Общество

Пока директор загнувшегося завода баллотируется в депутаты, его рабочие из-за долгов по зарплате перекрыли трассу

Работяги пригрозили: не расплатится до 20 октября - снова выйдут на дорогу.

Сейчас у таких городов, как Кизел, появилось модное название - моногорода. На понятном языке это означает: города, на которые всем по фиг. Полуразрушенные, стоят они себе на задворках и потихоньку испускают дух, никому не мешая.

Индустриальный пейзаж Кизела напоминает Сталинград после боев. Тишина и развалины. Только изредка город всколыхнется: то мэр местную жительницу поколотит за неправильную парковку (судебные тяжбы между ними сейчас в разгаре), то депутат местного Земского собрания на джипе переедет человека насмерть и уедет с места ДТП по-тихому (об этом - на сайте kp.ru), то выяснится, что зима на носу, а отопительный сезон, извините, в ж...

А на этой неделе моногород Кизел опять проснулся.

Этот бывший шахтерский городок не только подал признаки жизни, но и громко выругался на всю страну, словно старик, про которого в больничной палате давно забыли, а он, живучий, еще компот затребовал у главврача.

Рабочие кизеловского завода «УралКран», который загнулся из-за кризиса, - терпеливейшие люди на свете. Они с ноября прошлого года, почти год, верили обещаниям своего директора о выплате задолженности по заработной плате - больше 8 миллионов. Хотя в июле 2009-го предприятие окончательно остановилось, без надежды возобновить работу.

Директор завода, 34-летний Виталий Фагмиев, сам родом из Кизела, но давно уже живет с семьей в Перми. Непосредственно руководят заводом его ставленники. А сам он увлеченно занимается политикой в Кизеле на посту председателя Земского собрания. 11 октября в Кизеле - новые выборы депутатов, Фагмиев - в первых рядах. А о своем заводе, похоже, он вспомнил только во вторник, когда в городе громыхнуло.

Терпение работяг лопнуло. Около шестидесяти человек перекрыли трассу Кунгур - Соликамск.

Машин на этом участке дороги - раз-два и обчелся. Подоспевшие гаишники быстро организовали объезд, и в пробку из-за митингующих попала только пара автобусов.Бунтари честно предупредили местных чиновников о своих намерениях. А те в свою очередь сообщили в Пермь. Тут же прибыли начальник ГУВД Юрий Горлов, краевой министр промышленности Дмитрий Теплов. Даже откуда ни возьмись приехал и «виновник торжества» Виталий Фагмиев. Уже все вместе они начали уговаривать бунтовщиков покинуть трассу. Бесполезно.

- Пошел слух, что сейчас выпустят ОМОН, - рассказывают пикетчики.

Но вместо ОМОНа из кучки чиновников и силовиков вытолкнули Виталия Фагмиева. Как последний козырь в проигранной партии. Толпа напряглась, как электричество, но есть директора сразу не стала, позволила ему высказаться.

- Не беспокойтесь, я обязуюсь выплатить зарплату, - побледневший директор пытался произнести это убедительно. - Давайте составим протокол и мирно разойдемся.

Мегатерпеливые и супердоверчивые рабочие и инженеры завода снова отступили.Правда, с миром их не отпустили. На трех зачинщиков составили протоколы, административные. Дескать, чтоб другим неповадно было. Штрафанут «главарей» тысячи на две. Где их взять, когда год зарплату не платят, - это блюстителей закона не интересует.

Пакт о ненападении подписали до 20 октября. Если до этого времени долги не вернут - заводчане пообещали устроить повторный пикет.

Как будет расплачиваться собственник завода?

- Это его проблема, - прокомментировал министр промышленности Дмитрий Теплов. - Ему принадлежат в Кизеле здание бывшего ремонтно-механического завода и площади, которые раньше арендовал крановый завод. Это около 27 тысяч квадратных метров. Конечно, они не очень ухоженные... Но работу там можно возобновить в любой момент - продать или сдать в аренду.

Может, реальная стоимость завода - и в самом деле миллионы рублей. Да только кто решится купить или взять в аренду это предприятие без радужных перспектив в богом забытом городе?

Кроме того, оказывается, один из тех, кто должен Фагмиеву за краны, пообещал расплатиться квартирой в Барнауле. Цена вопроса - 8 миллионов рублей. Почти весь долг по зарплате.

Так что одна надежда у заводчан осталась - на эту барнаульскую квартиру и на порядочность директора.

Кстати, в последнее кизеловцы свято верят. Какой-то повальный «стокгольмский синдром». Когда мы уезжали из Кизела, инициаторы забастовки просили нас… уж как-нибудь помягче про директора писать. Может, еще исправится, долги вернет, говорят… - Мы все эти месяцы выживали, - рассказывает бывшая работница завода Алла Эрих. - Мне завод должен 57 тысяч. А у меня теперь одна пенсия 3 тысячи - уходит на квартплату, хорошо, муж работает, помогают взрослые дети. Держимся.

- Как жили? У кого-то запасы были, вот у нас свекровь на пенсии, помогает, - рассказывает Надежда Гладских. - Стыдно, конечно, сами предпенсионного возраста, а деньги у нее берем. Ну, огород еще выручает.

Так нам отвечали все работники завода. Дескать, терпим, перебиваемся на пенсии родителей да долги за коммуналку копим. Повезло товарищу Фагмиеву с сотрудниками. Пояса они умеют затягивать до последних дырочек. А если надо - новые проковыряют. Да и сам директор, оказывается, тот еще страдалец.

- Меня все представляют этаким местным олигархом и пузочесом, а я и сам уже десять месяцев без зарплаты живу, - пояснил нам при личной встрече Виталий Ринатович. - А вот как раз сейчас ситуация реально выправляется. Заказчики за долги отдали нам квартиру в Барнауле. Вы не представляете, с каким трудом я искал какие-то несчастные 60 тысяч рублей, чтобы съездить туда в командировку.

А еще Виталий Ринатович с печалью отметил, как он поразился тому, насколько изменились его бывшие работяги. Замы, щеголявшие в строгих костюмах и представлявшие лицо фирмы, пришли на пикет в стареньких куртешках и резиновых сапогах…

Справка «КП»

По информации краевого Агентства по занятости населения, уровень безработицы в Кизеле - 5,9% (это процент безработных в общей массе экономически активного населения). В среднем по краю эта цифра почти в два раза ниже - 3,3%. Однако в нашем регионе есть территории, где уровень безработицы уже перевалил за 10% (например, в некоторых районах Коми округа).