2018-01-20T07:01:59+03:00

Причина резни в пермской школе - возможно, все-таки наркотики

Такой осторожный вывод делают специалисты, с которыми беседовали наши корреспонденты [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments18
Изменить размер текста:

ПЕРВЫЙ УРОК ПОСЛЕ ЧП

– Как там наша Наталья Васильевна? А давайте ей сделаем что-то приятное, чтобы ее подбодрить, чтобы она быстрее выздоровела и к нам вернулась, – такими словами встретили ученики четвертого «Б» учительницу Светлану Холкину, которая пришла провести первый после той ужасной трагедии урок. Она заменяет свою коллегу и давнюю подругу Наталью Шагулину, вставшую на пути налетчиков — 17-летнего Льва Биджакова и 16-летнего Александра Буслидзе, и получившую 17 ножевых ранений.

Три дня школа №127 приходила в себя после кровавой резни, случившейся 15 января. Как рассказали в департаменте образования администрации Перми, в первые два дня помощь профессиональных психологов понадобилась 35 семьям, чьи дети учатся в этой школе. С четвертым «Б» работала отдельная бригада психологов, ими руководили специалисты по кризисным ситуациям из МЧС РФ (они специально прилетели в Пермь из Москвы).

Директор школы № 127 Татьяна Цейтлина (справа) и учительница Светлана Холкина вспоминают тот трагический день Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Директор школы № 127 Татьяна Цейтлина (справа) и учительница Светлана Холкина вспоминают тот трагический деньФото: Николай ВАРСЕГОВ

– Помощь специалистов понадобилась не только детям и их родителям, но и педагогам, – добавила заместитель начальника департамента Валентина Маковеева.

За три дня к психологу обратился каждый второй сотрудник школы. Учителям нужно было не только выговориться, но и найти для себя ответ на вопрос, с чем и как им теперь идти к детям. Страшные картины до сих пор стоят у многих перед глазами.

ПРЯТАЛА ДЕТЕЙ ПОД ПАРТЫ И ПРИНЯЛА УДАР НА СЕБЯ

– Я услышала крик «Там режут, там кровь!» и сразу же стала звонить в скорую, в полицию, – вспоминает то утро директор школы №127 Татьяна Ильинична Цейтлина. – В коридоре возле канцелярии я увидела Наталью Васильевну Шагулину. Она была вся в крови, держалась руками за шею, а из шеи шла кровь. Она потеряла очень много крови, ее увели в кабинет врача, усадили на стул, я пыталась ее расспросить, но силы ее покидали, и она уже не могла говорить, лицо становилось все бледнее и бледнее.

Позднее, когда учительницу четвертого «Б» увезли на скорой, а преступников схватили бойцы Росгвардии, Татьяна Ильинична по рассказам учеников и их родителей восстановила картину всего произошедшего и поняла, что Наталья Васильевна – настоящий герой.

Трагедия случилась за дверью этого школьного кабинета Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Трагедия случилась за дверью этого школьного кабинетаФото: Николай ВАРСЕГОВ

- Когда в кабинет ворвались подростки, главный удар пришелся на нее, – рассказывает директор школы. – Наталья Васильевна вела себя героически, она как могла, спасала детей: подталкивала их к выходу, кого-то пыталась укрыть под партой, спрятать от ножа. Только когда все дети убежали из класса, Наталья Васильевна вся в крови вышла из кабинета. Я думаю, что если бы она повела себя как-то по-другому, предположим, испугалась и убежала бы, то пострадавших детей могло быть гораздо больше.

Почему взбесившиеся подростки вошли именно в кабинет четвертого «Б»? Мог ли Лев Биджаков или Александр Буслидзе таить злобу на учительницу из-за каких-нибудь давних конфликтов?

– Наталья Васильевна никогда не учила Леву и они не пересекались, – уверяет директор школы. Да и сами подростки на допросах говорят, что не выбирали кабинет специально, а зашли в первый попавшийся.

Больница, в которой лежат налетчики и их жертвы Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Больница, в которой лежат налетчики и их жертвыФото: Николай ВАРСЕГОВ

ПАЛАТА СТРОГОГО РЕЖИМА

Главным из двух налетчиков на пермскую школу пока считается Лев Биджаков. Он еще в 5-м классе, как мы уже писали, жестоко избил троих сверстников, включая девочку. Да и до этого примерным поведением, мягко говоря, не отличался.

В больнице Лев и Александр Буслидзе лежат в отдельных смежных палатах. Их охраняют семеро полицейских. Из неофициальной беседы с медперсоналом известно, что даже в туалет того и другого выводят прикованными наручниками рука об руку с полицейским. Между наручниками длинная цепочка. На процедуры возят прикованными к коляскам.

У Льва блуждающая улыбка и отрешенный взгляд. У Александра лицо более осмысленное. Так же нам рассказали, что у Льва якобы сильная наркотическая ломка, из которой его выводят. Является ли Александр наркоманом, про то младшему медицинскому персоналу точно пока не ведомо.

Вчера здесь был прокурор, сказал, что налетчикам могут дать лет по 5, а максимум 7, потому как несовершеннолетние и никого не убили.

На данный момент врачи пермской больницы отказываются комментировать состояние пострадавших.

«КОГДА ЛЕВ ПОЛУЧИЛ АТТЕСТАТ, ПЕДАГОГИ БУКВАЛЬНО ВЫДОХНУЛИ»

Лев Биджаков только минувшим летом закончил девятый класс. Когда он получил аттестат и поступил в техникум, педагоги буквально выдохнули.

