина? В 1975 году новинки западной литературы (если можно назвать новинкой книгу, вышедшую 20 лет назад) в Советском Союзе явно не появлялись.

- Вообще текстов на английском языке у нас не было. Из-за этого я и стал переводчиком. Я просто любил фантастику, любил читать. А потом меня попросили перевести одну книгу. Мне показалось, что текст на английском языке – нечто вроде закодированного сообщения, которое мне надо расшифровать. Это была сложная, но интересная задача. И я начал этим заниматься.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Книги на английском языке купить было практически невозможно, их не было. Я приучился ходить в Библиотеку иностранной литературы в Москве.

В те годы я работал в Пермском пединституте, считался там перспективным ученым: у меня выходили научные статьи и книги по языкознанию. Поэтому раз в год я получал возможность отправиться в командировку в Москву. Но все время командировки я проводил в этой библиотеке. В ее каталоге были три ящика, набитых карточками с англоязычной фантастикой, - примерно 3 тысячи томов. Я каждое день приходил к открытию библиотеки, заказывал по 10-15 книг. Просматривал их, и в итоге отбирал себе для перевода около десяти штук, которые мне понравились. В библиотеке была лаборатория, о которой мало кто знал. Там можно было заказать микрофильмы. Я оставлял заказ, и через месяц мне приходила посылка с этими книгами, снятыми на пленку. Потом их надо было распечатать покадрово - как фотографии. И можно было переводить.

И вот однажды я нашел в этой библиотеке трехтомник, автор которого мне был совершенно неизвестен - какой-то Толкин. Я начал читать и с первой же страницы понял, что это настоящая, выдающаяся литература.

Меня часто спрашивают – как я понял, что такое Толкин? Я в таких случаях всегда отвечаю: «У Булгакова в «Мастере и Маргарите» есть эпизод, когда Бегемот с Коровьевым приходят в Дом литераторов, а их не пускают. И тогда Коровьев говорит: «Чтобы убедиться в том, что Достоевский - писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение? Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем». Вот так и у меня с Толкином.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- То есть в те годы произведения Толкина были в нашей стране абсолютно неизвестны?

- К тому времени вышел «Хоббит». Но его автор не был известен. В 1976 году я в Москве познакомился с одним доктором философии, который рассказал мне, что тоже занимается любительскими переводами и отдает их в журнал «Химия и жизнь». Был такой замечательный журнал, в каждом номере которого печатали, в том числе, и фантастические рассказы. Все любители фантастики об этом знали и гонялись за этим журналом. И вот однажды он принес в редакцию журнала перевод рассказа Толкина. Там прочитали рассказ, он им понравился, но печатать они его не решились. Сказали: «Мы не знаем, кто этот автор. А вдруг он антисоветчик?». Напомню, к этому времени Толкин был всемирно известным писателем. Но в Советском Союзе его никто не знал.

Я тоже Толкина тогда не знал, но видел, что это великое произведение и перевел его. Заняло это у меня около года. Писал от руки. Во-о-от такая стопка бумаги получилась.

ЦЕНТР САМИЗДАТА БЫЛ В ЛЕНИНГРАДЕ

- И как эта стопка попала в самиздат?

- В те годы в Перми на вещевом рынке был уголок, где собирались книжники. Просто на земле, на газетке раскладывали книги. И там книги не продавали, только меняли. Я каждое воскресенье приходил туда с портфелем, где лежали мои двойные книги. Если что-то нравилось, я показывал владельцу свои, и мы договаривались, как обмениваемся.

Когда я впервые туда пришел, спросил: «Кто у вас тут фантастикой интересуется?». Мне показали: стоит такой маленький горбатый человечек. Его звали Раис Зарипов. Он был рабочим одного из пермских заводов, и страстно любил книги, особенно фантастику.

И как-то он мне принес книжечку на английском языке, спросил: «Можешь перевести?» Я посмотрел - это был покетбук Эдгара Райса Берроуза, который написал Тарзана. Книжка называлась «Земля, забытая временем». Решил попробовать перевести. Было очень трудно. Я тогда английский знал плохо. Ну, в университете, конечно, пятерки получал, но языка не знал. Переводил долго, чуть ли не каждое слово приходилось в словаре смотреть, массу ошибок наделал. Но тем не менее я это сделал. Отдал перевод Раису, он перепечатал его на машинке, переплел его и принес мне готовый экземпляр. И дал еще одну книжку на перевод. Мне понравился процесс. Времени у меня было много. И я втянулся.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Уже потом я выяснил, что в Ленинграде был такой центр, где размножали самиздат. Я сейчас думаю: как же допустили тогда его существование.

- Наверно, «крыша» была, кагэбэшная?

- Наверно. Там со всего Союза собирали такие любительские переводы, делали из них книги и рассылали по всей стране. Раис туда посылал мои переводы, а в ответ ему присылали переводы других книг. И он мне давал эти книжки.

Так что когда я перевел «Властелина колец», тоже отдал Раису. Получилось шесть томов. Они было широко распространены. В 70-80-е годы до выхода официальных изданий все читали Толкина в моем переводе. Я это знаю, потому что когда бывал в гостях у знакомых в Москве, Ленинграде, часто видел у них на полках эти книжки в моем переводе. Но я никому не говорил, что их перевел я.

«Я ТЕПЕРЬ НЕ БЭГГИНС, А ТОРБИНС»

- А когда наконец вы раскрыли тайну псевдонима?

