2020-01-09T08:56:41+03:00

Фамильное везение нефтяников Кропачевых

Труд нефтяника-буровика чем-то схож с золотоискательством. Чтобы найти сокровище - не для себя, для страны, - нужна особая удача
Поделиться:
Комментарии: comments1
Анна и Михаил Кропачевы воспитали четверых детей (старшего, Станислава, нет на снимке - он фотографировал).Анна и Михаил Кропачевы воспитали четверых детей (старшего, Станислава, нет на снимке - он фотографировал).Фото: из семейного архива
Изменить размер текста:

Михаила Кропачева называли «счастливым буровиком». И часто говорили: «Везет парню!» И в самом деле, если кратко пробежать по вехам его жизненного пути, покажется, что он был баловнем судьбы.

Сельский парень из многодетной семьи попал к нефтяникам. Причем в ту бригаду, которая вместе с профессором Преображенским обнаружила в Верхнечусовских Городках первую на Урале нефть. В 1945 году нефтяники, которыми руководил Кропачев, стали первооткрывателями девонской нефти под Краснокамском. А спустя 13 лет пробурили в Каменном Логу скважину №29, которая заложила основу Ярино-Каменноложского месторождения, вошедшего в число крупнейших в Советском Союзе. А в 1959 году Михаил Кропачев стал первым в объединении «Пермнефть» Героем Социалистического Труда.

И в самом деле - яркая профессиональная судьба. Но только близкие знали, как нелегко доставался ему успех.

Детство

В семь лет Михаил остался без отца. Глава большой семьи, где было семеро детей, отправился на моление в церковь в соседнее село. Его богатым соседям нашлось место для ночлега под крышей. А Якову Кропачеву пришлось в мороз заночевать на улице в санях. Он простудился и вскоре умер от туберкулеза. Первую мировую и Гражданскую войны осиротевшая семья пережила с трудом. Но все дети выжили.

В 18 лет Михаила призвали в армию. Семь лет он воевал в Туркестане, гонялся по пескам за басмачами.

«Местные помогали басмачам, скрывали их, а на нашем пути забивали войлоком источники воды», - вспоминал потом годы армейской службы Михаил Яковлевич.

Михаил плюс Аннушка

Вернувшись из армии в родные Верхнечусовские Городки, парень начал искать работу. Так и пришел к нефтяникам. К тем, кто в 1929 году под руководством профессора Павла Преображенского пробурил «скважину-бабушку». В 1932 году, когда в бригаду пришел Михаил Кропачев, в районе Верхнечусовских Городков было пробурено около 50 скважин, а уже в следующем, 1933 году, было добыто рекорд- ное для месторождения количество нефти.

Там же, в Городках, Михаил и женился. Возможно, в этом тоже сказалось его везение. Чтобы Михаил смог встретиться с Анной, должна была сложиться целая цепочка событий. Анна родилась в деревне под Тобольском. В ее семье было 10 детей.

Оттуда Аннушку, как ласково называл ее впоследствии муж, вывезла женщина из райкома партии, которую перевели в Городки. И она позвала девушку с собой в качестве помощницы. Спокойный неразговорчивый Михаил понравился Аннушке, и вскоре они сыграли свадьбу.

Тем временем бригаду, в которой работал Михаил Кропачев, перевели под Краснокамск. Там в 1934 году при бурении артезианской скважины на площадке строящегося бумкомбината была обнаружена нефть. Сам же Кропачев к этому времени «вырос» от рабочего до бурового мастера.

Фонтан нефти

Когда началась Великая Отечественная война, Михаил Кропачев работал на Краснокамском нефтепромысле.

- В 1941 году отец рвался на фронт, но ему, как мастеру-буровику, дали бронь и оставили в Краснокамске: стране была нужна нефть, - вспоминает старший сын Кропачева Станислав Михайлович.

Нефть была нужна на фронте. Нефть - любой ценой! И буровики работали чуть ли не круглосуточно. Осваивали новую технику - тогда появились первые турбобуры, новые способы бурения…

Разведочные скважины обустраивали в 20 километрах от Краснокамска в деревне Стряпунята. Причем буквально в деревне. Растяжки скважин стояли даже в огородах. И именно бригада, которой руководил буровой мастер Михаил Кропачев, стала первооткрывательницей девонской нефти (нефть, которая залегает в глубоких девонских отложениях, сформировавшихся свыше 300 миллионов лет назад, отличается высоким качеством. – Авт.). 9 августа 1945 года из пробуренной ею разведочной скважины в Стряпунятах на поверхность хлынул фонтан.

- Я тогда маленьким был, лет 12 всего, - рассказывает Станислав Кропачев. - Но помню, как все тогда радовались, шумели: «Ура! Девонская нефть!»

