Общество

«Правильные мальчики» четыре месяца издевались над ветераном Великой Отечественной войны и отбирали у нее пенсию [видео+фото]

На деньги бабы Насти 20-летние недоросли покупали дорогие шмотки, золотые цацки своим подружкам и гуляли в кабаках.

- А ну, деньги гоните! - размахивая кухонным ножом, кричит в дверях низкорослый крепыш.

- Мы вас сейчас грохнем! - срываясь на крик, вопит его товарищ, поигрывая топориком.

На стульчике трясется 84-летняя баба Насти. В угол дивана вжался и дрожит от страха ее глухонемой сын.

Вот так два недоросля терроризировали в деревеньке Баская Гремячинского района (Пермский край) не отделение банка, не богатый особняк местного нувориша. Все омерзительнее на самом деле. Грабители четыре месяца подряд с «наездами» в день пенсии приходили к... беспомощной старушке, ветерану войны. Провинциальный городок до сих пор морщится от этой истории, как от мешка с падалью.

За что такое наказание?

Бабушке Анастасии Александровне 84 года. Когда на страну обрушилась война, она, 15-летняя девчонка, встала к фрезерному станку. По 12 - 14 часов смена. А после войны радости большой ложкой хлебать Насте тоже не пришлось. Родители погибли. Родственники помогали как могли, пристраивали то грузчицей в колхозе, то почтальоном, то разнорабочей. Об учебе как-то не вспоминалось, так до сих пор баба Настя с тремя классами образования и доживает век.

За долгую судьбу нажила микроскопическую квартирку в Губахе (стоит пустая) да избушку без электричества в километре от Гремячинска, в деревеньке Баская. Живет с сыном-инвалидом, глухонемым, как сама говорит, «на даче». Две козочки, поле картошки. Раз в месяц неплохая для деревни пенсия - 11 тысяч рублей (вместе с пособием сына-инвалида. - Ред.)...

Но с апреля в их тихом и незаметном мирке стали происходить непостижимые вещи.

Скучно в Гремячке, пошерстим на дачке?

Сейчас два оболтуса, 20-летний Виктор Панин и 22-летний Денис Халлыев, сидят в СИЗО. Их обвиняют в совершении серии грабежей ветерана Анастасии Новоселовой. Корреспонденты «КП» ожидали услышать от милиционеров Гремячинского ОВД историю о беспризорных, выброшенных жизнью на обочину неудачниках с криминальным прошлым, опустившихся наркоманах-алкоголиках. Но нет.

- Оба парня из вполне благополучных семей. Оба живут у нас в «элитарном районе» (в домах, построенных в 80-х немцами для газовиков). На учете у нас не состояли, - рассказал «КП» начальник ОВД по Гремячинскому муниципальному району Валентин Храмов. - Халлыев - студент профучилища, Панин работал охранником.

Первый раз грабители наобум пришли и под угрозами выгребли у старушки несколько тысяч, что в кармане нашлись. Глухонемому, сжавшемуся от ужаса в клубочек, показали топор. Второй раз вычислили день, когда она с пенсией из Губахи приехала. Ждали ее дома. И пошло-поехало, как по расписанию, - 6-го числа каждого месяца с апреля по июль у Анастасии Александровны «гости».

- Пришла домой тогда, а у самой кошелек в кармане лежит, я в дом - а там паренек стоит, - с дрожью в голосе говорит Анастасия Александровна. - Сразу все поняла, бросила кошелек в подпол, они давай меня толкать по всему дому, выпихивают к дровянику и кричат: «Давай ищи деньги!». Угрожают топором, топорик-то худенький такой, они мне тупым концом по руке проводят, у меня рука вся черная стала. Я долго ползала, в подполе света нет, темень, я все на ощупь. Нашла кошелек, они у меня его забрали и ушли.

А как-то Панин и Халлыев заглянули к старушке между пенсиями - решили обшарить избушку.

- У меня накопления были, - вспоминает Анастасия Александровна. - Я денежки прятала в мешочках из-под соли. Откладывала на всякий случай, да и ремонт в квартире сделать хотела (в той самой пустующей малометражке в Губахе. - Ред.). Все накопления у меня забрали... (200 тысяч, сбереженные за всю жизнь. - Ред.) И так каждый месяц приходили, я не успевала деньги отложить хотя бы на билет до Губахи, мне там пенсию-то выдают. А они: «Не найдешь деньги - по башке получишь!»

