В мире

Зам. главного редактора журнала «ВВП» Саид Гафуров: «От войны в Сирии Запад удерживают лишь проблемы с бюджетом!»

Известный экономист-востоковед Саид Гафуров в эфире телеканала «Комсомольская правда»

Известный экономист-востоковед Саид Гафуров в эфире телеканала «Комсомольская правда» рассказал, зачем США и Европа так вцепились в Сирию, пытаясь свергнуть там власть

Асад не хочет крови

- Боевые отряды оппозиции в Сирии, воюющие с президентом Асадом, уже призывают ООН и НАТО ввести над страной бесполетную зону, чтобы легче было бомбить... Из Европы высылаются послы Сирии, из Дамаска в ответ - дипмиссии США, Британии, Франции, Швейцарии, Испании, Италии... Большая война на Ближнем Востоке уже кажется неизбежной. Вопрос - когда?

- Аналогия - это не доказательство. Здесь нужно заметить, что у сирийцев в национальном характере есть одна очень интересная черта - они умеют проигрывать в том смысле, что они умеют держать удар. Все их соперники это очень хорошо понимают. Каждый из противников Сирии надеется, что основную тяжесть войны понесет кто-то из его союзников, а не он сам. Сирийская армия сильна, она отмобилизована, у нее очень большие резервы. На основной своей территории, если исключать относительно дикие, мало обжитые регионы, сирийские власти совершенно контролируют ситуацию. Во время выборов 7 мая я поехал в Сувейду, это маленькая провинция, компактная, 30 километров от Деры - одного из главных центров боев. Мы сели в машину и спокойно эти 100 километров проехали. Три блокпоста на всей дороге, солдатики бдительные, доброжелательные.

- Не кажется, что это несколько легкомысленно? Если мы возьмем события в Хуле, по некоторым данным, до 700 боевиков туда вошли - где была армия, где были пограничники, о каком контроле идет речь?

- Армия по плану Аннана не принимает участия в боевых действиях, она в казармах. Сирийская армия - это 18-летние мальчишки, срочники. Политуправление сирийской армии все время занимается одним и тем же - оно каждый день проводит политзанятия, требуя строжайшего соблюдения законов войны, - пленных брать, Женевская конвенция, пытки не применять. Это вдалбливают в 18-летнего мальчишку. Офицеры тоже молоденькие - 25-летние. Тем не менее армия взбешена. Очень громко звучат голоса сторонников силового решения. Они уже открыто говорят: хватит президенту либеральничать! Мы решим в военном отношении ситуацию в 24 часа. Мне это сразу напомнило нашего Павла Грачева и его заявление - «взять Грозный одним парашютно-десантным полком». Но сирийское правительство не хочет большой крови любой ценой.

- К сожалению, мы несколько раз на Ближнем Востоке слышали такие заявления: «армия отмобилизована, боеготовна», «предана главе государства, как никогда», а в итоге… Итоги мы видели в Ираке, в Ливии…

Война в долг

- Нам кажется, что власти Сирии заняли довольно беззубую позицию. Особенно на фоне бойни в Хуле, которую уже сравнили с резней в Рачаке - югославском селе, с которого началась военная операция НАТО на Балканах. А война в Сирии вообще Западу нужна?

- Мы не знаем, есть ли в Сирии огромные запасы нефти, как это утверждают сирийцы. Но мы совершенно точно знаем, что огромные инвестиции в геологоразведку вбросили им компании «Тоталь», «Бритиш Петролеум», «Шелл», американцы... Для американцев, кстати, нет большей радости, если основную тяжесть военной операции возьмут на себя европейские союзники. У США большие проблемы с бюджетом, а у НАТО объединенный бюджет. Не надо забывать и о том, что Европа в 2011 году приняла пакет документов, который называется «Третий энергопакет». Он предусматривает диверсификацию поставщиков газа. В этом пакете речи о диверсификации труб не идет. Речь идет о диверсификации поставщиков. Мы построили «Северный поток», построим «Южный поток», у нас есть поток через Украину, через Беларусь. Мы теоретически можем через Норвегию гнать углеводороды. А Сирия является естественным наикратчайшим, а на самом деле единственным путем поставки иракского газа. У нас ведь есть проекты, которые давно обсуждаются: построить трубы - для нефти и газа - из Северного Ирана, через иракский Мосул, Курдистан в сирийский порт Банияс. Но Запад не устраивает участие России. Да и некоторым странам Персидского залива очень не хочется, чтобы «Газстройэкспорт» построил такую трубу. Единственное, что сейчас сдерживает Запад от удара по Сирии, это их бюджетные проблемы. Но если некоторые ближневосточные монархии пообещают купить государственный долг европейских стран - членов НАТО на пару лет вперед, проблема будет решена.

Если бы президент Асад не имел сторонников, события в Сирии давно бы пошли по египетскому, тунисскому или ливийскому сценарию. Но Запад не хочет масштабного конфликта - нет средств.

Если бы президент Асад не имел сторонников, события в Сирии давно бы пошли по египетскому, тунисскому или ливийскому сценарию. Но Запад не хочет масштабного конфликта - нет средств.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем:

«Это наша последняя опорная точка на Ближнем Востоке»

- Прежде всего в Сирии столкнулись две геополитические стратегии - американская, суть которой разворошить весь север Африки и создать дугу нестабильности от Балкан, через Марокко и вплоть до Пакистана. Сирия и Иран сегодня - большие пробки, кость в горле США, потому что не дают связать нестабильный север Африки с Афганистаном и далее - до подбрюшья России - Центральной Азии. Россия же желает стабильности в этом регионе. И Россия хочет иметь свои опорные точки на Ближнем Востоке. Потому что этот регион непосредственно примыкает и к нашим границам. Удары по Ирану, а война в Сирии - это главный шаг к тому, чтобы разорвать Иран, создадут для нас некий геополитический пожар.

Саид Гафуров уверен, что сирийская армия справится с мятежниками, но у нее нет приказа.

Саид Гафуров уверен, что сирийская армия справится с мятежниками, но у нее нет приказа.

Нас затыкают на Северном Кавказе и дальше, через проамериканские режимы, через их союзничество с радикальным исламом, отодвигают наши интересы - экономические, политические, геополитические и, конечно, военные. Мы уже теряем свое влияние в этом регионе вместе с «арабскими революциями». А значит, несем ущерб. И можем потерять там все, если сдадим еще и Сирию. Это уже угроза нашей безопасности. Комплексной безопасности, геополитической. Осознав это, Россия пытается противостоять, робко пока, сдержанно, где-то в союзе с Китаем, где-то самостоятельно не допустить уничтожения нашей последней опорной точки на большом Ближнем Востоке.