Жил на буровых

После войны Михаил Кропачев еще несколько лет работал на Краснокамском месторождении нефти, был старшим инженером конторы турбинного бурения. А затем его направили в Полазну главным инженером. Хотя образование у Михаила Яковлевича было всего 6 классов. Но огромный опыт плюс профессиональное чутье позволяли ему успешно трудиться в этой должности. При Кропачеве в Полазне вместо деревянных буровых вышек стали ставить металлические, а вместо дизельных двигателей - электрические.

Когда два года назад в Полазне открывали мемориальную доску Михаилу Кропачеву, бывший генеральный директор объединения «Пермнефть» Александр Черкасов вспоминал такой случай. На буровую ученый привез специально разработанное долото - плод усилий целого научного коллектива. Но, едва взглянув на новинку, Кропачев отрезал: «Не подойдет!» И в самом деле новое оборудование не дало того эффекта, на который рассчитывали, и от него отказались.

Когда открыли новое перспективное месторождение в Ярино, Михаил Яковлевич решил вновь вернуться в свою буровую бригаду.

Буровая бригада Михаила Кропачева (пятый слева в нижнем ряду) открыла крупнейшее на тот момент Ярино-Каменноложское месторождение. Фото: из семейного архива

Буровая бригада Михаила Кропачева (пятый слева в нижнем ряду) открыла крупнейшее на тот момент Ярино-Каменноложское месторождение.Фото: из семейного архива

- Дома отец почти не жил, - вспоминает его дочь Тамара Михайловна Кириллова. - Пропадал на буровых. Жил там месяцами. Домой приезжал только помыться - и обратно. Мама ему с собой рюкзаки с едой собирала. Питание на буровых не было организовано. Что приготовят - то и едят.

Как-то Михаил вместе с молодым геологом Юрием Шангиным отправились искать воду для разбуривания скважин. Ходили по тайге несколько дней. Из еды оставалась только банка сгущенки. Они из нее пили по очереди. Но воду все-таки нашли.

Так что не только в везении дело - в упорстве. И в знаниях.

И в итоге через 3 месяца после начала бурения из одной скважины в Каменном Логу пошла нефть.

- Ударил фонтан, да такой, что и не видывали ранее, - говорит Станислав Кропачев. - При испытании скважина дала 600 тонн в сутки.

Тяжелый труд дал о себе знать. Умер Михаил Кропачев в 1969 году в возрасте 62 лет.

Продолжатели рода

У Михаила и Анны Кропачевой было четверо детей. И трое из них также стали нефтяниками. Семейную традицию нарушил лишь младший сын Юрий - он окончил высшее училище штурманов в Челябинске и стал военным летчиком. Но в 1978 году погиб при выполнении задания. Ему был всего 32 года.

Старший сын Станислав Кропачев после окончания техникума стал мастером подземного и капитального ремонта скважин в нефтегазодобывающем управлении (НГДУ) «Полазнанефть».

- Передо мной вопрос, стать нефтяником или нет, не стоял, - говорит Станислав Михайлович.

И когда была учреждена ежегодная всесоюзная премия советских профсоюзов имени М. Я. Кропачева, которую присуждали 10 лучшим нефтяникам страны, одним из первых ее получил Станислав Кропачев. Фото молодого нефтяника было размещено на обложке всесоюзного журнала «Огонек».

- Везение отца передалось мне по наследству, - смеется Стани-слав Михайлович.

Жена Станислава Кропачева Галина работала в машинно-счетном бюро НГДУ «Полазнанефть». Их дочери Ольга и Наталья тоже пошли по стопам отца - обе освоили нетипичную для женщины профессию оператора по добыче нефти и газа. Сын Ольги Евгений также продолжил династию и работает оператором по добыче нефти и газа на насосной станции №1 в Каменном Логу - там, где когда-то открыл нефть его прадед.

Еще один сын Михаила Яковлевича, Владимир, работал начальником отдела главного механика НГДУ «Полазнанефть». В «ЛУКОЙЛ-ПЕРМИ» трудились его жена Нина Константиновна, дочь Анна и ее муж Сергей.

И Тамара Михайловна, единственная дочь Михаила Кропачева, всю жизнь проработала экономистом сначала в Полазненском НГДУ, потом в Осинском. Ее муж Геннадий Александрович Кириллов был главным инженером Осинского управления технологического транспорта. Затем он стал обучать кадры - перевелся в автошколу, где готовили водителей для Осинского НГДУ. За 20 лет подготовил более трех тысяч водителей.

- Его знала вся Оса, я говорила: «Ты популярен, как киноактер», - смеется Тамара Михайловна.

Пошел по стопам деда и их сын Олег Геннадьевич. Он поступил в нефтяной техникум. Пройдя первую практику на буровой, признался родителям:

- Только теперь я понял, как доставалось деду. А ведь у нас оборудование намного лучше.

Олег Геннадьевич завершил трудовой путь в должности начальника смены оперативно-производственной службы цеха добычи нефти и газа №6 «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ». А сейчас в нефтяной отрасли трудится его сын Илья - уже четвертое поколение этой династии. Он работает оператором по добыче нефти и газа в «РИД Ойл-Пермь».

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также