Общество27 июля 2016 14:23

Николай Мешков: человек, создавший университет

14 октября Пермский университет отметит 100 лет. Но это юбилей не только одного вуза - в этот день исполнится 100 лет высшему образованию на Урале
Университет накануне столетия.

Университет накануне столетия.

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

Пермский университет был организован в 1916 году как отделение Императорского Петроградского университета - одного из крупнейших в Европе. Его первыми студентами стали 522 человека, а за все существование вуза из его стен вышли 100 тысяч выпускников.

Необходимость создания университета в Перми в начале прошлого века понимали многие. Но вряд ли бы он появился в нашем городе в те годы - в разгар мировой войны, если бы не усилия одного человека - Николая Мешкова. Долгие годы о нем говорили как-то вскользь, мимоходом. Только в последнее время его заслуги начали признавать по достоинству. Каким же был этот неординарный человек?

Дела и благотворительность

Родился Николай Мешков в маленьком городке Весьегонске. Его отец служил в петербургской торговой фирме. Особой любви к образованности Василий Мешков не питал, и когда его сын окончил четыре класса уездного училища, решил, что тот вполне может завершить учебу и помогать отцу в делах. После смерти главы семьи Николай нанялся на работу к купцу, занимавшемуся водными перевозками. А затем перешел на службу в «Товарищество Волго-Камского пароходства».

Вечер в семейном кругу: Екатерина Мешкова, ее сестра Зоя Бажина, Николай Мешков (слева направо). Фото: музей истории университета.

Вечер в семейном кругу: Екатерина Мешкова, ее сестра Зоя Бажина, Николай Мешков (слева направо). Фото: музей истории университета.

В пароходстве способности молодого энергичного парня быстро оценили. И в июле 1876 года 25-летнего Николая Мешкова направили в Пермь, где он стал «полным доверенным в бассейне реки Камы». Под его началом была целая флотилия - шесть грузовых пароходов-буксиров и 25 больших барж. Работа в Волго-Камском пароходстве шла успешно, но уже спустя два года Николай Мешков решает отправиться в самостоятельное плавание и вместе с другом арендует буксирный пароход.

«Удача способствовала ему с первых шагов. Деятельность транспортника повседневно связывала Мешкова с местными властями и деловыми кругами Перми на железной дороге. Он очень быстро ориентировался в тогдашней обстановке на Каме и находил в борьбе с конкурирующими предпринимателями наилучшие способы транспортировки грузов и обслуживания пассажиров. Он установил деловые контакты с крупнейшими заводчиками и местным купечеством, постепенно расширял круг и размах своей деятельности, получал наиболее выгодные заказы и постоянную клиентуру. Из года в год Мешков приобретал, модернизировал и заказывал новые пароходы. Расширялись его торговые операции», - пишет в книге «Опальный миллионер» Рафаил Рабинович.

Но мало ли успешных и предприимчивых купцов подвизалось на пермской земле. Авторитет Николай Васильевич заслужил своей беспримерной честностью. Вот только один из примеров. В 1891 году Прикамье охватила сильнейшая засуха. Несколько уездов пострадали от неурожая. Пермское земство должно было доставить в эти районы более 400 тысяч пудов семенного зерна. Но предварительно необходимо было где-то закупить это зерно. На эти цели губернская земская управа выделила почти полтора миллиона рублей и выдала их Мешкову. Без всяких торгов и залогов. И тот доставил необходимое количество зерна, не взяв себе при этом никаких комиссионных за работу. Сколько денег получил - на столько и закупил.

- Дела Николай Мешков вел с размахом, - рассказывает известный пермский историк Александр Стабровский, который много лет занимается изучением биографии Николая Мешкова. - И на благотворительность денег не жалел. Он был попечителем многих учебных заведений, библиотек. Мешков постоянно находился под надзором полиции, потому что хотел перемен в обществе и давал деньги разным партиям - кстати, не только большевикам. За это его даже не раз сажали в тюрьму. Но при этом, как только начинался очередной сбор денег на благотворительные цели, на открытие школы, к примеру, - а ходил со списком пожертвований всегда полицмейстер, - первым в списке стоял Мешков. И уже потом все остальные смотрели, сколько он дал, и на него ориентировались.

