2020-05-05T15:45:49+03:00

Жесткая посадка на пляже Пальмникена: боевой путь лейтенанта Гаряги

Память героического штурмана до сих пор не увековечена в Янтарном, а обелиск в честь него исчез в 2006 году
Самолеты "Бостон" готовятся к торпедному залпу.Самолеты "Бостон" готовятся к торпедному залпу.Фото: waralbum.ru
Изменить размер текста:

В Калининградской области до сих пор остаются неувековеченными сотни солдат и офицеров Красной армии, участвовавших в Восточно-Прусской операции и штурме Кёнигсберга. Но со следующим героем нашей рубрики «О них не писали в газетах», Леонидом Петровичем Гарягой, вышла и вовсе странная история. Памятник на месте его гибели был, но он исчез. Причем, относительно недавно.

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ В КРЫМУ

Леонид Гаряга родился на Украине, в Николаеве. Отслужить в армии он успел еще в начале 30-х, но, по всей вероятности, военное дело ему понравилось, так как он неоднократно участвовал в военных сборах и прошел несколько курсов подготовки летчиков.

Кроме того, перед самым началом войны Гаряга успел получить звание лейтенанта и закончить географический факультет Московского университета (сегодня МГУ имени Ломоносова). Знание географии и определило судьбу офицера – он стал штурманом.

Несмотря на возраст и опыт, в 1941 году лейтенант Гаряга не был отправлен на передовую, а остался в резерве и продолжал учиться. На фронте он оказался только в октябре 1943 года (по другим данным в апреле 1944 года). Однако первые же боевые вылеты стали для него успешными, и к осени 1944 года штурман поучаствовал уже в 31-м боевом вылете, многие из которых были результативными.

Боевой путь офицер начал с летчиками 36-го минно-торпедного авиационного полка, базировавшегося на аэродроме Геленджика. Машиной штурмана звена 3-й авиаэскадрильи Леонида Гаряги стал лендлизовский «Бостон» (А-20G), а первыми целями – порты южного побережья Крыма.

Судя по наградным документам, первый результативный вылет с участием нашего героя состоялся с 17 по 18 апреля 1944 года. В эти дни Гаряга участвовал в потоплении двух немецких танкеров водоизмещением 4000 тонн и одного сторожевого катера.

БОМБАРДИРОВКИ В НОРВЕГИИ

Вскоре был получен приказ перебазироваться на север, и новым местом службы штурмана стал 51-й минно-торпедный авиационный полк, где Гаряга начал летать в экипаже командира звена лейтенанта Анатолия Сушицкого.

Уже 11 мая был открыт счет победам – экипаж Сушицкого-Гаряги потопил немецкий тральщик и сторожевой катер, а также повредил один вражеский транспорт. 17 июня он отправил на дно два каботажных судна (водоизмещением 6000 тонн каждое) и в тот же день участвовал в бомбардировке порта в норвежском Киркенесе.

В конце июня штурман Гаряга временно переходит в экипаж лейтенанта Николая Николаева из его родного 36-го минно-торпедного авиационного полка. Результативность от этого только увеличивается. Так, 27 июня 1944 года «Бостон» Николаева-Гаряги участвовал в групповом налете на оккупированный немцами Киркенес: экипаж потопил вражеский тральщик и два сторожевых катера. Вылет следующего дня также был результативным, он закончился потоплением танкера водоизмещением 10 000 тонн.

В августе 1944-го целью советских бомбардировщиков стала норвежская коммуна Вардё. 23-го числа атаке подвергся порт, целью в котором были 6 быстроходных десантных барж.

11 октября Николаев и Гаряга потопили еще одну баржу водоизмещением 400 тонн, 12-го – пустили ко дну немецкий тральщик и повредили танкер водоизмещением 3000 тонн, а 16-го октября утопили танкер, два надводных судна управления и один катер типа «малый морской охотник». Особенно результативным выдался вылет на торпедирование немецких катеров 24 октября. В этот день экипаж лейтенантов Николаева и Гаряги уничтожил сторожевой катер, тральщик, самоходную баржу и повредил очередной танкер водоизмещением 4000 тонн.

