2019-07-01T10:52:18+03:00

Борщевик в головах, или Плохая трава быстро растет

Почему территория с огромным туристическим потенциалом прозябает в нищете
Поделиться:
Комментарии: comments18
В Чердыни сегодня больше сотни памятников архитектурыВ Чердыни сегодня больше сотни памятников архитектуры
Изменить размер текста:

На днях в редакцию «Комсомолки» пришло письмо от жителей Чердыни. Авторы делились переживаниями за малую родину: в больнице не хватает врачей, социальная сфера переживает не лучшие времена, сам город близок к социальному взрыву.

Несбывшаяся мечта о туристическом рае

От Великой Перми здесь много чего осталось: одних объектов культурного наследия федерального значения в районе насчитывается 112. Еще 134 – градостроительные и тоже находящиеся под охраной государства.

Казалось бы, радоваться надо, ведь у вашей территории уникальный туристический ресурс, и при грамотном подходе Чердынь можно сделать туристической меккой.

А что нужно туристу, кроме красот и старины? Сервис: удобный подъезд к достопримечательностям, гостиницы, кафе. Чтобы все было комфортно и красиво.

Об этом и говорил губернатор Максим Решетников в сентябре прошлого года на совещании по вопросам развития туризма в Чердыни. Глава региона отметил, что, несмотря на высокий потенциал территории, туриндустрия в Чердынском районе развита слабо:

- Здесь есть культурные традиции, которые привлекают достаточно большое количество туристов. Но надо признать, что здесь почти нет туристической инфраструктуры, современных туристическо-рекреационных зон, не разработана информационная политика, в интернете информации для туристов практически нет. И это сегодня, когда люди привыкли узнавать все онлайн. Для успешного развития туризма важно грамотно позиционировать территорию, сохранять культурную среду и по-хорошему «продавать» территорию, чтобы туристы хотели именно здесь останавливаться на ночь, посещать в какие-то заведения общепита.

Виды Чердыни прекрасны...

Виды Чердыни прекрасны...

Борщевик как символ разрухи

С тех пор прошло восемь месяцев. Итак, первое, что мы видим, когда въезжаем в Чердынь: увы, не очень ухоженную стелу, заросшую борщевиком. Да, борщевиком. Уже умершим, как и мечты о Чердыни – «княгине» туризма. Ядовитое растение оккупировало «витрину» города и, похоже, никуда не собирается уходить.

«Случайность», - скажете вы. «Любая случайность неслучайна», - отвечу я. Но не будем спорить, едем дальше.

Охранявших - ликвидировать

Как уже было написано выше, в Чердыни сегодня больше сотни памятников архитектуры, которые находятся под охраной государства. До недавнего времени текущими работами по ним занималось профильное муниципальное учреждение «Комплекс по сохранению историко-культурного наследия и охраны памятников». Причем весьма успешно. В общем, до недавнего времени жизнь била ключом.

Руины здания в центре города

Руины здания в центре города

Только за 2017 год за счет побед в различных грантах («ЛУКОЙЛа», Фонда президентских грантов и т. д.) в территорию было привлечено 19 миллионов рублей (ровно половина от бюджетного финансирования, оно составило тогда 38 миллионов). Но глава Чердынского района Андрей Ламанов своим решением ликвидировал это учреждение, передав его функции другим, непрофильным.

«1. Ликвидировать Автономное учреждение «Комплекс по сохранению историко-культурного наследия и охраны памятников». Передать функционал Комплекса МКУ «Управление развития инфраструктуры Чердынского муниципального района Пермского края».

2. Реорганизовать путем слияния Управление образования и Отдел культуры и туризма, и создать Управление муниципальными учреждениями администрации Чердынского муниципального района, - вот так практически дословно говорится в февральском Постановлении за № 29.

Пункт номер два мы чуть позже обсудим отдельно. Пока же зададим вопрос главе района Андрею Ламанову: чем не угодило учреждение, занимавшееся охраной памятников?

«Я предпочитаю памятники архитектуры продавать»

- Раньше было профильное учреждение, занимавшееся охраной памятников архитектуры. Почему вы его ликвидировали?