- Я поняла: что-то не так происходит у них в семье, денег у нее всегда в обрез стало - на сигареты сыну и на буханку, - вспоминает продавщица в местном магазине. - Стала бабу Настю расспрашивать, а та отмалчивается: «Да ладно... Ничего...». Я подумала, что это родня какая-нибудь бабушку обирает. Пристала - идите, жалуйтесь в милицию. А бабушка - глаза в пол: «Старая я уже, стыдно мне ходить жаловаться. Писать тоже толком не умею».

«Золотая молодежь, да нос в саже угольной»

Когда наконец взяли Дениса Халлыева и Витю Панин, город загудел. Такие с виду обычные парни, и такой кошмар творили.

Во дворе Халлыевых мы встретились с его соседями.

- Спокойная интеллигентная семья. Папа на пенсии, мама работает. Встречался с девушкой. Но бывало, что бил ее, - рассказывает соседка Дениса.

- Пан (прозвище Панин. - Ред.) - спокойный парень, - рассказывают друзья Виктора. - Самый обычный, семья обеспеченная.

- Панин - хороший, симпатичный парень, - поделились с нами продавщицы в соседнем магазине. - Не выпивал, не буянил. Девушка у него была. Живет тут же, в Немецком городке.

Корреспонденты «КП» разыскали подругу Виктора Панин.

- Я вообще не хочу говорить на эту тему. Почему он это сделал? Да погулять, видимо, хотел! Я его оправдывать не собираюсь. Он из благополучной семьи, достаточно обеспеченной. Сам работал, в деньгах не нуждался. Предположить, что у него были какие-то проблемы, из-за которых ему бы могли понадобиться деньги, не могу.Родители парней с нами разговаривать отказались.

Украл, выпил...

Конец этому ужасу положил кто-то из местных. Узнал и сообщил в милицию. За те четыре месяца Панин и Халлыев обзавелись новой техникой. Денис в дом притащил огромный телевизор, DVD-плеер, пылесос, микроволновку. Виктор сорил деньгами вместе с другом в кафе, ездили развлекаться в Пермь, накупил модной одежды, подруге купил золотые сережки. Все это - на те самые «похоронные» старушки. Такая разгульная жизнь для дотационного городка - неслыханное дело. Но даже родители парней нисколько не удивлялись, откуда появляется подобная роскошь у ребят, один из которых учится на кондитера, а другой работает охранником.

Но сотрудников Гремячинского ОВД больше всего потрясла другая находка среди награбленного. Медали бабы Насти, посвященные 50-летию и 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. Да только продать их не смогли.

- Они сразу во всем сознались, улик предостаточно, - рассказывает начальник Гремячинского ОВД Валентин Храмов, - а мне аж стыдно самому.

Нам сразу вспомнились слова бабушки Анастасии: «А жаловаться в милицию мне стыдно было, сын глухонемой у меня, сказать ничего не может, сама тоже плохо говорю, старуха ведь! Да и не особо страшно мне было. Я ж старая. Слезы-то уже не бегут...»

За грабеж парни могут огрести до 8 лет. Но учитывая то, что ранее они не были судимы, характеристики их исправны, наказание может быть для них минимальным.

ВНИМАНИЕ!

По просьбам читателей мы открыли счет для бабы Насти

Материал «Правильные мальчики» четыре месяца издевались над ветераном Великой Отечественной войны и отбирали у нее пенсию» («КП» от 11 августа и kp.ru) вызвал сотни откликов наших читателей. Среди них оказались и те, кто пожелал материально помочь Новоселовой Анастасии Александровне, попавшей в беду.В целях безопасности бабы Насти деньги будут поступать на физический счет, который открыла редакция «Комсомольской правды - Пермь». Редакция обязуется все поступившие средства передать Новоселовой. Сохранность полученных от читателей денег и безопасность бабушки будут согласованы с местными органами милиции. Счет будет действовать в течении двух месяцев.

Реквизиты:Адрес: 614990, Россия, г.Пермь,Ул. Я.Коласа, д.9Т. (342) 246-62-61Получатель:Филиал ОАО «УРАЛСИБ» в г. Пермьр/с 40817810252009000000ИНН 0274062111, БИК 045744863к/с 30101810300000000863средств на счет (RUR) №40817810352009027035Голоднов Илья Николаевич