2018-04-08T21:44:01+03:00

"Врачи говорят, что мой сын может умереть в любую минуту, а я ничем не могу ему помочь"

Пермячка обвиняет медиков из перинатального центра в том, что при родах они едва не убили ее и малыша. Ребенок полностью парализован и уже почти год находится в реанимации
Поделиться:
Комментарии: comments16
Карина ходит в больницу к своему сыну каждый деньКарина ходит в больницу к своему сыну каждый деньФото: из семейного архива
Изменить размер текста:

"Ночевала в родильном кресле, потому что в палате не было мест"

В Перми - очередной медицинский скандал, связанный с работой перинатального центра, где в декабре прошлого года умерла беременная двойней женщина.

Еще одна пациентка центра - Карина - почти год добивается, чтобы наказали врачей, которые, по ее мнению, едва не убили ее и сделали новорожденного сына глубоким инвалидом.

Пермячка и ее муж мечтали о втором ребенке несколько лет. В семье уже подрастала маленькая дочка, и молодым родителям очень хотелось сына.

- В октябре 2016 года я поняла, что жду ребенка, - рассказывает пермячка. - У меня была идеальная беременность - все анализы, скрининги, УЗИ - все в норме. Как любая нормальная женщина, я хотела, чтобы роды тоже прошли благополучно, советовалась с врачом из женской консультации, в какой роддом обратиться.

В конце мая 2017 года, на 37-й неделе беременности, пермячку по электронному направлению направили в консультативно-диагностическое отделение Пермского краевого перинатального центра.

- Мне поставили предварительный диагноз: многоводие и гестационный сахарный диабет, - рассказывает женщина. - В начале беременности единственный раз сахар в крови был 6,2, но впоследствии его уровень сохранялся в пределах нормы. Тем не менее, меня госпитализировали в отделение патологии беременных. Мое состояние и состояние ребенка были удовлетворительными, но вместо палаты - указали на кушетку в коридоре. Я и еще несколько беременных лежали в коридоре , испытывая жуткий дискомфорт. Все это время из окна дуло, но мне выдали только простынь.

Затем будущую маму перевели на первый этаж центра - здесь находится родзал для экстренных случаев.

- Когда мне пришлось ночевать прямо на родильном кресле, мое терпение лопнуло и я начала возмущаться, - говорит Карина. - Только после этого мне пообещали место в палате, но в итоге его заняла женщина, которую госпитализировали "по знакомству". Для меня нашли койку только на следующий день.

Дальнейшее пермячка вспоминает как страшный сон. Врачи решили, что ждать естественных родов не нужно и решили делать стимуляцию.

- Без моего согласия заведующая отделением патологии беременных произвела манипуляции, чтобы вызвать родовую деятельность, - продолжает Карина. - После этого у меня начались сильные боли в животе и кровотечение, потом - схватки. Я не могла встать с кровати, а когда с трудом дошла до врача, она даже смотреть меня не стала и заявила: "Это нормально после осмотра, лежи и терпи. Если мы сейчас тебя отправим в родовую, а там выяснится, что ты не рожаешь, ты потеряешь место в палате и опять окажешься в коридоре".

"Мой ребенок погибал, а врач сидела в телефоне"

Только на следующее утро, 1 июня, Карину перевели в родзал, где врачи вскрыли плодный пузырь и поставили капельницу с окситоцином.

- Мне объясняли, что стимуляция окситоцином абсолютно безвредна, мол, это естественный материнский гормон, который поможет мне быстро родить, - вспоминает женщина. - Я постоянно говорила, что со мной что-то не так: схватки были, но прекратились, ребенка я не чувствовала. На что врач ответила: "А ты хотела, чтобы у тебя все болело?" и сидела, уткнувшись в свой телефон. В 10.40 меня отключили от КТГ (это аппарат, который слушает сердцебиение ребенка, - Ред.), хотя все эксперты убеждены, что непрерывное КТГ необходимо. Меня заставили встать и посадили в биде с теплой водой. Медики сказали лить воду на живот, а сами ушли.

В дневниковых записях отмечено, что около 9 утра в результатах кардиотокографии появились первые неблагоприятные изменения в сердцебиении ребенка.

В 11.34 врачи обнаружили выпавшие петли пуповины.

- Акушеры обнаружили, что сердцебиения у ребенка нет и сделали экстренное кесарево, - вспоминает Карина. - В 11.51 родился абсолютно доношенный ребенок: 55 сантиметров, 3150 - вес. Но он был весь синий и не дышал - врачи диагностировали состояние тяжелой асфиксии. Только после этого они позвали реаниматологов. Неужели нельзя было вызвать их сразу, ведь там стояли десять врачей, а не терять драгоценные секунды?

Новорожденного ребенка подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, поставили в сердце укол адреналина, а затем ввели в искусственную кому.

