Политика

Не спешите на уезжающий в будущее самокат

Публицист Дмитрий Ольшанский - о том, почему путинская Россия для него это не только политика
Реальный мир заменил подросток неопределенного пола с фиолетовыми волосами, несущийся на самокате к психотерапевту

Реальный мир заменил подросток неопределенного пола с фиолетовыми волосами, несущийся на самокате к психотерапевту

Фото: Shutterstock

О возвращении Путина, который никуда и не уходил, можно говорить "политически".

И в этом смысле у меня есть разные аргументы за, будь то судьба Крыма и непризнанных республик (без него могут рыпнуться сдать, а надо, чтобы все исторически устоялось и где-то благополучно паспортизировалось), нежелательное возвышение банды наследничков-преемничков, удивительное умение Путина держать удар, его терпение и упрямство (события следующих недель после Боинга шесть лет назад - лучший пример), явный крен страны вправо, в сторону от "открытого мира", пока он главный (через не хочу, разумеется, но какая разница, главное, что yes, we will build the wall), да и просто - отменившийся триумф той отборной сволочи, которая жаждала хоть частичного его ухода и снова пережила крушение всех надежд (то есть не столько даже сам Путин мил, сколько враги его отвратительны).

Но это все, повторюсь, политические аргументы.

А есть ведь и что-то другое.

Дело в том, что нас медленно и неотвратимо накрывает будущее.

И я смотрю в ту сторону, откуда оно на нас идет, с такой ужасной тоской.

Потому что я чувствую, что нет там ничего хорошего, в этом самом будущем, я не хочу, чтобы оно приходило, и "перемен" никаких не хочу.

И можно, конечно, сформулировать мои резоны на политическом языке.

Поговорить еще раз про ханжески-райкомовский феминизм, про религию обожествленного мигранта, про еврошариат, про безумную зацикленность на перемене пола, про борьбу с изменением климата, которая нам страшно невыгодна, про упразднение христианства и всей старой культуры, поскольку она то ли "репрессивная", то ли "мужская", про культ подростков, про оруэлловщину "цифровой реальности", про ненавистный урбанизм с самокатом, про графоманов с их "проговариванием травмы" и спекулянтов страданиями, да и много еще о чем.

И это все правда.

Но это еще не вся правда.

А вся правда состоит в том, что я просто не хочу видеть старение, умирание, исчезновение всего, что мне дорого, и что я люблю, и всех, кого я люблю.

И мне не хочется, чтобы тот мир двадцатого века, где я родился и вырос, и где все у меня были живые, - заменил этот мерзкий подросток неопределенного пола с фиолетовыми волосами, несущийся на самокате к психотерапевту.

И путинская Россия для меня в этом смысле - это совсем не политика.

Это как последние теплые осенние дни, когда ты нарочно рано встаешь, потому что немного осталось от этой хорошей погоды, и долго собираешь листья, а потом зажигаешь костер, садишься рядом, выпиваешь немножко, и смотришь на чистое небо, и думаешь: как хорошо.

И как не хочется со всем этим прощаться.

Я так смотрю на кассиршу в метро, которую еще не уволил робот.

На женщину, которую тошнит от слова "абьюз".

На человека в очереди, который платит наличными.

На приятеля, который любит Rolling Stones, а не Билли Айлиш.

На красную веселую физиономию Трампа.

На Вуди Аллена, которого пытаются уморить безымянные оскорбленные ничтожества.

На неунывающего старика Лимонова.

И на вчерашнюю Терешкову, вдруг предложившую, прямо как ковбой в древнем вестерне предлагает замочить плохих парней, "не крутить и не мудрить", - ведь это же так прекрасно, так драгоценно, что эта же самая Терешкова - вот она на черно-белой фотографии с молодым еще смеющимся Брежневым, вот она в пожелтевшей газете принимает позавчерашнюю конституцию, и вчера - тоже она, это все равно что найти открытку от бабушки, когда уже ничего не ждал и просто открыл коробку на чердаке.

Я так смотрю на всю нашу нынешнюю Россию, которая, к счастью, все еще чем-то похожа на ту Россию.

Какую именно? А просто "ту", да и все.

Потому что настоящее ценно тем, что в нем все еще живо разное, но родное прошлое. А живо оно, потому что любимо.

И помните: если вы считаете, что вы уже выкинули, списали и отменили все прежнее, все устаревшее, не поместившееся на уезжающий в будущее самокат, - не спешите.

Там, в глубине, на свалке истории, кто-то не сдался.

ЕЩЕ КОЛОНКА АВТОРА

Перестройка отменяется. Жизнь продолжается

Настроение - почти что крымское шесть лет назад.

Сегодня у нас случилась большая - хотя и незаметная для народа, уверенного, что все так и должно быть, - победа (подробности)