2020-01-20T09:56:27+03:00

"В Израиле отказались, в России - смогли". 5-летнему малышу из Перми врачи вырезали огромную опухоль

Уникальная операция шла пять часов
Поделиться:
Комментарии: comments5
Сейчас Тимофей вместе с мамой, папой и старшей сестренкой ведет активный образ жизни. Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательскийСейчас Тимофей вместе с мамой, папой и старшей сестренкой ведет активный образ жизни. Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский
Изменить размер текста:

– Эксклюзивная, огромная, нейроэндокринная опухоль, занимающая все центральные отделы поджелудочной железы, поразившая её головку, прорастающая в двенадцатиперстную кишку, – рассказывает врач НМИЦ онкологии им.Н.Н.Блохина Полад Керимов. – Ее размеры были уже пугающие – 15х12х12 см. Требовалось провести расширенную гастропанкреатодуоденальную резекцию.

Врачи и не знали, что делать

Маленький Тимофей (имя мальчика изменено, - Ред.) из Перми проходил плановую медкомиссию в детском саду. Результаты анализов разделили жизнь семьи мальчика на «до» и «после». У 5-летнего ребенка обнаружили огромную опухоль в поджелудочной железе.

Сейчас о страшных днях напоминает лишь шрам Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский

Сейчас о страшных днях напоминает лишь шрам Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский

Начался период анализов и неизвестности. Все, что могли сказать врачи - «Опухоль очень большая». Оперировать никто не брался. Медики просто не знали, что делать. Случай был уникальный - такая опухоль характерна для тех, кому за 30 лет. В медицине нет примеров, чтобы подобные опухоли находили у детей.

Опухоль постоянно росла, шансов у мальчика оставалось все меньше

Счет шел буквально на дни. Семья искала помощи у зарубежных специалистов, но в лучшие врачи Израиля отказались, а в Германии развели руками и сообщили, что могут только остановить рост опухоли. Оперировать, по их мнению, было слишком опасно, рядом слишком много важных сосудов.

– Мы были измучены этой неопределенностью, – рассказывает мама Тимофея, Наталья. – Это очень тяжело – видеть растерянность на лицах врачей, которые не понимают, как помочь твоему ребенку.

Тем временем опухоль росла и все больше пережимала магистральные сосуды, перекрывала кровоток к печени и к другим органам.

Спасение нашлось в НИИ детской онкологии Онкоцентра им. Блохина.

- Да, задача сложная, - сообщили родителям врачи. - Да, надо искать нестандартные подходы, потому что готовых решений нет. Важно, что детские хирурги работают в одной тесной связке со своими коллегами из «взрослого института» – НИИ клинической онкологии. И вместе они должны обязательно справиться.

Сейчас о страшных днях напоминает лишь шрам Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский

Сейчас о страшных днях напоминает лишь шрам Фото: ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский

Медики снова взяли анализы и после изучения сказали - да, оперируем.

- Требовалось провести расширенную гастропанкреатодуоденальную резекцию. Это значит – удаление головки и тела поджелудочной железы с резекцией желудка, резекцией желчевыводящего потока. От поджелудочной железы оставить только хвост, который способен функционировать как полноценный орган, - отмечает научный сотрудник хирургического отделения отдела общей онкологии Полад Керимов.

Операция проходила в два этапа. Врачи ювелирно извлекали опухоль, срастали все ходы и сосуды. Спустя пять часов тандем врачей Керимов - Файнштейн закончили операцию успешно.

Сейчас о страшных днях напоминает лишь шрам. Тимофей вместе с мамой, папой и старшей сестренкой ведет активный образ жизни. Благодаря врачам он растет активным и любознательным мальчиком.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также