Общество

«В садике узнала, что я приемная»: брошенная в роддоме ростовчанка ищет настоящих родителей

Около 12 лет Надежда Аксенова выясняет обстоятельства своего рождения
На фото справа — Надежда и ее приемные родители. Фото героя публикации.

На фото справа — Надежда и ее приемные родители. Фото героя публикации.

«Помогите найти маму!» - такой клич о помощи появился в одной из ростовских соцсетей. Как оказалось, много лет 35-летняя женщина мечтает встретиться с той, которая оставила ее в роддоме — прямо в больничной палате. Сейчас Надежда Аксенова уже сама мама троих детей, но произошедшая десятки лет назад история все эти годы не дает ей покоя.

«ДА ТЫ ВООБЩЕ НЕ РОДНАЯ!»

История Надежды больше напоминает сериал, но недаром говорят — жизнь, порой, лучший драматург. В свидетельстве о рождении дата 25 июня 1985 года, место появления на свет —поселок Тарасовский Ростовской области. За этими скупыми цифрами и географией скрывается целая драма.

До семи лет девочка даже не догадывалась о том, что она не родная своим родителям. Первая беда постучалась в дом Аксеновых, когда маленькой Наде было всего два года: умер ее папа, который разбился на тракторе. Вторая — когда за ней в детский садик пришла тетя ее мамы.

До семи лет девочка даже не догадывалась о том, что она не родная своим родителям. Фото героя публикации.

До семи лет девочка даже не догадывалась о том, что она не родная своим родителям. Фото героя публикации.

— Кажется, она была пьяна, — рассказала корреспонденту «Комсомольской правды-Ростов» Надежда, — а потому слова не выбирала, так и сказала: «Да ты вообще не родная, приемная!». Почему-то я сразу поняла, что это не злая шутка сгоряча. Пришла домой и разрыдалась.

УШЛА В ЧЕМ БЫЛА

Женщина вспоминает: родительница сначала все отрицала, но позже рассказала всю историю. Как оказалось, приемная мама и родная по крови лежали не просто в одном роддоме, а в одной палате. Когда на следующий день медики зашли к роженицам, одной из них на месте не было. Сотрудники начали опрашивать других пациенток, осматривать окрестности больницы. Вот только новоиспеченной матери и след простыл. «Кукушка» просто сбежала ночью: ушла в чем была — в халате и тапочках.

А вот ее соседке в тот момент было не до кого: она потеряла ребенка. И тогда медики решились помощь обеим: у женщины оставалось много молока, поэтому ей стали приносить брошенную девочку.

В итоге за несколько дней кормилица так «прикипела» к чужому ребенку, что уже не могла расстаться с крохой. Вместе с мужем они удочерили маленькую Надю и увезли в родную слободу Большинка возле Тарасовского.

Женщина услышала много версий о том, кто был ее родной мамой. Фото героя публикации.

Женщина услышала много версий о том, кто был ее родной мамой. Фото героя публикации.

РОДИТЕЛИ МОЛГЛИ ЖИТЬ ПО СОСЕДСТВУ

Надежда говорит, что признание приемной матери не изменило отношений между ними. Долгие годы они жили как обычная семья, больше не возвращаясь к теме удочерения. Когда девочка выросла, поняла: кровные мама и папа все это время могли жить почти по соседству в Тарасовском. К тому моменту она уже вышла замуж, переехала в Краснодарский край. Девушка все-таки решила вернуться и отыскать родственников.

К слову, кроме документов об усыновлении у Надежды была еще одна не менее ценная вещь — вырезка из газеты. На пожелтевшей фотографии — медсестра держит маленькую Надю на руках. В далекие восьмидесятые история про брошенного младенца попала на страницу местной прессы.

С этими нехитрыми доказательствами Надежда и начала искать свидетелей.

МАМЕ БЫЛО ВСЕГО ЧЕТЫРНАДЦАТЬ?

Правда, куда бы не обращалась женщина, везде натыкалась на безразличие и непонимание. В 2008 году она приехала в поселок Тарасовский и начала расспрашивать местных жителей. Женщина знала только имя возможной мамы — Голубева Ольга Петровна. Но и то, где гарантия, что она назвала в роддоме настоящее имя.

Надежда пыталась запросить архив роддома. Но его так и не показали, а тех самых медиков ей найти не удалось. Многие жители помнили историю о брошенной в роддоме малышке. У местных были свои версии произошедшего.

— Кто-то из местных рассказал, что знал девочку по имени Оля Голубева, — озвучивает одну из таких Надежда, — она забеременела, когда ей было всего-то лет 14 — 15. Якобы живот у малолетки рассмотрели, вот только ребенка потом никто не видел. По слухам, мать заставила ее оставить младенца в роддоме. Правда, жизнь у той самой Оли не сложилась: она попала в плохую компанию, начала много пить и рано скончалась. Правда это или нет, я не знаю.

«ЧТОБЫ ПОНЯТЬ СЕБЯ, НУЖНО ЗНАТЬ СВОИ КОРНИ»

Надежда так и уехала домой ни с чем. Однако желание найти родных не пропало, время от времени она бросала клич о поиске в соцсетях. Через восемь лет ей написала женщина из Москвы.

— Мы списались, потом созвонились, — продолжает Надежда, — эта женщина говорила, что действительно знает мою семью, живет недалеко от них. Даже предлагала приехать и остановиться у нее, обещала отвести к родными. Но я постоянно откладывала поездку — стеснялась и не решалась, к тому же хлопот хватало — у меня тогда уже было двое детей.

Надежда не теряет надежды найти близких. Фото героя публикации.

Надежда не теряет надежды найти близких. Фото героя публикации.

Позже Надежда потеряла контакты с той собеседницей. У нее не сохранились ни переписка, ни просто номер. По ее словам, телефон сломался, а страницу в соцсетях заблокировали. Так провалилась еще одна попытка найти родных.

Сейчас Надя все еще живет в Краснодарском крае с мужем и тремя детьми. Несмотря на большую семью, она все равно чувствует себя одинокой.

— В 2008 году у меня умерла приемная мама. После этого я осталась совсем одна, у меня нет близких родственников. Мне захотелось найти хоть кого-то из близких и родных. Наконец, выяснить что-то своей семье. С годами становится ясно: чтобы понять себя, нужно знать свои корни и родословную. Поэтому я не теряю надежды

ВАЖНО!

Контакты Надежды Аксеновой есть в редакции. Пишите на номер 8-909-409-00-00 или звоните 333-24-22