2019-01-02T13:04:19+03:00

Уроки жизни писателя Амоса Оза

После смерти органы классика литературы были отданы на трансплантацию
Поделиться:
Комментарии: comments7
Он писал то, что, казалось бы, неинтересно никому, кроме горстки людей " теме". Еврейские семьи, рассказы о жизни в кибуце. Но почему-то его книги становились бестселлерами во всем миреОн писал то, что, казалось бы, неинтересно никому, кроме горстки людей " теме". Еврейские семьи, рассказы о жизни в кибуце. Но почему-то его книги становились бестселлерами во всем миреФото: REUTERS
Изменить размер текста:

Уходящий год забрал многих писателей. 28 декабря не стало классика литературы, самого известного писателя Израиля Амоса Оза. Наверняка многие читали его роман «Мой Михаэль», написанный еще пятьдесят лет назад и вошедший в топ-сто лучших романов двадцатого века.

Вообще, и для самого Оза был удивительным его феномен. Он писал то, что, казалось бы, неинтересно никому, кроме горстки людей "в теме". Еврейские семьи, рассказы о жизни в кибуце. Но почему-то его книги становились бестселлерами во всем мире.

"А потом я понял, что чем более локальна литература, тем более она универсальна", - сказал Оз во время своего последнего визита в Россию.

Все последние годы Оз считался главным претендентом на «Нобелевку». Как это часто бывает, главной своей награды он не дождался, но пару месяцев назад его пригласили в Москву на вручение премии "Ясная Поляна".

Журналисты даже невесело шутили, мол, ну каково получать «Ясную поляну» вместо «Нобелевки»?

Но он отвечал серьезно: «Премия имени Толстого для меня - большая честь».

Понятно, что у него, писателя, переведенного на 50 языков, наград разного калибра было - пруд пруди. Понятно, что он мог вообще не приезжать. Все уже знали, что у Оза - рак в терминальной стадии. Откровенно говоря, далеко не каждый хорошо себя чувствующий писатель из-за рубежа прилетал за «Ясной поляной». А Оз - прилетел. «А как иначе? Ведь я почти родственник Толстого».

Он вспоминал, как его мать, уроженка Одессы, репатриированная в будущий Израиль в 1934 году, среди горстки вещей, уместившихся в чемодан, везла с собой книги Льва Толстого. Как жил среди толстовцев в Израиле, как видел везде и вокруг людей, пусть и называющих себя евреями, но словно сошедших со страниц русской классики…

Во время пресс-конференции кто-то задал вопрос о русском языке. И он ответил, что русский- родной ему язык.

Можно было бы, конечно, усомниться, и подумать, что писатель так сказал, чтобы сделать приятное гражданам страны, в которой сейчас находится... Можно было бы, если не знать, что Оз приехал попрощаться.

Нет, он не говорил по-русски. Принципиальные родители не дали мальчику возможности изучить другие языки, кроме иврита. (Они считали, что узнав европейский язык, Амос оставит свою страну ради Европы). Европейские языки он смог освоить уже в зрелом возрасте. Но русский он понимал "сердцем и душой". Ему рассказывали сказки на русском, ему пели русские колыбельные. Сейчас, уже после его смерти, этот его рассказ кажется символичным. Тот, кому с колыбели пели песни на русском, и на смертном одре приехал в нашу страну, чтобы проститься. Как лермонтовский Мцыри: «И близ меня перед концом родной опять раздастся звук!»

- Он держался молодцом, - вспоминает журналист Наталья Ломыкина. - и так трогательно говорил о своей жене, с которой прожил почти шестьдесят лет, что наворачивались слезы. Было понятно, что он до сих пор влюблен, как мальчишка.

В свой последний приезд, Амос давал много интервью. Во время разговора с Владимиром Познером писатель подробно рассказал о своем последнем романе «Иуда», вышедшем у нас в издательстве «Фантом-пресс». Этот последний его роман - был самым нетипичным и самым странным. Казалось бы, причем тут "Иуда" если всю жизнь Оз писал на тему семьи. Несчастливой семьи, если быть точным.

Однако Оз говорил, что интересовался темой с детства. Тема предательства мучила его всегда. Может быть, все началось тогда, когда мать Оза, которую он горячо любил, добровольно ушла из жизни в 38 лет, предав таким образом своего единственного сына.

Он нашел в себе силы простить и объяснить себе ее поступок. Также, как нашел возможность объяснить поступок Иуды: «Иуда был не предателем, он был фанатиком».

Понятно, что книга, оправдывающая самого презренного в истории персонажа, наделала много шума.

Но был и еще один момент. «Иуда» - в каком-то смысле, роман о самом себе. Не секрет, что Иудой и предателем на родине многие считают самого Оза. У себя в Израиле он был сторонником крайне непопулярной идеи разделения Иерусалима на палестинскую и израильскую части. Он призывал разделить Израиль, чтобы и палестинцы, и евреи, жили в государстве на правах соседей. "Сначала соседи, потом - добрые соседи, потом - партнеры, сидящие за одним столом за чашкой кофе. Арабского кофе, потому что он лучше Израильского".

На вопрос Познера, как он относится к тому, что его считают предателем, ответил спокойно: «Иногда «предатель» - это не предатель, а человек, у которого хватило смелости что-то поменять в глазах тех, кто ненавидит перемены».

В будущем году ему исполнилось бы восемьдесят. Он прожил долгую и красивую жизнь. Как написали в некрологах о нем, «он сам представлял Израиль с человеческим лицом и у него самого действительно было человеческое лицо». А его идея о необходимости делиться с людьми - нашла отражение не только в книгах, но и в поступках, как в жизни, так и после смерти. Роговицы глаз Амоса Оза были отданы на трансплантацию.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Евгения КОРОБКОВА

 
Читайте также