Общество23 февраля 2018 14:17

«Их перепутали в роддоме». Пермячка судится с Минздравом РФ

Цена ошибки медиков – разбитые семьи и сломанные судьбы
Вероника (слева) и Татьяна (справа)

Вероника (слева) и Татьяна (справа)

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

История Вероники Швецовой и Татьяны Савельевой во многом напоминает историю главных героинь сериала «Их перепутали в роддоме», где из-за ошибки медиков, жгучую брюнетку с взрывным темпераментом воспитала семья, в которой и мама и папа – успешные, вежливые блондины, а их настоящая дочка – кроткая и спокойная блондинка выросла в бедном квартале без отца. Только в сериале правда открылась, когда девочки были еще подростками, а Вероника и Татьяна узнали о чудовищной ошибке, будучи уже взрослыми женщинами. 7 марта обеим исполнится 40, они говорят, что прожили чужую жизнь.

ПЕРВЫЙ РЕБЕНОК РОДИЛСЯ С ПЯТНЫШКОМ НА ЛИЦЕ

На въезде в небольшой поселок Кама, что на северо-западе Пермского края, стоит аккуратненький домик, обшитый белыми металлическими панелями, свежевыкрашенная калитка не заперта, к дому ведет вычищенная до блеска тропинка из серой плитки. Хозяйка – энергичная женщина невысокого роста встречает нас на пороге и сразу ведет показывать дом.

Вероника выросла в доме Швецовых

Вероника выросла в доме Швецовых

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Вот у меня вода из крана течет, и горячая и холодна, как в городской квартире, – хвастается Римма Павловна, показывая нам свою кухню. Назвать эту 70-летнюю женщину пожилой язык не поворачивается, столько в ней энергии.

Внутри светло тепло и уютно. Римма Павловна Швецова хоть и прожила тяжелую жизнь – одна вырастила четверых детей, до сих пор не перестает озарять окружающих своим всепобеждающим оптимизмом и неиссякаемой жизненной энергией.

Она приехала в поселок по распределению после того, как в родной Чувашии закончила техникум. Молодая и бойкая девушка - мастер лесного хозяйства, сразу же приглянулась местному трактористу.

Римма Павловна (справа) с мужем Анатолием и сестрой. Фото из семейного архива

Римма Павловна (справа) с мужем Анатолием и сестрой. Фото из семейного архива

– Анатолий безумно в меня влюбился, долго ухаживал, – с улыбкой вспоминает Римма Павловна. – Сыграли свадьбу, скоро у нас родился первый ребенок, дочка Женечка.

У Жени на лице было большое родимое пятно, супруги очень переживали из-за этого, и когда через полтора года Римма Павловна рожала второго ребенка, боялись, что и у него будет пятно на лице. Тот день, 7 марта 1978 года женщина помнит как-будто он был вчера. В родильном отделении небольшой больницы поселка Пожва (он в восьми километрах от Камы) на свет появилось четыре младенца. Римму Павловну положили в больницу заранее, – ей уже пришел срок рожать.

ОДНО РОДИЛЬНОЕ КРЕСЛО НА ВСЮ БОЛЬНИЦУ

– Схватки начались в 9 утра, - вспоминает Римма Павловна. – В это время женщину привезли – Юлию Савельеву, ее первой забрали в родильный зал. А кушетка для родов – одна на всю больницу. Мне уже невтерпёж, я акушерке говорю – сейчас рожу. Тогда Юлию с родильного кресла сняли и положили тут же на кушетку. Пока меня на кресло укладывали, я видела, как дочку Юлии Ивановны заворачивали.

Когда дочка Риммы Павловны издала свой первый крик, женщина попросила показать ей ребенка.

– Я только убедилась, что на лице нет пятнышка, и сразу же успокоилась, – вспоминает Римма Павловна.

Вскоре после этого привезли еще одну роженицу – женщина родила прямо в тепловозе, а следом за ней поступила еще одна. В общем, у акушерок выдался очень непростой день, а тут еще первой роженице – Юлии Савельевой, стало плохо, открылось кровотечение. Вечером, в палату к молодым мамочкам принесли на кормление детей. Всем, кроме Юлии Савельевой – ей все еще было нехорошо. Римма Павловна лежала на соседней койке.

– Мне дали дочку покормить, а она так плотно запелената была, что видно было только глазки да щечки – улыбается Римма Павловна. – А разворачивать тогда детей не разрешали.