- Меня, как руководителя территории, перестала устраивать его деятельность. Почему? Ранее данное учреждение привлекало к содержанию памятников средства федерального и краевого бюджетов. Сейчас же по факту получается, что в штате учреждения работало шесть человек, включая водителей, денежные средства по муниципальному заданию осваивались на 100%, а необходимой проектной работы не велось. А делать что-либо с памятниками архитектуры без проекта нельзя по закону. Это было просто неэффективно. На мой взгляд, большое количество памятников архитектуры у нас стали таковыми не из-за своей исторической ценности, как должно быть, а в силу каких-то других причин. Все архитектурные объекты находятся на балансе комитета имущественных отношений, мы несем бремя их содержания. Но в большинстве случаев я, как руководитель территории, считаю, что лучше этот объект продать частнику с обременением. Чтобы при хозяйственной деятельности не было урона исторической составляющей.

Один из памятников архитектуры выглядит совсем непригодно

Один из памятников архитектуры выглядит совсем непригодно

Итак, здания продать, учреждение ликвидировать, а Управление культуры и туризма (вот там бы и заниматься проектом Чердыни туристической) реорганизовать и отдать его функции Управлению образования. Странная логика, не находите? Ну, может быть, так лучше, эффективнее, опять же меньше денег тратится из муниципальной казны?

Может и так, только знающие люди говорят, что после таких управленческих решений стало только хуже. Ведь именно «Комплекс по сохранению историко-культурного наследия и охраны памятников» имел необходимые лицензии на право проведения различных проектных работ, касающихся памятников архитектуры. Просто так взять и росчерком пера передать эти функции другому муниципальному учреждению или предприятию можно, увы, для памятников, только на бумаге. Ведь другой хозяйствующий субъект попросту «не заточен» под работы на охраняемых памятниках. Это во-первых. Во-вторых, у любого дела есть история, а ее делают люди. Их уникальный опыт оказался попросту невостребованным: а ведь он заключается в том, чего на бумаге не увидишь. Это знание каждого здания, налаженные контакты с проектировщиками, понимание самой сути проблемы и истории вопроса. А тут что же получается - комитет по управлению имуществом будет еще и «вполглаза» присматривать за памятниками архитектуры. Это как если бы директора предприятия по отлову собак попросили на полставки возглавить местный клуб собаководов. Жесткое, некорректное сравнение? Но как иначе, если брать во внимание отсроченные последствия?

Ну, хорошо, не нужно району такое учреждение. Это тяжелое бремя, допустим. Но, как ни странно, этот вид деятельности мог бы быть интересен и частному инвестору: ведь если есть памятники, находящиеся под охраной государства, то есть и потребность в их ремонте и содержании. Выходит, произошла классическая подмена понятий: под громкими заявлениями о сокращении расходов попросту похоронили профильное учреждение…

Продать нельзя оставить

Ну и в продолжение темы продажи исторических зданий. Был в Чердыни салон-магазин народных промыслов. Много денег не приносил, был убыточным, находился на балансе муниципалитета. Но туристам было куда сходить. Благодаря мастер-классам можно было их и на ночлег оставить. Это и деньги в местный бюджет, и импульс для развития местной сферы обслуживания. По факту сейчас этого салона-магазина нет.

- Я считаю, что народные промыслы - это бизнес. И закрытый салон-магазин народных промыслов - тоже бизнес. А по факту что получалось? Магазин народных промыслов существовал за счет бюджета и приносил ему убыток. Сейчас поступило предложение от предпринимателей: «Давайте мы выкупим это здание, откроем там магазин народных промыслов и историческую таверну. Так мы три задачи сможем решить: привлечь инвесторов, деньги в бюджет пойдут, и не будет головной боли о его содержании».

Так видит ситуацию глава района. Совсем иначе ее видят местные жители. По понятным причинам (Чердынь очень маленькая, все на виду) они попросили не называть их имена:

- После принятого главой решения территория осталась без салона-магазина народных промыслов, - говорит нам жительница Чердыни по имени Татьяна (имя изменено. - Ред.). - Не все при этом согласны с тем, что это бизнес в чистом виде. Это можно было бы проверить: а ну как туристы стали бы покупать там товары, оставаться на мастер-классы. Только ведь негде оставаться, во всяком случае сейчас: народных промыслов-то нет.

От себя добавим: рассуждения типа «здание продать, бремя по содержанию переложить на частника» уж больно отдает если не глупостью, то кампанейщиной. Если бы были желающие заниматься народными промыслами, то, наверное, уже занимались и сдавали бы под реализацию. А купить-то, кстати, можно только на конкурсе (привет прозрачности, применяемой государством к месту и без), стало быть, купить здание могут даже дачники. Они-то точно «специалисты» по охране исторических зданий.

