2019-09-16T16:14:34+03:00

«Мариночке было всего 23 года». В Прикамье за смерть роженицы судили врача

Ребенка удалось спасти, он живет с отцом [эксклюзив kp][аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото из личного архива Артема МильчевскогоФото из личного архива Артема Мильчевского
Изменить размер текста:

- Жена умирала, а я даже не знал об этом! – вспоминает о семейной трагедии житель Березников Артем Мильчевский.

«Ничего не предвещало беды»

Артему 27 лет. Полтора года назад он остался один с маленьким ребенком на руках - его жена, 23-летняя Марина, скончалась через два месяца после появления сына на свет. Во время родов она впала в кому и так и не увидела своего ребенка. Артем написал заявление в прокуратуру, чтобы разобраться, что же произошло в тот злополучный день.

Молодой человек рассказывает, что все началось в пятницу, 9 февраля 2018 года. Накануне родов Марину планово госпитализировали в роддом краевой больницы в Березниках. Будущая мама прошла все необходимые обследования. Никаких патологий не выявили.

На 12 февраля были назначены роды. В это время Артем был в Перми. Он сварщик, работает на стройке вахтовым методом.

В Прикамье за смерть роженицы судили врача

00:00
00:00

- В тот день я не успел позвонить в больницу и попросил сделать это моих родителей, - рассказывает Артем. – Чуть позже они мне сообщили, что там что-то произошло. Я узнал, что Марине сделали кесарево. Была остановка сердца, кислородное голодание, в итоге жена впала в кому. Ее отправили в Пермь в краевую клиническую больницу.

Ребенка удалось спасти, он родился в результате кесарева сечения. В роддом приехала бабушка, мама Артема, которая пробыла с ним там до выписки.

Фото из личного архива Артема Мильчевского

Фото из личного архива Артема Мильчевского

«Халатность или реакция организма?»

В пермской больнице Марина пролежала почти два месяца и 6 апреля умерла, не выходя из комы. По словам Артема, он все это время ходил в больницу, но из-за карантина попал к ней три или четыре раза, и при этом не мог добиться от врачей, что же происходит с женой.

- Я узнал о ее смерти только через два дня, мне никто ничего не сообщил, - говорит молодой человек. - Получилось так, что в 9 утра она умерла, я звонил днем, диспетчер сказала, что позовет доктора, но звонок скинули. Перезвонил – трубку уже не взяли. В воскресенье, когда я набрал номер вновь, мне сказали: «Ваша жена умерла еще в пятницу, разве вы не знали?» Вот такое отношение.

Артем утверждает, что медики никаких внятных объяснений, почему умерла Марина, ему не дали. И он написал заявление в прокуратуру.

- Насколько я тогда понял, было неполное оказание медицинской помощи, - продолжает супруг погибшей. – Когда после остановки сердца жену подключили к аппарату ИВЛ, врач не взял газоанализ, в результате чего неправильно настроил аппарат, и она почти два часа провела без необходимой медицинской помощи.

Показатели аппарата ИВЛ устанавливал анестезиолог-реаниматолог Николай Ситников. Ему 69 лет, в березниковской больнице работает с 1978 года. Как сообщили «Комсомолке» в самом учреждении, сейчас он продолжает принимать пациентов, но скоро собирается выходить на пенсию.

- Врач-анастезиолог проработал в нашей больнице более сорока лет, это опытный высококвалифицированный специалист, - ответили «КП» в больнице. - За весь период деятельности к его работе не было никаких нареканий, как со стороны медицинского сообщества, так и со стороны пациентов. Мы считаем, что доктор абсолютно невиновен, потому как не врач, а осложнения такого сложного процесса, как беременность и роды, повлияли на исход ситуации.

У Артема Мильчевского другое мнение: «Я считаю, что это халатное отношение. Насколько я знаю, это не первый случай в этой больнице. Врач ни в чем не признался и не раскаялся. Это о многом говорит».

Сейчас молодой отец один воспитывает сына, которого назвали Егором. Помогают ему его родители. Мама Марины живет в Санкт-Петербурге, и они не общаются. Малышу уже полтора годика. Он быстро развивается, уже научился говорить и очень похож на свою маму – такие же большие глаза.

«Было уже поздно»

В отношении врача было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Максимальное наказание - до трех лет лишения свободы. Дело расследовал следственный отдел по городу Березники следственного управления СКР по Пермскому краю.

В ходе следствия было установлено, что решение о кесаревом сечении врачи приняли из-за слабой родовой деятельности. Укол – спинномозговая анестезия – был поставлен правильно. Но после него роженица потеряла сознание, у нее резко упало давление и остановилось кровообращение.

- Врачи провели сердечно-легочную реанимацию, кровообращение было восстановлено, но из комы пациентка не вышла, и ее подключили к аппарату ИВЛ, - рассказывает старший следователь Александр Шаруев. – Анестезиолог выставил стандартные параметры аппарата исходя из физиологических показателей, не взяв практикуемый в этих случаях газоанализ. Через два часа заведующий отделением все-таки сделал этот анализ и скорректировал аппарат ИВЛ. Но было уже поздно, в организме появились осложнения.

В Березники прибыли пермские врачи, было решено, что пациентка транспортабельна. В этот же день на вертолете ее отправили в Пермь, где спустя месяц и 22 дня она умерла. Протокол вскрытия показал, что смерть наступила от ДВС-синдрома и сепсиса.

По уголовному делу была проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза. Эксперты заключили, что врач не осуществил адекватную респираторную поддержку (искусственную вентиляцию легких) в течение длительного времени, что привело к смертельному исходу. В суде мнения экспертов разошлись – одни говорили о прямой связи, другие - о косвенной.

Фото из личного архива Артема Мильчевского

Фото из личного архива Артема Мильчевского

В защиту анестезиолога Николая Ситникова была предоставлена положительная характеристика с работы и по месту жительства. Он ранее не судим, к административной ответственности не привлекался.

- Врач вину не признал, - говорит следователь. – Произошедшее он объясняет тем, что нет официального регламента, что в такой ситуации нужно обязательно брать газоанализ, и что он выставил стандартные показатели, опираясь на физиологию человека. А к случившемуся привело состояние пациентки.

«Вместо приговора – штраф в 80 тысяч»

По словам защитника в суде Николая Ситникова Евгения Козьминых, «Причинение смерти по неосторожности», - это самая частая статья для врачей. Каждый год в Пермском крае по ней выносят 3-4 приговора.

- Наша позиция заключается в том, что если бы показатели аппарата ИВЛ были выставлены неверно, то смерть наступила бы сразу, - объясняет Евгений Козьминых. – Но пациентка еще жила и умерла в другой больнице от осложнений - акушерского сепсиса, удаления матки, удаления желчного пузыря и септического шока. Поэтому связи с недостаточной кислородной поддержкой мы не видим.

На днях состоялось судебное заседание, на котором судья озвучил, что обвиняемый выразил соболезнования потерпевшему и принес извинения, а также выплатил моральный ущерб в размере 300 тысяч рублей. Сторона защиты внесла ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа. На следующий день суд постановил – прекратить уголовное дело в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 80 тысяч рублей. На рассмотрение гражданского суда отдан иск к больнице на возмещение морального вреда в размере одного миллиона 700 тысяч рублей.

- Жалоб на нашу больницу много, у нас больше всех врачебных дел в Пермском крае, - заключает следователь Александр Шаруев. – Но далеко не все они подтверждаются, в большинстве случаев это людская надуманность. Это дело стало едва ли не первым в Березниках, которое дошло до суда.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также