– Когда у Льва стали проявляться агрессивные выпады в адрес одноклассников, мы проводили психологический консилиум и беседы с родителями, – вспоминает директор школы. – Папа Льва принял решение перевести его на индивидуальное обучение. Мы так и сделали. Результаты в учебе стали гораздо лучше. (Папа у Левы - известный в городе предприниматель. Мама домработница. Семья далеко не бедная, проживает в элитном доме. Да еще и педагоги с тобой индивидуально занимаются. Не жизнь, а сказка! Только с невеселым финалом — Авт.).

- Через пару лет папа предложил попробовать возобновить занятия в классе, вместе со всеми, и мы согласились, - продолжает директор. - Лев учился вместе с классом до тех пор, пока родители снова не передумали. Так повторялось несколько раз. Несколько последних классов родители ежегодно приносили справку и писали заявление, чтобы он занимался индивидуально. Но Лева не был изгоем, он мог посещать некоторые уроки вместе с одноклассниками, приходил на классные часы и участвовал в общих мероприятиях.

Льва охраняют так, что даже толком не сфотографировать Фото: Анна ГЛАДКИХ

Льва охраняют так, что даже толком не сфотографироватьФото: Анна ГЛАДКИХ

Второй участник кровавой резни – Александ Буслидзе, на первый взгляд – полная противоположность агрессивному Льву Биджакову.

– Симпатичный парень, вежливый, достаточно исполнительный ученик, – говорит Татьяна Ильинична. – Конечно, нельзя сказать, что он весельчак, душа компании отличник и все прочее. Скорее он просто обычный ученик с неплохими способностями, учительница биологии его не раз хвалила. После того, что они устроили начали говорить про него, что он был победителем олимпиад, но этого не было.

Что могло стать основой дружбы таких казалось бы разных парней, педагоги не понимают.

ЧТО НА НИХ НАШЛО?

Самое загадочное в этой истории - не только мотив преступления, но и идиотизм задуманного. Налетчики сначала намеревались зарезать учительницу, затем малышей, после поджечь школу, а напоследок убить друг друга. Что на них нашло? С этим вопросом мы и обратились к пермским специалистам в области детской психиатрии.

Доктора охотно пошли с нами на контакт. Но мы решили их фамилии не раскрывать. Дело в том, что сейчас в Перми руководство области и города стараются изо всех сил не допускать прессу до этой истории. Поэтому есть тревога, что наших собеседников психиатров могут наказать за разговоры без разрешения.

- Нынешние дети стали более жестокими, агрессивными, - говорят доктора, - а чувство сострадания притупилось по сравнению с предыдущими поколениями. Они совершают пагубные поступки, которые не могут оценить критически.

- Это может быть воздействие ТВ, интернета?

- Да, в том числе. Подростки всегда подражали сильным. Раньше среди кумиров было много положительных киногероев. Теперь же сильные герои на телевидении и в интернете - чаще убийцы.

- То есть, ребенок может вырасти садистом под воздействием соцсетей?

- Нет. Садизм это все же предрасположенность личностная и плюс неправильное воспитание. Если есть родственники с патологией и в семье присутствует насилие, то риск превращения ребенка в садиста велик.

Учительница Наталья Васильевна пока что в реанимации Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Учительница Наталья Васильевна пока что в реанимацииФото: Николай ВАРСЕГОВ

- Нас волнует загадка недавней трагедии. Известно, что один из налетчиков Саша был мальчиком положительным, не вызывал никакой опаски. К психиатрам, как его подельник, не попадал. Как мог такой паренек решиться на убийство и даже на самоубийство?

- Когда двое идут на одно преступление, там один ведущий, другой ведомый. Постепенно ведущий все более подчиняет ведомого. Если к сему добавить наркотики, то процесс ускоряется. Под воздействием наркотиков происходит изменение сознания, когда, как говорят в народе, отказывают тормоза. Предположим, что в наркотическом состоянии они просматривают сцены насилия. Испытывают неистовое блаженство. После им хочется и того, и другого все больше и больше. И механизм защиты уже не работает. Жизнь собственная уже не имеет ценности. Но это всего лишь предположение по данному случаю. Однако рисуется такая картина, потому что подростков ничто не остановило. И как это объяснить, если не изменением сознания?

- В Перми велика детская наркомания?

- К сожалению, да. В последние времена немало поступает в больницы школьников с этой бедой. Особо распространен в школах насвай, от которого идет путь ко все более тяжелым наркотикам. В клиники поступают в основном дети, с которыми родители не могут решить их личностные проблемы. Когда от ребенка идут протесты «я не могу, не хочу с вами жить от того, что вы меня сильно опекаете, что вы мне не доверяете». Поступают дети даже с очень высоким интеллектом, но с невротическими расстройствами с тревогами, страхами.

Бывают с угрозами «не купите мне айфон, дом подожгу!».

- Но ведь далеко не все наркоманы идут на кровавые злодеяния.

- Сейчас такое множество наркотических препаратов, начиная от насвая и продолжая все новыми, от которых сразу же начинается зависимость. Какие из них и в какую сторону меняют сознание, еще далеко не изучено.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Эхо нападения в Перми: Охранники и бэтээры на входе не спасут от школьных трагедий

Александр МИЛКУС

Поможет ли усиление охраны избежать трагедий вроде той, что случилась в Перми? Ответ на этот вопрос прост, как кухонный нож – нет.

Ни высокие заборы по периметру, ни плечистые мужики у главного входа, ни даже БТР с полным боекомплектом у калитки от трагедии не спасут. Это доказывает американский опыт, где на входе во многие школы стоят рамки металлодетекторов, но расстрелы перекочевывают на улицы и лужайки неподалеку от образовательных учреждений. Это доказывает и наш уже накопленный печальный опыт. (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Нападение на школу в Перми»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также