Штурман Леонид Гаряга. Фото: Архив автора

Штурман Леонид Гаряга.Фото: Архив автора

ДВЕ ЖЕСТКИЕ ПОСАДКИ

Однако 26 октября успевший за короткое время сработаться экипаж чуть не погиб. Во время бомбовых ударов по кораблям «Бостон» Николаева-Гаряги получил серьезное повреждение.

- Была перебита бензо-маслосистема, выведен из строя один мотор, - говорится в наградных листах обоих офицеров. – В результате высокой боевой выучки и мужества экипаж приводнился в районе Пумманки (Мурманская область, полуостров Рыбачий – Ред.), где и был подобран.

Из-за того, что Леонид Гаряга трижды менял экипаж и дважды переходил из одного полка в другой, командование не учло часть его подвигов, однако и вылетов с лейтенантом Николаевым хватило для того, чтобы им обоим, чудом спасшимся, вручили по ордену Красного Знамени. Однако штурман либо во время жесткой посадки на воду, либо еще в воздухе получил тяжелое ранение в голову, из-за чего долгое время провел в госпитале.

Следующим местом службы для Гаряги стала Восточная Пруссия, однако плотность зенитного огня противника тут была настолько сильной, что долго он пролетать не смог. Вернувшись в экипаж Анатолия Сушицкого, штурман участвовал в групповом налете на немецкий транспорт водоизмещением 8000 тонн. Обоих офицеров тут же представили к орденам Красного Знамени (были учтена работа по потоплению тральщиков и сторожевых катеров в Киркенесе).

Правда, Леонид Петрович получить свою награду не успел. 18-го апреля «Бостон» Сушицкого-Гаряги участвовал в торпедировании конвоя вражеских кораблей, но был подбит зенитной артиллерией и произвел вынужденную посадку в районе Пальмникена (Янтарный).

- По моим личным пока выводам, самолет звена лейтенанта Сушицкого после повреждения огнем немецкой зенитной артиллерии пробовал долететь до аэродрома Кракстепеллен (ныне поселок Синявино), - считает поисковик Евгений Завертанов. - Но по неизвестным причинам он не дотянул до взлетно-посадочной полосы.

По мнению Завертанова, ранение Гаряга мог получить именно во время жесткой посадки.

- Штурманское место располагалось ниже и ближе к хвостовой части самолета, которая, видимо, была повреждена при падении/посадке, - считает поисковик.

ПРОПАВШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ

В объяснительной записке, составленной 28 февраля 1946 года, говорится следующее:

- Штурман звена, лейтенант Гаряга Леонид Петрович, получил тяжелое ранение и командиром экипажа был положен в санитарную часть 110-го стрелкового батальона (на самом деле, 110-го стрелкового полка 325-й стрелковой дивизии – Ред.) Красной армии в присутствии командира полка майора Гладкова.

Получить какую-то информацию по поводу судьбы Леонида Гаряги от командование 110-го стрелкового полка так и не удалось. Сам же Гаряга ни в часть, ни домой писем не отправлял, и след его простыл.

Тем временем, в санитарные отчеты штурман все-таки попал. 19-го апреля он умер от ран и был похоронен. В архивах сохранился даже акт, составленный представителями госпитального взвода. В нем говорится, что среди личных вещей скончавшегося лейтенанта были 106 рублей, удостоверение личности, партбилет №0010386 и временное удостоверение.

Леонид Гаряга, скорее всего, был похоронен вместе с умершими в санчасти бойцами в поселке Хайлигенкройц (Красноторовка). Но после укрупнения воинских захоронений останки офицера могли перенести в братскую могилу поселка Янтарный. Однако на мемориальной табличке фамилии штурмана до сих пор нет.

Интересно также, что на месте аварийной посадки «Бостона» был установлен обелиск «В честь летчиков», однако теперь на его месте, как утверждает Завертанов, стоит ресторан «Галера». В 2006 году во время строительства этого заведения памятник исчез.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «О них не писали в газетах»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также