В Пожвинской больнице родильное отделение закрылось много лет назад

В Пожвинской больнице родильное отделение закрылось много лет назад

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В какой момент младенцев перепутали, ни Рима Павловна ни Юлия Ивановна не знают до сих пор. Почему-то бирочек с метриками и фамилией матери никому из детей на ручки и ножки в больнице тогда не вешали. Через неделю Анатолий Швецов забрал из роддома жену и дочку.

– Он мне сказал – называй ее как хочешь, мне все равно, – вспоминает Римма Павловна. – Толик сына хотел, и расстроился, что я опять девочку родила. Я когда беременной была – сериал австрийский смотрела, там главную героиню звали Вероникой, так я имя и выбрала.

Отец почему-то невзлюбил девочку. То-ли от того, что так сильно хотел сына, то-ли от того, что она внешне была непохожа ни на него ни на жену – они оба темноволосые кареглазые, а она – светленькая и голубоглазая. Первые подозрения о том, что произошла подмена детей появились и у Риммы Павловны. Когда девочкам не было еще и года, Швецовы решили навестить Савельевых и приехали к ним в гости – Савельевы тогда жили в Пожве, рядом с тем самым роддомом.

ЗАКРАЛИСЬ СОМНЕНИЯ

– Я смотрю на их Танюшку – а она – вылитая моя старшая дочь Женечка, – вспоминает Рима Павловна.

Женщина сразу же поделилась своими сомнениями с Юлией Савельевой, но та отказывалась поверить в то, что девочек перепутали.

– А даже если так, то что было делать? Просто поменяться тоже ведь нельзя, – говорит Юлия Савельева. – Надо же было как-то доказать это, а как? На дворе 78-й год, мы еще и знать не знали про тесты ДНК.

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Римма Павловна с Вероникой уехала к себе домой, но с тех пор не упускала из виду семью Савельевых, старалась поддерживать связь и знала все о том, как растет Таня.

Таня (справа) совсем не похожа на старшую сестру Олю. На фото они вместе с мамой Юлией Ивановной Савельевой

Таня (справа) совсем не похожа на старшую сестру Олю. На фото они вместе с мамой Юлией Ивановной Савельевой

Муж Юлии Ивановны Николай Георгиевич Савельев в то время работал начальником уголовного розыска в местном отделе милиции. Он, видимо, тоже заметил странную непохожесть Тани на членов их семьи и то, как Вероника наоборот похожа на Савельевых. На следующий же день он направился в больницу и устроил там грандиозный «разбор полетов». Что именно он там сказал – неизвестно, но после этого заведующая родильным отделением и старшая акушерка спешно рассчитались и уехали из района.

Мы хотели было расспросить Николая Георгиевича поподробнее о том разговоре, но сейчас он не может говорить – сказываются последствия перенесенного несколько лет назад инсульта.

ЕЛЕ СПАСЛИ

А Римма Павловна продолжала растить Веронику и все думала, как же выяснить правду. Впрочем скоро ей стало не до этого – девочка тяжело заболела.

– Долго не могли наши врачи поставить диагноз, дочка чуть не погибла, – еле сдерживает слезы Римма Павловна. И в Кудымкаре мы лежали и в Перми. Тут мне врач говорит: мы не знаем что с ней, вам нужно ехать в Москву в институт имени Гельмгольца. Ни направления нам не дал ни адреса этого института не сказал.

Римма Павловна решила ехать, и уже там, на месте разобраться. Она взяла рюкзак с вещами, надела валенки, Вероничку посадила на руки и поехала в столицу. Институт глазных болезней имени Гельмгольца удалось найти не сразу, но еще сложнее оказалось попасть на прием, но Римма Павловна сдаваться не привыкла – такой уж у нее характер.

– Мы целую неделю ночевали на Казанском вокзале, – вспоминает Римма Павловна, - Но все-таки я добилась, положили нас на обследование. Московские врачи тоже долго не могли диагноз поставить, все спрашивали не было ли у нас в роду людей с похожими симптомами (что за симптомы и какой диагноз в конце концов поставили Веронике, семья попросила не указывать). Я говорила, что нету, и только потом, через много лет узнала, что родители Юлии Савиной оба такой же болезнью страдали.

НЕЛЮБИМАЯ ДОЧЬ

Стабилизировать состояние девочки московским врачам удалось только через шесть месяцев. Римма Павловна с дочкой вернулась домой, но потом каждые полгода она возила девочку на прием в Пермь. По мере того, как Вероника подрастала, все окружающие и особенно муж Риммы Павловны, все больше убеждались в мысли, что девочка не родная.

