Общество

«Мы оказались на пути Восточной эстакады». Калининградку с инвалидностью выселяют из квартиры вместе с семьей

На компенсационные выплаты семья не согласна, так как их не хватит даже на покупку однушки
Татьяна Святкина: "Дом крепкий, его не признали аварийным".

Татьяна Святкина: "Дом крепкий, его не признали аварийным".

Фото: Иван МАРКОВ

«Мы остались одни»

В течение последнего месяца на улице Гагарина, в районе перекрестка с улицей Орудийной, полным ходом шла рубка деревьев вдоль ручья. Причина – расширение улицы Гагарина и строительство второй очереди Восточной эстакады. На пути трассы, которую строители тянут со стороны Московского проспекта, оказались не только деревья, но и несколько жилых домов, которые власти решили в срочном порядке расселить. Предложенные компенсации устроили далеко не всех, поэтому жители направились в суды. После долгих тяжб практически всем выплатили деньги, которых на покупку новых квартир, конечно, не хватит. Отказалась получать мизерную компенсацию только одна семья Святкиных, проживающая в двух комнатах коммунальной квартиры дома №80. Причина – не только привязанность к дому, но и невозможность купить новое жилье на предложенную сумму.

- О возможной угрозе нашим домам (№78, 80 и 80А – Ред.) я узнала от соседки году в 2015-м, - рассказывает Татьяна Святкина. – Она по секрету мне сказала, что собирается продать эту квартиру, чтобы купить другую. Соседка сверху еще до всего этого пыталась продать свою квартиру, но никто не покупал у нее.

Новость о возможном сносе взбудоражила соседей, однако каждый стремился решить вопрос по-своему. По словам Татьяны Святкиной, ее соседка по коммуналке, Дина, некоторое время назад предложила ей выкупить две свои комнаты за 1,8 миллиона, чтобы ей было проще разговаривать с городскими властями.

- Конечно, денег таких у меня в наличии не могло быть, так как у меня вторая группа инвалидности, - продолжила Татьяна. – Потом сосед с верхнего этажа, Миша, сказал, что нашел покупателя на весь дом, но на этот раз Дина уперлась, мол, ей уже пообещали какую-то сумму, которая ее устраивает.

На сегодняшний день в доме остается четыре жильца: сама Татьяна, ее сын с женой и их маленький ребенок (муж Татьяны живет отдельно). Приватизированы же две комнаты коммуналки на троих: две части у родителей, и одна у сына. Соседи же свои квартирные вопросы уже решили : Дина - с родительской помощью, а соседи сверху с помощью городских властей.

На кухне у Татьяны случился приступ эпилепсии - она сожгла руку.

На кухне у Татьяны случился приступ эпилепсии - она сожгла руку.

Фото: Иван МАРКОВ

Оценщик решил, что дом изношен

Стать заложницей положения Татьяне и ее семье «помог» оценщик из компании «Декорум», которого, по ее словам, прислала администрация. Дело в том, что оценщик выявил 60% износа здания, из-за чего оставшимся жильцам была снижена сумма компенсации.

- Где эти 60%, я не поняла, - говорит Татьяна. – Конечно, в доме неплохо было бы сделать косметический ремонт, но он не признан аварийным. Если ранее мне, мужу и сыну, по оценке «Декорума», полагалась выплата по 820 тысяч рублей, то после повторной оценки сумма на каждого вышла по 477 тысяч рублей. Получается, что на четверых (если считать с ребенком) мы теперь никак не сможем купить квартиру, и выход остается только один – искать какую-нибудь развалюху за чертой города.

К слову, корреспондент «Комсомолки» во время экскурсии по дому не нашел ни единой трещины, и подвал также оказался абсолютно сухим, несмотря на дождливую погоду. Но оценщику все равно, что у жильцов могут быть какие-то личные обстоятельства – он только подсчитал квадратные метры.

Комната сына Татьяны.

Комната сына Татьяны.

Фото: Иван МАРКОВ

Опухоль и обожженная рука

Одно из "отягчающих" обстоятельств – инвалидность Татьяны Святкиной.

- Когда выяснилось, что в голове у меня опухоль, врачи сказали мужу, что жить мне осталось год-полтора, - рассказывает Татьяна. - К этому он оказался не готов. Тем более, у меня участились приступы эпилепсии. Позже, когда муж получил в наследство от своего отца дачный участок, он построил там дом и переехал туда.

Один из приступов у женщины случился на кухне, когда она была дома одна.

- Я упала на газовую плиту и сожгла кисть руки, - рассказывает она. - Врачи мне говорили: «Разрабатывай», но еще в ожоговом центре меня предупредили, что ничего сделать со своей рукой я уже не смогу, потому что вся ее мышечная ткань сгорела.

Также приступ у Татьяны случился на работе (она работала уборщицей в одном из супермаркетов на Гагарина). О нем женщина даже не знала, так как у нее случился провал в памяти. Но когда она пришла на работу, ее попросили написать заявление об увольнении.

А тут и с жильем проблемы подоспели... Примерно год назад Татьяна узнала, что Восточная эстакада неизбежно пройдет ровно через ее дом.

- Вариантов у меня уже никаких нет, - заключает Татьяна. – Я продолжаю судиться. Несколько судов уже прошло, но решения были не в мою пользу - сумма компенсации не увеличилась.

В четверг «Комсомолка» связалась по поводу дома №80 с мэрией Калининграда. В администрации сообщили, что муниципальная квартира в этом доме была только одна, и с ее жильцами вопрос решился полюбовно. Что касается Татьяны Святкиной и ее родственников, то их вопрос решается в Агентстве по имуществу Калининградской области. Оперативный комментарий агентства получить не удалось.