«Чудовищная красота и разгильдяйство»

Сказать, что в Чердыни красиво, - ничего не сказать. Ее красота после города оглушает, придавливает, в нее не верится. Как не верится и в то, например, что церковь Ильи Пророка (находящийся под охраной государства памятник) по факту осталась без присмотра. Судите по фото: сама церковь под замком, а около нее предпочитают ходить не туристы, а местные - кто с пивом, кто с орешками. Недавно еще и акт вандализма был совершен в этом храме. С этим сейчас разбирается полиция. Такая вот «оптимизация»…

Церковь Ильи Пророка под замком, кто-то устроил здесь свалку

Церковь Ильи Пророка под замком, кто-то устроил здесь свалку

Чердынский район, судя по ленте новостей, нередко оказывается в поле внимания СМИ в негативном ключе. Впрочем, не только СМИ. Мы постоянно говорим: «Власть должна слышать проблемы людей». Даже специальный портал завели краевого масштаба - «Управляем вместе». Но, как выяснилось на заседании Совета глав при губернаторе, чиновники научились не только не отвечать по сути, но еще и очки втирать людям.

Ямы на дорогах замазали фотошопом

Как заявил руководитель проекта «Управляем вместе» Андрей Комраков, несмотря на устранение 81% проблем из числа признанных, каждый 10-й отчет органа власти о решенной проблеме опровергается пользователем:

- Аутсайдерами по данному показателю являются Чердынский муниципальный район, Кизел и Кунгур. Причем в этих территориях отмечается больше 30% возвратов. Причиной возврата чаще всего становится частичное решение проблемы, а также подтверждение решения фотографиями с другого ракурса или другого объекта.

Но в кадр то и дело попадают загаженные участки

Но в кадр то и дело попадают загаженные участки

- Появились случаи, когда уборка мусора и ямочный ремонт у нас осуществляются посредством фотошопа, - отметил глава региона Максим Решетников. - Может, перевести нам таких специалистов на другие фронты? Там, где фотошоп нужен, а не реальное решение проблем? Вся система построена на максимальной открытости: люди задали вопрос и обязательно проконтролируют, как в действительности все было сделано. И в ваши KPI мы итоги работы по «Управляем вместе» обязательно включим, будем серьезно пересматривать систему мотивации.

И вновь в числе проблемных территорий - Чердынский район.

«Съездят заграницу, а потом права качают»

На Совете глав МУ глава одной территории подняла вопрос: «В чем мы не дорабатываем, ведь много чего положительного делается, а люди все равно недовольны?»

- В чем недорабатываете вы, почему люди недовольны? - спросили мы у главы Чердынского района.

- Мы жителей из созидателей сделали потребителями. То есть запросы большие. Человек живет в отдаленном поселке и хочет получить инфраструктуру, дороги. Но ведь за все это надо платить, содержать. И что бы мы ни делали, люди будут недовольны.

- Кто в этом виноват? Не опасаетесь, что упрекнут в менеджерском подходе?

- Мировоззрение людей поменялось. Люди съездят заграницу, посмотрят, начинают сравнивать, но нельзя равнять Чердынь и другие территории. У нас 730 километров муниципальных дорог - я не могу их содержать как в Перми. Вот четыре жалобы на портал «Управляем вместе». Из них так получилось, что в трех случаях ответ не устроил заявителя. В одном случае написал приезжий, дачник, на дороге был небольшой накат. Вот его это не устроило. Соглашусь, что власть в чем-то недорабатывает. Но все ведь во многом зависит от восприятия людей.

Вместо послесловия

В общем, крайних не найдешь. Есть желание сделать территорию туристическим центром, но нет последовательности. Хотим привлечь туристов, но закрываем народные промыслы. А тут еще и граждане эти норовят за границу, бузу поднимают, письма пишут.

У Салтыкова-Щедрина в «Истории одного города» в городе Глупове правил градоначальник Брудастый. Он прославился тем, что в голове у него был органчик, запрограммированный на произнесение разных фраз. К чему это я? К тому, что у некоторых чиновников, похоже, даже не органчик, а борщевик в голове поселился. Ядовитый, опасный, но упорно мимикрирующий под «своего парня». И семена его всходят быстро. Как говорили древние, «плохая трава быстро растет». С другой стороны, похоже, что постоянно одни понятия подменяются другими. Забота о расходах бюджета оборачивается, прямо скажем, не очень хорошей перспективой для памятников. Но ведь если постоянно говорят одно, а понимают другое, то это либо шизофрения, либо какое-то изощренное лукавство?

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также