Вероника(слева) и старшая дочь Швецовых Женя. Фото из семейного архива

Вероника(слева) и старшая дочь Швецовых Женя. Фото из семейного архива

– Анатолий думал, что я ее нагулял, – по-простому объясняет Римма Павловна. – Старшую дочку он всегда баловал ее, играл с ней, а эту ужасно не любил, обижал. Однажды, когда меня дома не было, он ее чуть не задушил. Моя мама тогда у нас гостила, она видела, как Толя Вероничке лицо накрыл подушкой.

И без того горячая кровь Риммы Павловны от такого известия просто вскипела.

– Он в комнату вошел, а я как раз белье гладила, – вспоминает женщина. – Я в него этим утюгом горячим как запущу! Не смей, говорю, трогать девчонку.

С тех пор брак Риммы и Анатолия Швецовых начал трещать по швам. Его не спас даже желанный сын, который появился на свет, когда Веронике было шесть лет. Муж был убежден в том, что Вероника – не его дочь. Он начал выпивать и гулять, а потом и вовсе нашел себе другую женщину и подал на развод.

Впрочем, Римма Павловна была видной дамой и даже с тремя детьми надолго одна не осталась, правда со вторым мужем вместе прожили не долго, вскоре после рождения четвертого ребенка он умер и женщина осталась одна с четырьмя детьми.

«ПОЧЕМУ Я НА ВАС НЕ ПОХОЖА»

– Я благодарна маме за то, что она с детства приучила нас к труду, – говорит Вероника Швецова. – Мы с ранних лет делали все: и за скотиной ухаживали, и сено косили, картошку садили, окучивали и выкапывали, на болота за клюквой ходили все вместе: обратно никогда не возвращались, пока полное ведро не соберем. Она была нам и за отца и за мать, всегда держала нас в «ежовых рукавицах», но умела эту строгость сочетать с материнской лаской. Я всегда чувствовала, что мама меня любит.

Вероника Швецова счастлива в браке, вместе с мужем они воспитывают двоих сыновей. На фото она с младшим сыном Егором

Вероника Швецова счастлива в браке, вместе с мужем они воспитывают двоих сыновей. На фото она с младшим сыном Егором

Вероника, когда стала подрастать, тоже стала замечать, что отличается от всей своей семьи не только по темпераменту, но и внешностью.

- Помню не было 11 лет, я смотрела на себя в зеркало и вдруг спросила: «мам, почему я на вас не похожа?», – рассказывает Вероника. – Она тогда ответила с улыбкой – «наверное тебя в роддоме подменили». Я тогда это как шутку восприняла, но надолго запомнила, и всю жизнь нет нет да и спрошу у мамы – родная я ей дочь, или нет.

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я ВАША ДОЧЬ»

Пару лет назад Римма Павловна рассказала дочери, что возможно, та шутка про подмену в роддоме, была вовсе не шуткой. Вероника собралась и поехала к Савельевым знакомиться. Постучалась в дверь.

– Здравствуйте, я ваша дочь, – сказала Вероника открывшей ей дверь Юлии Ивановне.

Мать и дочь молча посмотрели друг на друга, обнялись, снова посмотрели друг на друга

– Никакого теста ДНК не надо было, чтобы понять, что это мой ребенок, - вспоминает Юлия Савельева. – У нее мои волосы, мой разрез глаз, даже голос какой-то родной.

С тех пор Вероника поддерживает отношения с Савельевыми: созванивается и привозит в гости детей. Но мамой она по-прежнему называет Римму Павловну.

– Мама меня поначалу ревновала к Юлии Ивановне, но потом успокоилась, я и ей уделяю не меньше внимания, – объясняет Вероника.

Таня Савельева узнала обо всем в последнюю очередь и для нее эта новость стала настоящим шоком.

– Я испугалась, что мои родители теперь от меня откажутся, – плачет Татьяна. – Ведь они из-за меня столько натерпелись.

НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ТЕМПЕРАМЕНТ

Если Веронику отец как-то сразу невзлюбил, то с Таней все произошло с точностью до наоборот. Она была младшей, и как признается сама, любимой дочерью. Отец милицейский начальник души не чаял в кареглазой девчушке, баловал ее. Ее непохожести на родителей вскоре нашлось объяснение: вроде бы бабушка Юлии Ивановны была темненькой, и как-будто такие же карие глаза были у дяди Николая Георгиевича.