В 1912 году Николай Мешков начал строить на собственные деньги ночлежный дом со столовыми, библиотекой, банями и прачечной, чтобы затем передать его в дар городу. Решение это было не случайным. Таким образом он хотел увековечить имя своей матери - Елены Ивановны Мешковой. Первые постояльцы должны были появиться в доме осенью 1914 года. Но началась война, в этом здании разместили мобилизованных солдат - ни в коем случае не по указу, спущенному сверху. Сам Мешков предложил этот выход, поскольку иначе солдат пришлось бы размещать в домах жителей города. Наверное, впоследствии меценат не раз пожалел об этом решении. За год тысячи военных превратили здание в худшую разновидность обшарпанной казармы.

Университет: от Юрьевского к Петроградскому

- По своим делам Мешкову приходилось часто разъезжать. Дома у него были и в Перми, в Санкт-Петербурге, и в Нижнем Новгороде, где проходили большие ярмарки, - рассказывает Александр Стабровский. - Вот как раз, находясь в Нижнем Новгороде, Мешков прочитал в газете о том, что Юрьевский университет должен быть эвакуирован и есть возможность переезда его в Пермь. Проблема была только в деньгах. И из Нижнего Новгорода Николай Васильевич посылает в Пермь телеграмму - сейчас она хранится в музее истории университета - о том, он готов внести на создание университета 500 тысяч рублей - по 50 тысяч в течение 10 лет.

Ночлежный дом имени Елены Ивановны Мешковой. Фото: музей истории университета.

Ночлежный дом имени Елены Ивановны Мешковой. Фото: музей истории университета.

После этого свои пожертвования внесли и другие пермяки, а также городская дума, Губернское собрание, уездные земства.

- Невозможно умалить заслуг Мешкова в деле создания университета, он был основным двигателем этого процесса, - говорит Александр Стабровский. - Но если бы общественность не поддержала, ничего бы у него не вышло. Наш город, несмотря на то что провинциальный, был сильной провинцией по тем временам. У нас было все: почта, телеграф, музей, средние учебные заведения, не хватало только вуза. А Пермь издавна была городом ссыльных, которые в большинстве своем были умными, образованными людьми. И они понимали, что их дети и внуки, которые подросли к тому времени, не смогут поступить в столичные университеты - ведь многим запрещено было ехать в столицы. Поэтому они, естественно, ратовали за то, чтобы в Перми был университет. С другой стороны, городу были необходимы специалисты. Вот так и сложилось. Две трети необходимых средств на организацию университета собрали жители города.

Одновременно Николай Мешков с присущей ему энергией взялся за решение организационных проблем. Шла война, все вопросы с перевозками по железной дороге решались через военное ведомство.

- Пробивать вопросы по переезду Юрьевского университета Мешкову пришлось через императорскую администрацию. Главнокомандующим войсками был великий князь Николай Николаевич - дядя царя. И Мешков, представьте, добился у него приема, и за каким-то обедом, условно говоря, за рюмкой водки под икорку, он получил добро на переезд университета и выделение для этого железнодорожных составов. Одновременно с этим он вел переговоры и с Министерством просвещения. Все на личном обаянии, - улыбается Александр Стабровский.

В ноябре 1915 года Мешков пишет своей жене:

«… Переезд университета кажется удастся. И сами они рады к нам: очень на окраине, очень все чуждо в Юрьеве. Но какой энергии и хлопот от меня именно требуется теперь! Я рад, что на меня выпала такая честь и задача, это так полезно и нужно для всего нашего, твоего и моего края!...»

Но переезд Юрьевского университета неожиданно застопорился. Профессура отказалась переезжать в далекую Пермь, и впоследствии университет обосновался в Воронеже. Но остановить запущенную машину уже было сложно. По заказу Николая Мешкова литератор Константин Ростовцев пишет брошюру «Заря высшего просвещения на Урале - университет в Перми», в которой убедительно обосновывается необходимость создания в нашем городе университета. Этот буклет получили и все депутаты Государственной Думы, и члены совета министров. В результате последовало «высочайшее соизволение на учреждение в Перми отделения императорского Петроградского университета».