Артему почти 10 месяцев, всю свою жизнь малыш провел в коме Фото: из семейного архива

Артему почти 10 месяцев, всю свою жизнь малыш провел в комеФото: из семейного архива

"Мы ждали абсолютно здорового сына"

- Мой мальчик должен был родиться абсолютно здоровым ребенком - все его органы функционируют правильно, нет никаких отклонений, - говорит Карина. - Но из-за ошибок врачей в тактике ведения родов наш Артем остался глубоким инвалидом. Уже десятый месяц он находится в больнице, в коме. Его мозг умер, а жизнедеятельность поддерживается искусственно.

Малыш развивается и растет, недавно вылез первый зубик, но прогнозы на жизнь - самые худшие. Диагнозы страшные - гипоксическое ишемическое поражение центральной нервной системы, псевдобульбарный синдром, центральный тетрапарез, атрофия коры головного мозга.

- У Артема полный паралич, отсутствуют все рефлексы, - говорит мама мальчика. - Где я только не консультировалась, рассматривали даже вариант лечения стволовыми клетками. Но врачи говорят, что спасти сына невозможно - только продлевание жизни. Его даже домой забрать не разрешают, в больнице мне постоянно говорят, что мой ребенок может умереть в любую минуту. Но я хожу к нему каждый день и все-таки надеюсь, что мне позволят его забрать и ухаживать за ним самой. Ни одна медсестра в мире не сделает это лучше, чем родная мама.

"Женщина с кучей болячек"

Карина уверена, что врачи едва не убили и ее саму, и малыша. Весь этот год она добивается, чтобы виновные были найдены и наказаны.

Ее случай разбирали на врачебной комиссии в перинатальном центре, а затем в министерстве здравоохранения ,но никаких результатов не последовали.

- Все эти комиссии собираются формально, меня пытались убедить, что я сама виновата в том, что случилось с моим ребенком, - вспоминает свое общение с врачами Карина. - Мне сказали, что я женщина с кучей болячек и должна радоваться, что вообще осталась жива. Но если я так больна, почему мне сразу не сделали кесарево? Зачем сделали стимуляцию, когда у меня уже начались естественные роды? Сглаженная шейка матки с раскрытием в три сантиметра - это первая фаза родов. Проведенное родовозбуждение было не только бессмысленной, но и опасной процедурой , могла последовать гиперстимуляция матки и дистресс плода.

- То, что произошло со мной и ребенком, - настоящее преступление, - продолжает Карина. - А теперь мне говорят: "Докажи, что врачи оставили тебя одну в родзале, посадили в теплую воду". Но я не знала, что на роды нужно ходить со свидетелями и фотокамерой, чтобы в случае чего были доказательства.

Карина написала несколько жалоб в краевой минздрав с требованием разобраться в ситуации. Обращалась к руководителю перинатального центра и главному врачу краевой больницы, но вместо ответов получила одни отписки:

- На заседании врачебной комиссии были подробно и поэтапно разобраны изложенные вами факты, - ответили на обращение Карины из краевой больницы. - Дефектов в оказании медицинской помощи и нарушений принципов медицинской этики и деонтологии не выявлено.

Позднее пришел ответ из минздрава: "В ходе разбора вашего случая выявлен ряд недостатков при оказании медицинской помощи в родах. Главному врачу указано на необходимость их незамедлительного устранения и привлечения к дисциплинарной ответственности медицинских работников, принимавших участие в оказании вам помощи".

И опять - никакой конкретики.

На днях Карина написала письмо губернатору и просила его взять под контроль разбирательство:

-Также я обратилась к заместителю министра Шипигузову К.Б, показала результаты экспертиз и попросила найти и наказать всех виновных.

Пока же женщина - по образованию Карина юрист - проводит собственное расследование и собирает доказательства вины врачей. По ее просьбе было проведено уже пять независимых экспертиз, их выводы однозначны: тяжелые родовые и послеродовые осложнения имеют прямую причинно-следственную связь с действиями медицинских работников перинатального центра.

- Неправильная оценка состояния женщины при переводе в родовое отделение повлекла за собой неправильный выбор акушерской тактики, то есть отсутствовали показания для проведения родовызывания, роженица нуждалась в динамическом наблюдении, - резюмирует эксперт.

- Имеется прямая причинно-следственная связь с рождением ребенка в состоянии тяжелой асфиксии с ведением роженицы в родовом отделении. Правильная оценка условий для проведения родовызывания (наличие регулярной родовой деятельности и сглаженная шейка матки с открытием 3 см) должна была скорректировать план ведения родов: вместо проведения индукции уже спонтанно начавшихся родов - активное поведение и динамическое наблюдение.

Таким образом, говорится в заключении экспертизы, данный случай рождения ребенка в состоянии тяжелой асфиксии предотвратим при правильном ведении беременности на всех этапах, но в особенности на стационарном учете Пермского краевого перинатального центра.

- В конце прошлого года я обратилась в правоохранительные органы и по моему заявлению возбудили уголовное дело по статье "Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности", но до сих пор виновные не установлены - говорит Карина. - Назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза. Я очень надеюсь, что она будет проведена объективно, и дело дойдет до суда.

 
Читайте также