Политика

«Мужики! Какая блоха вас укусила! Хотите в 90-е вернуться»: как рабочих «Беларуськалия» уговаривали не начинать забастовку

И не уговорили. Журналист "КП" Владимир Ворсобин побывал на одном из крупнейших предприятий Белоруссии
Рабочие готовились к забастовке с белорусской основательностью

Рабочие готовились к забастовке с белорусской основательностью

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО МЫ ПОПАЛИ В 1994 ГОД»

Забастовка шахтеров по-белорусски – это когда ты приезжаешь в Солигорск, и подозреваешь, что ты ошибся городом.

Ни чумазых рабочих, стучащих касками по мостовой, ни перекрытия дорог, у проходных – тишина...

И только в главном офисе Солигорского «Беларуськалия» (промышленный гигант, один из крупнейших в мире производителей и экспортеров удобрений!) - на лицах менеджеров ужас.

- Как мне рабочих убедить?! Как?! – кричал кому-то в трубку начальник управления автоматизации Олег Чечуха. - Они говорят только о политике, черти! Я им – о зарплатах, о том, что они гробят предприятие, а они... (огорченно машет рукой) Я им – если объявите забастовку, автоматически прекращаются трудовые договоры. Новые придется заключать на других условиях, подумайте об этом. В ответ – опять «окаянный Лукашенко» и «зверства ОМОНа». Я им – как мы можем выполнить ваши требования? Как?! Причем тут предприятие?! Впечатление, что мы попали в 1994 год.»

К вечеру встали 5 шахт из 6

К вечеру встали 5 шахт из 6

Фото: Павел МАРТИНЧИК

ВСЕ Ж РУХНЕТ! ВЫ С УМА СОШЛИ?!»

Начальник обогатительного комбината стоял на парковке и жаловался простым шоферам на чудовищную несправедливость.

Те смотрели косо. Но внимали.

- Мужики, - говорил начальник. - Что происходит?! Какая блоха нас укусила? Я то своих еще держу, хотя и у меня уже завелись революционеры. Вот заведется такая сволочь в коллективе, и все! Мои бастовать пока не хотят, но три-четыре человека пришли в рабочей форме, к работе не приступают, гуляют, агитируют остальных. На моем комбинате таких человек 20 кричат, шумят, раскачивают – и срабатывает стадный инстинкт. Моя знакомая пишет мне: «Я против забастовки, но как это сказать?» «Пиши в заводской блог, – отвечаю. - Напиши хоть ты им. Там же, в блоге, ад! И призывы к стачке! Вы хотите в 90-е вернуться?!»

- Действительно. Тогда я 30 долларов получал, - задумался водитель. – Не хотелось бы.

- Да мы барахло польское возили, хоть как-то выжить! – волновался начальник. - Все ж рухнет! Вы с ума сошли!..

Так как технологический процесс нельзя остановить сразу, «консервацию» оборудования начали с утра

Так как технологический процесс нельзя остановить сразу, «консервацию» оборудования начали с утра

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«КАКУЮ ИГРУ ТУТ МОСКВА ВЕДЕТ?»

Появление московского журналиста здесь вызвало нервный смех.

- Россия? Ну-ну, - почему-то заулыбались менеджеры.

А гендиректор «Беларуськалия» Иван Иваныч Головатый как-то странно посмотрел на меня и отказался от комментариев.

- Кто знает, какую игру тут Москва ведет, - вдруг загадочно сказал мне Чечуха.

- ?

- Ваш «Уралкалий» (российский конкурент «Беларуськалия») только что отменил плановую остановку на ремонт! Пользуясь нашими проблемами, русские нарастят производство и будут выжимать нас с рынка... Вы же из Москвы, думайте.

Я подумал. Вспомнил, акционера «Уралкалия» Дмитрия Мазепина, раскритиковавшего Лукашенко и даже предложившего белорусам создать «комитет национального спасения».

Еще одним предприятием, которое объявило о забастовке, стало одно из крупнейших предприятий Белоруссии – «Беларуськалий»

Еще одним предприятием, которое объявило о забастовке, стало одно из крупнейших предприятий Белоруссии – «Беларуськалий»

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Неужели война конкурентов, думал я, может зайти так далеко? Да, ладно.