Освобождать от военных здание ночлежного дома, переданного им временно, Мешкову пришлось долго и упорно. Потом он срочно отремонтировал его за свой счет, и 1 октября (по старому стилю) 1916 года состоялось торжественное открытие Пермского отделения Петроградского университета.

На этом заботы Николая Васильевича об университете не закончились. Он учредил две стипендии для студентов. Выделил деньги на покупку книг для библиотеки. Приобрел в Башкирии озеро Аккуль, чтобы там построить клинику и кумысный курорт, где бы профессура университета могла проводить практику для студентов. Свой вклад сделал Николай Мешков и в создание в университете музея древностей, приобретя коллекции древних артефактов.

- В январе 1917 года Мешков узнал, что в Керчи продается уникальная античная коллекция. Он выделил на приобретение 20 тысяч - большие деньги по тем временам. Владелице был выплачен задаток в 3 тысячи. Но, к сожалению, уже началась Гражданская война, деньги он заплатил, а коллекция в Пермь не попала, - рассказывает Александр Стабровский. - Потом предметы из нее обнаруживались в Германии и Польше, но в Россию их уже не вернули. Хотя этикетки о принадлежности на этих предметах остались.

Письма любви

В Пермь Мешков приехал уже женатым человеком. Его женой была Вера Болгарская, дочь генерала. Откровенный мезальянс - почти как в старинном романсе: «Он был титулярный советник, она - генеральская дочь». Родные Веры брак не одобряли. Но она настояла на своем.

- Нельзя сказать, что Мешков был писаным красавцем, - говорит Александр Стабровский. - Но в нем было столько обаяния, энергии, женщины в него влюблялись, что называется, пачками. И он этим, конечно, пользовался. Но при этом не был просто ловеласом. Он был дарящим любовь.

Впоследствии Николай развелся с Верой. И ее потомки, живущие сейчас в Санкт-Петербурге, до сих пор и слышать ничего не хотят о своем предке. Второй женой Николая Мешкова стала Екатерина Бажина, которая была младше его почти на сорок лет.

В музее истории университета хранятся письма Мешкова, написанные мелким аккуратным почерком. Они адресованы Екатерине Бажиной, и в них практически вся история этой большой любви.

«Я так много, так любовно думаю о тебе, так хочу быть с тобою… Только быть с тобою, не говори мне ничего, но только будь тут и я знаю, что мы уже, как один человек, но неизмеримо раз сильнее. Великое дело доверие и любовь!... А как много нужно еще тебе рассказать темных и дурных сторон. Ну, ничего, ты все поймешь и поможешь мне все оправдать… Приеду вероятно в Воскресенье, Понедельник или Вторник. Очень нежно и ласково целую тебя, тоскую и забочусь о тебе. Береги себя моя милая! Твой Н. Мешков» (25 февраля 1915 года).

«Милая моя милая родная Катинька! Как много ласки хотел бы сказать тебе, потому что ты милая, ласковая, моя хорошая заботница и я очень ценю все, что ты мне посвятила! Ты даже не предполагаешь, как я думаю о тебе!» (2 сентября 1924 года)

После революции Екатерина упрашивала его уехать за границу. Но он решил остаться, хотя жене предлагал уехать. Остались оба. И в 1918 году Николая вновь арестовали, на этот раз уже как капиталиста. В Бутырской тюрьме он провел три месяца. Но знакомые революционеры, которым он в свое время помогал, добились его освобождения. Более того, спустя некоторое время Николаю Васильевичу предложили работать консультантом в наркомате путей сообщения, где он проработал более 10 лет.

Несостоявшийся проект

Еще до мировой войны Николай Мешков задумывался о создании железной дороги, которая могла бы соединить Оренбург через Уфу и Пермь с Печорой. Он даже был готов за свой счет провести изыскательские работы. Расчет был простой - из южных сельскохозяйственных районов везти на север хлеб, хлопок, из Соликамска - соль, а в обратном направлении - рыбу. Более того, Мешков даже предвидел развитие верхнекамского калийного месторождения и рассчитывал на производство калийных удобрений. Проект железной дороги он пытался продвинуть и после революции. Но безуспешно.

Умер Николай Мешков в 1933 году после тяжелой болезни.