Но в семье Савельевых взросление подмененной в роддоме девочки не прошло гладко. Таня унаследовала темперамент Риммы Павловны: была бойкой, своевольной и если что-то было не так, как хотелось ей – устраивала скандалы. Такое поведение дочери особенно бросалось в глаза на фоне совершенно противоположного темперамента всех остальных членов семьи: Юлия Ивановна и Николай Георгиевич спокойные, неконфликтные люди и старшая дочь Оля – такая же. Когда Таня стала подрастать, родители попросту не могли с ней справиться. Даже отец, занимавший солидный милицейский пост не мог найти управу на взбалмошную девчонку.

– Она отцу говорила: «только тронь меня, я на тебя заявление напишу», – вспоминает Юлия Ивановна. – Ой сколько она мне нервов вытрепала, сколько ночей я из-за нее не спала, искала ее везде по друзьям да по больницам. В милиции как-то ее нашли. Если бы ее воспитывала Римма Павловна, то уж наверняка нашла бы на нее управу.

Татьяна считает, что ей очень повезло с родителями

Татьяна считает, что ей очень повезло с родителями

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

И действительно, все дети Риммы Павловны успешно выучились и сейчас живут и работают в Перми. (Кроме старшей дочери – Евгении, которая погибла в конце 90-х под колесами машины), Вероника и Павлик обзавелись семьями, младшая дочка Анюта – пока нет. Старшая дочь Юлии Ивановны тоже благополучно вышла замуж, воспитывает двоих детей и успешно работает. А у Тани жизнь сложилась не так удачно: она бросила мужа с двумя детьми, когда младшему сыну не было и года. Узнав об этом, Савельевы забрали внуков себе, а через восемь лет дети Татьяны переехали жить к родителям отца. Сейчас Татьяна и ее гражданский муж снимают частный дом в пригороде Кудымкара. Он работает охранником, а она не может работать по состоянию здоровья.

– Я благодарна судьбе и той акушерке, которая нас тогда перепутала, – говорит Татьяна Савельева. – Если бы я жила с Риммой Павловной, то неизвестно, как бы сложилась моя жизнь. Может быть я бы уже несколько раз в тюрьме бы отсидела. У меня такой характер, что меня в школе даже мальчишки боялись. Мы с Риммой Павловной точно бы не ужились.

ТОЧКИ НАД «

Сама Римма Павловна в какой-то момент начала сомневаться в том, что Таня – ее дочь.

– Когда я узнала, что она детей своих бросила, я решила, что она не моя, ну не могла моя дочь так поступить, – рассуждает Римма Павловна. – Я подумала, что она может быть чья-то еще. Нас ведь четверо в тот день рожало. Тогда я твердо решила – пока жива, я должна узнать правду.

Римма Павловна стала по крупицам собирать информацию, но ее собственное расследование продвигалось с большим трудом. В больнице, где обе девочки появились на свет, уже несколько раз поменялся персонал, а родильное отделение и вовсе закрылось. Женщина попыталась поднять медицинские документы за 1978 год, но ей ответили, что архив давно сгорел. Расставить все точки над «i» смог тест ДНК. Экспертиза подтвердила догадку Риммы Павловны: Вероника – биологическая дочь Савельевых, а Таня – Швецовых.

– Если бы не эта путаница, маму бы не бросил муж, а я росла бы со своими настоящими родителями, – рассуждает Вероника. Женщина не может сдержать слез, когда вспоминает сколько всего ее семье пришлось пережить из-за дурацкой ошибки в роддоме.

ЦЕНА СЛОМАННОЙ СУДБЫ

Сейчас обе семьи готовят иски в Ленинский районный суд Перми – по месту нахождения ответчика – министерства здравоохранения Пермского края. Их интересы в будет представлять адвокат Игорь Савин. Кроме регионального минздрава он планирует привлечь в качестве ответчиков также правительство Пермского края, пожвинскую больницу и министерство здравоохранения РФ. Юрист уверен, что ему удастся добиться хотя бы частичного удовлетворения исков.

– Я проанализировал судебную практику и нашел как минимум три похожих случая, – говорит адвокат Игорь Савин. – Два случая были в Челябинской области и один – в Орловской. Все три раза суд вставал на сторону потерпевших, и удовлетворял иски – в одном случае потерпевшим выплатили по миллиону рублей, в другом – по полтора миллиона каждому потерпевшему.

Никто из героинь пока не определился с суммой, которую укажет в иске, да и не в деньгах теперь дело - прожитых чужой жизнью лет назад уже не вернуть.

Римма Павловна говорит, что потребует два или три миллиона, а если ей удастся отсудить хоть часть, все деньги она потратит на покупку жилья для Вероники – сейчас дочка с супругом и детьми живет в пермской квартире родителей мужа.