- Но что рабочие требуют от вас? - спрашиваю я у руководства «Беларуськалия».

- Из того, что мы можем выполнить – лишь один пункт, - вздыхает менеджер. - Не подвергать наказаниям рабочих за их протест. Все остальные пункты у них фантастические – отставки, освобождения, наказания, тюрьмы.

«ДУМАЕТЕ, ЗА ДЕНЬГИ МОЖНО ВСЕ?»

Меж тем рабочие готовились к забастовке с белорусской основательностью.

Так как технологический процесс нельзя остановить сразу, «консервацию» оборудования начали с утра. К вечеру встали 5 шахт из 6... Выдача руды прекратилась И потянулись к участкам рабочие подписывать петиции, требования, по дороге ругая руководство.

- Мы же хотим остановить производство, не повреждая оборудования, а руководство тянет время, – жалуются они. - А какой смысл? 90 процентов все равно будут бастовать...

- Слушайте, мужики, - заговорил я сам для себя неожиданным тоном прораба. - Как вы потом жить будете? Неужели протест, эмоция стоит всей экономики? Обанкротите предприятие. По миру пойдете!

Один рабочий после таких возмутительных для этих мест слов, презрительно развернулся и ушел.

Второй подумал-подумал и спросил:

- Вы о деньгах, что ль?

- Конечно.

- А-а-а! – кивает. - Мне по... (очень все равно, - авт.). Или вы думаете, что за деньги с людьми можно делать, что угодно?.. Бить, унижать? Я Лукашенко не прощу! Да я...

И понеслось...

Забастовка на предприятии «Беларуськалий»

Забастовка на предприятии «Беларуськалий»

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«ИЛИ МЫ ЕГО, ИЛИ ОН НАС»

Третий оказался, к счастью, тихим.

- У каждого шахтера есть запасы долларов, – объяснил он. - Накопили с пятитысячных зарплат (около 160 тысяч российских рублей, а средняя зарплата на предприятии - около 50 тысяч рублей). Да и потом. Если бы мы так уж хотели зарабатывать, то мы б уехали на шахты в Россию или Германию. Мы любим свою страну... Потерпим. Да и потом - на огородах как раз урожай собрали. Перебьемся.

А четвертый заметил с хитрецой.

- Давай рассуждать логически, - предложил он. – Ты говоришь: деньги, завод, будет как на Украине... А какой у нас выход? Лукашенко никого не простит. Если мы его оставим, он нас за митинги, за посты в интернете, за забастовки эти, как все успокоится, в порошок сотрет. И народ расценивает ситуацию шкурно – или мы его или он нас. А ты: деньги, деньги...

«СПАСТИ ОТ СОБСТВЕННЫХ РАБОЧИХ»

В этот момент я загорал у Правления завода под жарким солигорским солнцем. Сюда должна была приехать на встречу с директором Головатовым делегация рабочих для переговоров.

Головатый ждал у дороги. И выглядел взволнованным.

Это солегорская картинка мне показалась восхитительной. Ну как же. Гендиректор покорно ждет Его Величество Рабочий Класс – в чем прелесть всех бархатных революций. В этом иллюзорном мире сметаются касты, сословия и даже кажется, что вот-вот случится Справедливость. Но...

Ровно в назначенное время прикатило что-то черное и шикарное, откуда вместо рабочих вышел премьер-министр Белоруссии Роман Головченко.

И они с директором (почему-то весело, с улыбками) пошли держать совет – как спасти «Беларуськалий» от его собственных рабочих. Как уговорить белорусов смириться с тем, что у них есть.

ПО ТЕМЕ

Забастовка на предприятии «Беларуськалий»: Не работают пять из шести шахт

Журналисты "КП" Владимир Ворсобин и Андрей Левковский передают с места событий (подробнее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Лукашенко прилетел к рабочим. И услышал: «Уходи!»

Президент Белоруссии попытался успокоить пролетариат, который грозит бастовать. Но в ответ получил свист. Спецкор "КП" Александр Коц передает с места событий (подробнее)