- В 90-е годы мой сын уехал в Америку, он поступил в Йельский университет. Тогда уже появился интернет, и он увидел объявление некого Марка Хукера, который спрашивал: «Кто-нибудь знает, кто автор перевода «Властелина колец»?». Сын ответил, что знает. И тогда Хукер прислал мне письмо, в котором было 72 вопроса, я на них ответил, целый трактат получился. Он потом вставил мои ответы в свою книгу. (Кстати, в этой книге «Tolkien Through Russian Eyes» («Толкин русскими глазами») Марк Хукер назвал перевод Александра Грузберга наиболее соответствующим оригиналу - прим. авт.).

Кстати, моя дочь Юля, когда была школьницей, занималась в кружке при областной газете «Молодая гвардия». И в 1980 году она написала статью, которая называлась «Фродо жив». Потом оказалось, что эта статья - первое в Советском Союзе газетное упоминание о «Властелине колец».

Потом мой перевод несколько раз хотели издать официально. Но как-то все не получалось. И только в 2002 году его впервые выпустили в Екатеринбурге. Потом в Москве. Но ни одно из этих изданий не соответствует моему переводу. Единственный правильный перевод находится в моей рукописи.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Потому что у каждого редактора было свое видение?

- Конечно, они сразу начинали редактировать. Причем, есть такие вещи, с которыми я категорически не могу согласиться. Например, с тем, что русифицировали текст, перевели имена персонажей.

- Да, я помню, в 90-е годы даже анекдот ходил: «Подошел Фродо к границам двух переводов и говорит: «Запомните, я теперь не Бэггинс, а Торбинс». Мне встречался даже вариант Сумкинс.

- Верно. А еще там есть Арагорн, которого Толкин называет Страйдер - от английского to stride, «ходить большими шагами». Я так и называл его в своем переводе. А в том издании Арагорн стал Бродяжником. Это же слово совсем другого стиля.

Я переводил имена только в тех случаях, когда это было необходимо. Например, коня Гэндальфа зовут Обгоняющий тень. Это важно для понимания. А в основном я оставлял толкиновские имена.

- В 70-е годы мир западной мифологии был совсем незнаком для советского читателя. Эльфы встречались разве что у Андерсена в «Дюймовочке» и там они были маленькими человечками с крылышками.

- Да, сказочные персонажи. Но у Толкина эльфы и назывались elfs, так же, как и орки – оrcs. Так что я ничего не менял.

ОТ КНИГ ПОРОЙ ОСТАВАЛАСЬ ТОЛЬКО ТРЕТЬ

- Я смотрю, у вас на полках стоят классики фантастики. А современных писателей вы не переводите?

- Дело в том, что у издательств есть термин: «авторы правовые» и «неправовые». «Неправовые» - у которых прошло больше 70 лет со дня смерти и не надо покупать авторские права на их произведения. Вот издательства и ищут таких «неправовых» авторов, чтобы их можно было бы переводить и издавать.

- Каких-то неизвестных?

- Вовсе нет. Вот, к примеру, Майн Рид. В свое время я перевел несколько его романов для пермского издательства «Янус». И несколько лет назад ко мне обратился главный редактор «Престиж Бук» Евгений Витковский. Он сказал, что на русском языке никто по-настоящему Майн Рида не переводил. Потому что все его книги, которые выпускали у нас, перепечатывали с изданий XIX века. А их переводили не с английского языка, а с французского, так как переводчики тогда английского не знали. К тому же книги были очень сокращены, все рассуждения о боге, о душе, о любви – все было выброшено. Остался только «пиф-паф». Доходило до того, что от книги оставалась одна треть. Даже самый известный, хрестоматийный его роман «Всадник без головы» сокращен на 15 процентов.

И по мнению Витковского, все переводные книги, изданные в Советском Союзе, надо переводить заново, потому что во всех масса сокращений и искажений.

Доходило до анекдотических случаев. У Пола Андерсона есть фантастический рассказ «Патруль времени», в котором герой хочет полететь в прошлое и убить злодея, который принес больше всего вреда человечеству. И он убивает Гитлера. Но когда я прочитал оригинал, оказалось, что герой раздумывал, кого ему убить: Гитлера или Сталина. Конечно, в советском издании этого не было.

Еще более вопиющий случай с Ремарком. В его романе «Триумфальная арка» главный герой – немецкий эмигрант Равик, который встречает в Париже гестаповца, замучившего его семью. И он убивает его. Это было напечатано на русском языке. В оригинале же была еще одна сюжетная линия, в которой знакомый Равика, русский эмигрант Морозов, работающий швейцаром в ресторане, встречает чекиста, уничтожившего его семью. И эти линии идут параллельно. Немец охотится за гестаповцем, а русский – за чекистом. Но все, что касается второй сюжетной линии, было выброшено.

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- А над чем вы работаете сейчас?

- Перевожу Баума, который написал «Волшебника страны Оз». У него очень много произведений, которые еще не переводились на русский язык.

- Тоже детское фэнтези?

- Разные книги. Я перевел два романа «Морские феи» и «Небесный остров». Там главный персонаж тоже девочка, но не Дороти, а Трот. Сейчас перевожу третий роман, уже про другого персонажа – «Электрическая волшебная сказка».

У меня очень много работы. Я непрерывно работаю. Вот (показывает на большую стопку листов- прим, авт.) – это мне еще предстоит перевести. Я думаю, что вот эта работа меня сохраняет, сохраняет голову, память. И я могу еще немножко поработать.

Подписывайтесь на наш Телеграм и Viber

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: Вконтакте Одноклассники Твиттер

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Телефон: 8-965-571-46-65

Viber/WhatsApp: 8-965-571-46-65