Кокорин и Мамаев перед заседанием.