Премия Рунета-2020
Пермь
0°
Boom metrics
Происшествия11 августа 2015 12:44

Пермский бизнесмен изнасиловал дочь-школьницу, а она покончила с собой

Прокуратура просит для отца-насильника 14 лет колонии строгого режима
Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

- Меня изнасиловал родной отец! Как мне жить… - еле разобрали слова сквозь рыдания в трубке администраторы элитного пермского санатория.

Звонила 17-летняя дочь их частого постояльца - крупного пермского бизнесмена.

Беспорядок в номере, разбросанная одежда, на кровати - оцепеневшая от ужаса девочка, которую охрана санатория отпаивала валерьянкой, - рыжие растрепанные волосы, растерянные огромные глаза… Такую картину застали приехавшие на место полицейские.

Семейный праздник

В санаторий «Демидково» - любимое место отдыха людей с достатком, семья Юковых (фамилия и имена членов семьи изменены) приехала на выходные. Люди они вполне обеспеченные, у них несколько фирм - стройматериалов, туристическая. В доме держат прислугу.

В тот июльский вечер (все случилось год назад) отмечали день рождения сына - Николя стукнуло 13 лет. Праздновали в узком кругу: мама-домохозяйка, папа-бизнесмен, обоим за 50, и их дети - школьники - 17-летняя Юля и 13-летний Коленька. Плюс друзья - еще одна семья с детьми.

Коля пил сок, Юля - шампанское. Дети пошли кататься на скутере. Когда вернулись, захмелевшую с непривычки дочь мама увела в номер, положила спать, а сама вернулась к гостям. Семья сняла двухкомнатный номер - в одной комнате спали дети, в другой - родители.

Девочка провалилась в сон, проснулась, когда на нее навалилось что-то тяжелое, и она не смогла дышать.

- Тихо, тихо, моя малышка, - просипел знакомый голос - голос ее отца. Юлю обдало перегаром и запахом знакомой туалетной воды. Девочка в ужасе пыталась вырваться и убежать, но отцовские руки сжали ее в железные тиски, а крупное тело буквально вдавило ее в кровать.

После того как мужчина отпрянул в сторону, Юля сжалась в комочек и беззвучно заплакала.

- Я давно хотел это сделать, еще когда ты была маленькая, - удовлетворенно бросил отец, подбирая свою одежду и покидая номер.

Выслушав сбивчивый рассказ Юли, полицейские не могли поверить своим ушам. Но дело возбудили, началось следствие.

Менял фамилии как перчатки

На этом Юлин кошмар не закончился. Все еще только начиналось.

"Любимый" папочка на допросах невозмутимо заявлял: Кому вы верите, у дочки буйная фантазия и неустойчивая психика, не спал я с ней.

- Я зашел в комнату, Юля играла на компьютере. Я отругал ее за выпитое спиртное, слово за слово - вышел скандал. Вот дочка и отомстила, - убеждал он следователя.

Психологических отклонений, к слову, у него не нашли, эксперты признали мужчину абсолютно здоровым и вменяемым.

Мама (и она тоже) встала на дыбы: Вы вообще о чем?! Не виноватый он! У дочки характерец еще тот! Дерзка не по годам. У нее с папой сложные отношения. Оговорила она его!

Родители всячески упирали: девочка капризна, своевольна, истерична и неуправляема. И на пару вспоминали ее «грехи» в суде лет чуть ли не с трех.

Знакомые семьи рассказывают: Михаил, отец девочки, человек непростой.

- Скажите, зачем мужчине менять фамилию? - недоумевают они. - Сейчас у него уже третья по счету! Есть, видимо, что скрывать.

У Михаила погашенная судимость - за мошенничество (махинации с бизнесом). Долгое время он жил на две семьи. Юлька считала, что он их предал. Когда родители скандалили из-за очередной отцовской интрижки, девочка всегда вставала на сторону матери.

- А она хорошая девчонка, не слушайте никого! Умница, красавица, талантливая, искусством увлекалась, по театрам все бегала, во всех пермских фестивалях участвовала, в будущем рекламой хотела заниматься, - взахлеб расхваливают девочку.

На допросах Юля ничего не утаивала: отец часто поднимал на нее руку. А еще то невзначай за грудь тронет, то внезапно в комнату войдет, когда она переодевается. А когда ей было 11 лет, он зашел к ней в комнату и стал к ней приставать. Она послала его - далеко и в очень жесткой форме. После этого стало еще хуже. Но руки отец старался уже не распускать. Девочка делала вид, что ничего не происходит: боялась открыть правду и расстроить мать.

- Я была для него вещью, объектом сексуального удовлетворения, - плакала Юля.

Вердикт суда: факт преступления не доказан

С отца девочки взяли подписку о невыезде. Девочку на время следствия разместили в социально-реабилитационном центре.

Судебно-биологическая и молекулярно-генетическая экспертиза на 99,99% показали: насильник Юли - ее отец. Его биологические следы нашли на простынях и внутри девочки.

- Девочка изобретательная. Она нашла в мусорном ведре использованный презерватив (мы с женой утром занимались сексом) и намазала себе… там, - не растерялся отец.

Приговор выносил Добрянский районный суд. Судья Алевтина Тарабасова сделала вывод, что дочь оговорила отца и посчитала, что сам факт преступления не доказан. Михаил был полностью оправдан.

Бизнесмен получил право на реабилитацию, а также возмещение материального и морального вреда за счет государства.

Приговор был вынесен 5 февраля 2015 года. А 24 февраля девочку вернули из приюта в семью.

Прокуратура обжаловала судебное решение в краевом суде и обратилась в Минсоцразвития с требованием провести служебную проверку и привлечь соцработников к ответу. Вместо того, чтобы защитить ребенка, они по сути вернули ее обидчику.

«Юля сама хотела вернуться домой, к маме»

Высокий зеленый забор, двухэтажное здание, решетчатая дверь, сигнальная кнопочка - так просто в приют не проникнешь. Размещали сюда девочку ради ее безопасности - чтобы родители не могли давить на нее.

Фото: Юлия Лоза

- С ней работали психологи. Девочка хорошая, творческая, видно, что начитанная, культурная, по поведению ничем от других не отличалась, - рассказали нам в центре. - Видно, что она привыкла жить немного в других условиях. Но никаких капризов, никаких скандалов не было.

- За эти полгода вы ловили ее на лжи?

- Нет,- кивают головами. - Мы проводили специальные тесты, с ней все в порядке, уровень ко лжи у нее в пределах допустимого.

- Она рассказывала, что произошло тогда ночью в санатории?

- Мы не понимаем, почему сейчас к нам возникают вопросы: как, мол, мы могли отпустить девочку? Ее отца оправдали, Юля очень хотела вернуться домой, к маме. Она ее любила, мама ей зла не желала. Тем более родители купили Юле квартиру. Кто ж знал, что она покончит с собой. Суицидальных наклонностей психолог у нее не заметил. Девочка хотела жить, у нее были планы.

В каждом слове сотрудников приюта сквозит: девочку жаль, но мы-то в чем виноваты? Но на все дальнейшие вопросы мы получали один ответ: пишите запрос в Министерство соцразвития.

«Перед смертью Юля разослала всем песню «Self destruction»

1 апреля Пермский краевой суд отменил оправдательный приговор, посчитав его необоснованным. Суд поддержал позицию гособвинения, которое настаивало, что 54-летнему насильнику место в тюрьме. Дело направили на новое рассмотрение - в ином составе суда.

А 12 апреля Юля покончила с собой - в той квартире, которую ей подарили родители. Говорят, они хотели ей и машину подарить, и в Петербург отправить учиться. Только чтобы она призналась, что оговорила отца.

Но девочка, как стойкий оловянный солдатик, до конца стояла на своем.

Была Пасха. Тело обнаружила подруга. Юля была еще жива, умерла в больнице, не приходя в сознание.

Она не оставила предсмертной записки. Правда, все же попрощалась со всеми в соцсетях - послала друзьям английскую песню Self destruction (Саморазрушение): «Я запуталась и вся изранена…», «…Соврите мне и скажите, что я - все для вас»…

Но никто призыв о помощи либо не понял, либо не услышал.

- Причина гибели ребенка - изнасилование ее родным отцом, - считает Юрий Сарапульцев, он был гособвинителем по этому делу (сейчас на пенсии). - Возможно, на ее психическое состояние повлияло решение суда, который оправдал ее отца и сделал вывод, что она его оговорила. Она оказалась в сложной ситуации, без поддержки родных, в том числе матери. Девочка говорила, что мама ее не раз упрекала: ты что делаешь? Как мы будем жить? Ты же кормильца садишь в тюрьму.

Беда была большая, девочка маленькая. Одинокий оловянный солдатик сломался.

Главным церемониймейстером на похоронах был отец Юли.

8 лет колонии

В июне отца девочки арестовали. 29 июня суд вынес новый приговор: 8 лет в колонии строгого режима. Даже после самоубийства дочери он не раскаялся и не признал свою вину.

- Мы считаем и такое наказание чрезмерно мягким. Для понимания, 8 лет - это минимальный срок, который дают за изнасилование несовершеннолетней, - говорит прокурор Добрянки Андрей Делиев. - Мы просим суд усилить наказание до 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Суд, на наш взгляд, не учел обстоятельства, отягчающие вину - то, что преступление было совершено в состоянии алкогольного опьянения. И совершено родителем в отношении несовершеннолетнего ребенка. Кроме этого, пермские следователи сейчас расследуют уголовное дело по статье о доведении до самоубийства. Также возбуждено дело об административном правонарушении со стороны чиновников от опеки за неисполнение требований прокурора (чиновники отклонили представление прокурора, требовавшего принять меры, когда девочку вернули к родителям, и она была еще жива. - Ред).

Фото: Юлия Лоза

Мама девочки: "Это был оговор"

Мама девочки до сих пор хочет верить, что ее муж не виноват, а Юля покончила с собой по глупости.

- Я пытаюсь сохранить семью. Не разрушайте последнее, что осталось. Это наша личная жизнь, и касается только нас, - сказала нам женщина. - Это был оговор. Дочка оговорила мужа. Все психологические тесты это говорят. Больше я вам ничего сейчас не скажу. Пусть вначале пройдут суды.

Отец девочки, к слову, тоже обжаловал решение суда, приговорившего его к 8 годам лишения свободы. Он требует его оправдать.